Газета выходит с октября 1917 года Tuesday 20 октября 2020

«Принцессы» умеют плавать лучше «Конкордии»

Пассажирам паромов, курсирующих по Финскому заливу, безопасность обеспечена

Из иллюминаторов конференц-зала парома «Принцесса Мария», уходившего в Хельсинки с группой журналистов на борту, хорошо виден порт «Морской фасад». Это обстоятельство наложило особый отпечаток на встречу журналистов с руководителем судоходной компании «ST.PETER LINE» Игорем Глуховым.

Маленький буксир обеспечивает огромному парому выход в Финский залив..

 


Фасад узковат
Вопрос «Доколе паромы будут ходить со старого Морского вокзала?» давно будоражит общественность. И чаще всего его задает руководство компании, которой эти паромы принадлежат. Игорь Глухов еще раз озвучил корпоративную точку зрения фирмы: пора провести открытый конкурс на управление пассажирской инфраструктурой порта «Морской фасад». По мнению руководства «ST.PETER LINE», в настоящий момент руководство «Морским фасадом» осуществляется неэффективно, что наносит экономический ущерб городу.

 

Изменение статуса порта из пассажирского в грузопассажирский, за которое ратует паромная компания, позволит привлечь на его причалы количество паромных операторов, достаточное для загрузки комплекса в течение всего года, а не по четыре месяца в году, как это происходит сегодня.

Игорь Глухов в очередной раз не согласился с тем, что увеличение транспортного потока в случае изменения профиля порта создаст угрозу экологической безопасности Васильевского острова. Глухов подчеркнул, что автопоезда, перевозимые паромами, отвечают европейским требованиям экологической безопасности (стандарты «Евро-3», «Евро-4») и по техническим параметрам не отличаются от автобусов, услугами которых пользуются жители Васильевского острова.


Почему не надо искать жилеты
Но все-таки главной темой, привлекшей журналистов на борт «Принцессы Марии», был призрак злосчастной «Коста Конкордии». С момента, когда судно отчалило от стенки Морского вокзала, разговор постоянно возвращался к теме безопасности на воде.

Все члены экипажа, с которыми удалось пообщаться, были единодушны в одном: неэтично и непрофессионально высказывать какую-либо точку зрения на причину гибели «Коста Конкордии», не обладая полной информацией о том, что происходило на борту. Что касается «Принцессы Анастасии» и «Принцессы Марии», тут сделано все, чтобы такая ситуация не возникла. Подтверждением чему стали результаты недавних проверок, которые признали, что оба парома полностью соответствуют требованиям международных конвенций в части безопасности мореплавания. Кроме того, состояние всех систем паромов проверяется по регламенту регулярно, раз в месяц.

Посторонних на капитанский мостик «Принцесс» пускают только в исключительных случаях, каким и было присутствие прессы на борту. Отбытие из Петербурга мы наблюдали из напичканной электроникой рубки. Руководили процессом настоящий морской волк капитан Рудольф Таттер и один из вахтенных помощников. Вокруг парома, разгоняя колотый лед, крутился маленький юркий буксирчик. Паром имеет ледовый класс и может самостоятельно передвигаться во льдах. Но зимой, как объяснил журналистам интендант парома Эквард Нурмэ, когда акватория забита льдом, помощь буксира необходима для скорейшего выхода из порта.

Среди многочисленных обязанностей господина Нурмэ есть одна, выполнить которую в реальности ему ни разу не пришлось. Это руководство эвакуационным центром, который начинает работать в случае объявления тревоги. Господин Эквард подробно описал, что делает команда в случае тревоги и необходимой эвакуации пассажиров. В первую очередь нужно собрать всех пассажиров на верхней палубе, а это не так просто. Рассказывают, что в критических ситуациях пассажиры прячутся под кроватями и в шкафах, поэтому необходимо проверить все каюты начиная с нижних палуб. В условиях блэкаута включаются специальные лампы, которые питаются от аккумуляторов. Эти действия команда отрабатывает каждую неделю на учебных тревогах, причем бывают среди них и ночные.

Был получен ответ и на вопрос, почему в каютах нет спасательных жилетов. Если в случае тревоги каждый пассажир побежит к себе в каюту, наступит хаос. Поэтому жилеты выдают на верхней палубе, перед тем как рассадить пассажиров на спасательные плоты и лодки. И жилетов (на взрослых и детей, учитывая членов экипажа), и плавсредств на паромах хватит на всех. Однако, как подчеркнул интендант, никто и никогда не станет утверждать, что ситуация, произошедшая на «Конкордии», не может повториться где-то еще, потому что существует еще пресловутый человеческий фактор. Но и этот вопрос здесь решают, принимая на работу высокопрофессиональные кадры. Кстати, экипажи на паромах интернациональные: из Петербурга, Эстонии, Литвы, Латвии.

Капитан Рудольф Таттер терпеливо объяснял журналистам тонкости вопросов безопасности..



Пьяных дебоширов ждут наручники

Помимо безопасности судовождения на паромах приходится обеспечивать внутреннюю безопасность пассажиров. Как рассказал помощник капитана по безопасности Алексей Абраменков, связана она в основном с двумя факторами. Первый — это упорное желание граждан выпить горячего чаю перед сном. С этой целью многие берут в путешествие кипятильники, а потом забывают их вытащить из розетки перед сном или выходом из каюты. Чтобы избежать пожароопасных ситуаций, кипятильники из багажа беспощадно изымаются еще на входе на паром. За курение в каюте грозит существенный штраф в 100 евро. А вот граждан, которые позволяют себе неумеренные алкогольные возлияния, да еще в неположенных местах, ждут наручники и эвакуация в изолятор. Случается это редко, но и такие меры предусмотрены.
Но по большому счету серьезных нарушений безопасности ни на одной из «Принцесс» не было: никто не прыгал за борт, не приходилось поднимать тонущего, пираты на паромы не нападали. В нашем рейсе был только один тревожный фактор — треск льда за бортом. В Хельсинки паром вовремя пришвартовался на западном терминале, откуда мы начали знакомство с Хельсинки — столицей мирового дизайна. Но об этом — в следующий раз.

 

↑ Наверх