Газета выходит с октября 1917 года Friday 18 октября 2019

Сотрудница санатория «Украина» Екатерина Демина:

Развалим Крым, и ни в русскую, ни в украинскую, ни в татарскую семью деньги не придут…

Крым готовится к референдуму

После того как на Украине отстранили от власти законно избранного президента Виктора Януковича и Верховная рада, изменив конституцию страны, перенесла президентские выборы на 25 мая. Крым, посчитав данное решение нелегитимным, назначил референдум на 16 марта. На него выносится всего два вопроса: воссоединиться Крыму с Россией или сохранить свой статус в составе Украины.

13 марта, как сообщает «Российская газета», на полуострове откроется 1250 избирательных участков, а крымские типографии уже печатают 1,8 миллиона бюллетеней лимонного цвета.

Екатерина Демина

«Вечёрка» решила поинтересоваться, как готовятся к референдуму обычные крымчане, и связалась с сотрудником одного из лучших санаториев на Южном берегу Крыма — «Украина» — заведующей библиотекой Екатериной Деминой.

— В Крыму сейчас весна, — рассказала Екатерина Вячеславовна. — У нас сейчас тихо, мирно и спокойно: каждый крымчанин занимается своим делом — кто-то работает в школе, кто-то в больнице, а мы работаем в санатории. А в воскресенье люди хотят пойти на референдум, чтобы сделать свой выбор. Мы видим, как украинские СМИ нагнетают обстановку, и от того откровенного вранья, что мы слышим, становится больно и обидно. Никто не показывает Крым цветущим — как красиво зацвели в Никитском ботаническом саду магнолия, алыча, миндаль, какие новые туристические маршруты открылись — например, в подворье Козьмодемьянского монастыря в Партените. Не показали нашу здравницу, которая радушно встречает людей. У нас сегодня, например, отдыхают двести человек, есть россияне — из Москвы, Казани, Саратова.

Зато нам показывают, что Крым — полигон военных действий, а на самом деле это самый мирный регион. Я в своем выборе, как и многие другие крымчане, не сомневаюсь ни минуты — это Россия, потому что нас объединяют общие духовные ценности, общие корни — язык, культура, вероисповедание. И я лично очень рада тому, что мы можем войти в состав Российской Федерации.

— А что народ Крыма ждет от России?
— Развития, которого нам Украина не давала. Ведь все средства, которые поступали в республику от курортно-хозяйственной деятельности, централизованно забирал Киев. А нам потом приходилось просить у него денег на развитие здравниц, на ремонт фасадов, на реставрацию набережных к курортному сезону, даже на такую мелочь, как покупка качественного белья и посуды.

— А не боитесь, что враждебные силы сорвут референдум?
— Конечно, боимся. Думаю, есть люди, которым не нравится то, что Крым тяготеет к России, они, прикрываясь своими мелкопоместными лозунгами, преследуют какие-то свои цели. И завтра (в четверг) в 14.00 мы все идем на митинг в центре Ялты в поддержку референдума.

— И это тем более ценно, ведь больше 20 лет Крыму не давали провести референдум…
— Да, в Крыму давно мечтали о референдуме. Мне неоднократно приходилось слышать от наших отдыхающих: «Крымчане, где же ваши деньги?» Ведь, повторяю, в республике у нас была нехватка денежных средств, в то время как во всем мире курорты — доходная отрасль. Изменения к лучшему начались с 2010 года, когда крымчане стали поднимать голову и почувствовали, что могут своими средствами распоряжаться...

— Задам провокационный вопрос: если крымчане почувствовали себя хозяевами, то зачем им сейчас референдум?
— Так это же было недолго! С тех пор мы наблюдаем, как разрушают административно-территориальное устройство страны и никто не несет за это никакой ответственности, как не работают социальные проекты, как возникают проблемы с казначейством, то есть происходит недофинансирование социальных программ. Например, подготовлена проектно-сметная документация на ремонт школы, и все застопорилось из-за нехватки денег. А сейчас, видя то, что показывают украинские СМИ, понимаешь: даже внешних врагов никаких не нужно — внутри Украины власти делают все, чтобы убить курорт Крым. Без поддержки России мы просто не выживем.

— А сейчас, после того как Киев за­блокировал счета крымского управления казначейской службы на 1 млрд. гривен (более 110 млн. долл.), что происходит — люди получают пенсии, зарплаты, работают банкоматы?
— Есть небольшие задержки по выплатам. Кто-то из работающих на предприятии получил зарплату, а кому-то задерживают, но люди понимают, что это из-за сложившейся обстановки. Что касается банкоматов, то там можно получить лишь полторы тысячи гривен (около 6 тысяч рублей) — кто-то там из украинских банкиров решил: а зачем людям больше? А если человек положил средства на депозит, то забрать их сейчас проблематично, особенно если счет в иностранной валюте. И очереди в банках есть — люди боятся, что украинское государство в один прекрасный момент может сказать: давайте все национализируем! И мы будем ходить с пустыми карманами. Так что беспокойство определенное есть, но люди продолжают работать и настроены на созидание.

— А как татарское население реагирует на референдум?
— Среди моих хороших знакомых есть татары. Но если брать в целом население Крыма, то русскоязычных здесь около 60%, а симпатизирующих России — еще больше, примерно 25% украинцев, татар — 12%. Когда началась неразбериха в стране и митингующие, завладев автоматами, стали брать здания администраций, то у нас тоже все — и русские, и татары — вышли на митинг, чтобы предъявить свои требования. И я благодарна властям Крыма за то, что им удалось стабилизировать ситуацию.

— Но СМИ показывают митинги украинских женщин, которые вместе с детьми держат «жовто-блакитные» флаги и выступают за неделимую Украину...
— Я тоже видела эти кадры. Но знаете, в Крыму более двух миллионов населения, и показывать 50 женщин с воздушными шариками, укрупнять план настолько, чтобы зрители не увидели их немногочисленность, как-то несерьезно. Если сейчас мы уничтожим курорт, то ни в украинскую, ни в русскую, ни в татарскую семью деньги не придут, и дети будут голодные.

Я бы не сказала, что все поголовно хотят быть с Россией. Есть небольшой процент сомневающихся, есть люди равнодушные, но большинство — не скажу, что это 100%, — без сомнения, на стороне России.

— Можно сказать, что исход референдума предсказуем, — большинство проголосуют за вхождение в Российскую Федерацию?
— Конечно! И сейчас эта тема очень бурно обсуждается. Куда бы я ни зашла: в молочный или продуктовый магазин, в кафе — везде люди говорят о референдуме. И хоть вопросов в бюллетене два, крымчане считают, что у них выбор один — быть вместе с Россией! Это мнение простых людей, и, я думаю, на это мнение будет опираться правительство Крыма. Если ты уважаешь свою страну и ее жителей, ты не едешь в Вашингтон жаловаться на Крым — это абсурд. И то, что большинство крымчан обратились к Российской Федерации с просьбой о помощи, — этот факт не скроешь.

— Ситуацию в Крыму сравнивают с отделением от Сербии Косова. Что крымчане думают об этом?
— У нас не сравнивают Крым с Косовом, у нас больше говорят про НАТО. А мы не хотим в НАТО. Там, где присутствуют «миротворческие» войска НАТО, происходят столкновения, разрушения и смерть. У меня отец — ветеран МВД, и мне больно было смотреть, что сделали с «Беркутом» — с ребятами, которые просто стояли на улице Грушевского безоружные. Профессионалов выкинули на улицу за то, что их «вина» — выполнение присяги. Это политика двойных стандартов.

— Словом, ваши надежды связаны с Россией…
— Да. Мы же в курсе всего того, что происходит, читаем газеты. Даже несмотря на то, что нам хотели «отрубить» российские каналы, мы их смотрим. И могу сказать, что российские СМИ, в отличие от украинских, освещают события объективно.

↑ Наверх