Газета выходит с октября 1917 года Sunday 21 апреля 2019

Раньше крутились, придется и сейчас!

Известные режиссеры-аниматоры о новом цензе «18+»

Перед отправлением парохода, несущего на своем борту Международный фестиваль анимационных фильмов «Крок», корреспондент «Вечёрки» задал видным режиссерам-аниматорам несколько простых вопросов: что они думают о новом законе по защите детей от вредоносной информации и как дальше жить «после такого» мультипликационному сообществу?

Кадр из мультфильма «Ежик в тумане»


Ответы звучали безрадостно.

Давид Черкасский, режиссер, народный артист Украины, действительный член Академии юмора «Золотой Остап» («Приключения капитана Врунгеля», «Остров сокровищ»):
— На Украине этот процесс начался чуть раньше, чем в России, но вот-вот все свершится. По факту могу сказать, что от лукавого все это! Мне кажется, что чем все непонятнее внутри государства, чем туманнее его политика, тем активнее оно следит за моралью своего населения, особенно детей. Почти в каждом старом добром мультике есть что запретить. Но знаете, я всю жизнь, как и мои коллеги, прожил в большой стране с большим количеством запретов, «нельзя» было почти все! Но мы же как-то крутились, бегали по инстанциям, обманывали чинуш, вешали им лапшу на уши — и в результате хождений по мукам фильмы доходили до зрителя! Получается, будем обманывать и вешать лапшу и сейчас. А что остается? И не надо говорить о демократии!

Константин Бронзит, аниматор, режиссер анимационных фильмов, лауреат международных премий, член Национальной французской академии кинематографических искусств («Три богатыря и Шамаханская царица», «Про Федота-стрельца, удалого молодца»):
— Могу объяснить, как наша жизнь сложится дальше. Большие студии, занимающиеся коммерческой анимацией и выпускающие полнометражки на экраны страны, конечно, обязаны будут следовать этому закону — по принципу: «Так, мы тут придумали намек на сигарету или еще что-то эдакое, это не пойдет, убираем!» У них просто не будет выбора, ведь их продукция, как я понимаю, при обнаружении «вредоносной информации» будет маркироваться особым образом и, соответственно, выходить в прокат с возрастными ограничениями, что, естественно, критически уменьшит аудиторию. А такие последствия никому не нужны, ведь это — деньги, которые терять никто не захочет. Совсем иначе выглядит ситуация с короткометражными некоммерческими анимационными картинами: поскольку они ориентированы на международные фестивали, на которых нет запретов, то режиссеры смогут сделать все, что им нужно. Так что теперь появится еще более четкое разграничение анимации «для народа» и «фестивальной». А зря — маленькие авторы ведь не только друг для друга ленты снимают, им хочется, чтобы их увидела и публика.

Юрий Норштейн, автор всеми любимых мультфильмов «Лиса и Заяц», «Ежик в тумане», «Сказка сказок»:
— Если бы прежние мультфильмы снимались, следуя этому ханжескому циркуляру, то добрая половина не вышла бы на экраны. «Каникулы Бонифация» точно бы никогда не показали — потому что директор цирка, разговаривая с Бонифацием, курит сигару. Крокодил Гена курит трубку — туда же, запретить. А теперь представьте, что будет твориться, когда всякие недалекие подхалимы кинутся выполнять предписание! Мне страшно предположить, какую пресную мерзость изрыгнут студии, что придется смотреть детям. Именно придется, ведь «старое доброе» в одночасье стало «плохим». Нет, это не то слово, не «плохим», а скорее «неугодным». Взамен для детишек «накопируют» с помощью компьютеров еще пять сотен серий «Смешариков». Ярко, празднично, но бездушно.

↑ Наверх