Газета выходит с октября 1917 года Friday 24 мая 2019

Роман Абиджба: Сила есть!

Рекордсмен Санкт-Петербурга в пауэрлифтинге не прочь когда-нибудь установить рекорд для «Книги Гиннесса»

Роман Абиджба, несмотря на свои кавказские корни, человек весьма спокойный, даже невозмутимый. Возможно, потому, что сотни килограммов железа, которые он выжимает, тянет, толкает, требуют вдумчивого подхода: на одних эмоциях со штангой в четверть тонны не совладаешь. С этого и начался наш разговор. 

Мы, силачи, не «тупые»

— Роман, людей интересует: о чем думает атлет, когда остается один на один с весом, который кажется неподъемным…
— Вы будете смеяться, но я думаю только о том, как поднять вес. Как сделать четко все свои движения, как удержать спину, сохранить правильное положение. Как, наконец, не получить травмы. 

— Выходит, тяжелая атлетика, пауэрлифтинг в том числе — интеллектуальный вид спорта?
— А вы как думали? Мол, сила есть — ума не надо? Нет, это обывательский подход. Мы, силачи, не совсем тупые (смеется). Я человек разносторонний, много чем увлекаюсь. Очень люблю общаться с людьми, и у меня с ними никаких проблем не возникает.

— Почему выбрали именно пауэрлифтинг — не тяжелую атлетику — олимпийский вид спорта, в котором завоевывают олимпийские медали?
— Я живу в Колпине. А у нас там нет хорошей секции тяжелой атлетики. Так что я пришел в зал в тринадцать лет да и остался. Понравилось поднимать, скажем так, железо. В 2007 году мой первый тренер решил, что я готов выступать в соревнованиях. А дальше результаты пошли. В 2008 году я стал кандидатом в мастера, годом позже — мастером спорта.

В общем, я рад, что так сложилось. Нравится мне пауэрлифтинг. А потом, у него есть олимпийские перспективы — возможно, он войдет в программу Игр в обозримом будущем.

— Колпино — не самое спокойное место. Приходилось на практике применять свои навыки, физическую силу?
— Пожалуй, нет. Я очень спокойный человек, и в большинстве случаев удавалось убедить людей, что они не правы.

— Ну, на вашу мощную фигуру достаточно просто посмотреть…
— Да, хорошая физическая подготовка не помешает никогда (смеется).

— У вас, судя по фамилии, абхазские корни. А на Кавказе национальный вид спорта — борьба. Почему же ею не занялись?
— Я родился в Питере, мама у меня русская. Так что ощущаю себя больше все-таки русским, хотя понимаю, что кровь абхазская во мне тоже течет. В Абхазии у меня много родственников, дедушка, например, живет в Сухуми. К сожалению, не был у него с 2009 года. Ну ничего, надеюсь, этим летом сумею его навестить, после такого тяжелого сезона хотелось бы отдохнуть на море.

О силовом экстриме пока только мечтаю 

— Пауэрлифтинг — это, в общем-то, традиционно: штанга, зал. Но ведь есть и более необычные виды приложения силы…
— Ну да, есть силовой экстрим. Например, выжимание бревна.

— Хотели бы этим заняться?
— Знаете, во всем хочется себя попробовать. Почему бы и нет — выжимать бревно было бы очень даже интересно. К сожалению, в Петербурге у нас для подготовки к экстриму нет никаких условий. А только ради этого уезжать из Питера я пока не готов. Так что об этом приходится только мечтать…

— Ну а что-нибудь более экзотическое — например, сдвинуть с места железнодорожный вагон, удерживая зубами буксировочный канат…
— Ну, насчет «зубами» — это несколько другой вид спорта (смеется). Впрочем, в основе подобных рекордов лежит именно пауэрлифтинг. Думаю, любой атлет может сдвинуть с места автомобиль. Ну а к конкретному рекорду надо готовиться специально.

— Вам не предлагали попытать свои силы в установлении какого-нибудь рекорда для «Книги рекордов Гиннесса»?
— Ну, видимо до «Книги Гиннесса» я еще не дорос (смеется). Но если бы предложили — почему бы и нет? Попасть в «Книгу рекордов» — большая честь.

Есть можно все. И даже нужно!

— Как часто вы тренируетесь?
— В зависимости от этапа подготовки. Сейчас, непосредственно перед соревнованиями — пять раз в неделю.

— Говорят, что тяжелоатлеты на тренировках, особенно непосредственно перед соревнованиями, зал запирают на ключ — мол, чтобы никто из соперников или их окружения не подсмотрел, насколько они готовы…
— Не знаю, как в тяжелой атлетике, а у нас закрытости никакой нет. Я лично спокойно отношусь к тому, что на мои тренировки приходят. И на соревнованиях, когда проходят тренировки участников, никто друг от друга не прячется. Некоторые пауэрлифтеры выкладывают в интернете видео своих тренировок.

— Чтобы заранее устрашить соперников?
— Не знаю. Я вот, готовясь к недавнему Суперкубку титанов, видео Андрея Маланичева, четырехкратного победителя Суперкубка, смотрел — и может быть, поэтому перед соревнованиями никакого мандража не испытывал. Даже удивительно. Вот в прошлом году перед отбором на Супер волновался страшно. А сейчас просто совершенно спокоен был.

— Занимаясь пауэрлифтингом, отказывать себе во многом приходится?
— Спорт — это ведь образ жизни. Конечно же, я по клубам не тусуюсь, где-то в чем-то себя ограничиваю. Но мне такой образ жизни нравится.

— Диету соблюдаете?
— Вы знаете, нет. Как раз наоборот! Поднятие тяжестей требует больших энергозатрат. Их надо восполнять. А чем? Есть как можно больше, причем мучного, сладкого. Так что в еде как раз себя можно не ограничивать, и даже нужно. Представляю себе, каково некоторым будет такое читать (смеется)! 

А я еще хочу сказать, что за мою хорошую форму спасибо моей жене. Она умеет готовить — пальчики оближешь!

Виктория значит «победа»!

— Когда познакомились, представились пауэрлифтером, это ее не удивило?
— Да мы знакомы еще со школьных времен, тогда я просто в зал ходил. Тогда вопросов не возникало. Мы уже восемь лет вместе. Моя Виктория часто поддерживает меня на соревнованиях, за меня болеет. Вот и на Суперкубке титанов была. Кстати, мы на пятом месяце, так что нас в зале было уже трое (смеется).

— Знаете уже, кто родится?
— Мальчик! Сказали уже.

— Вы ему прочите спортивное будущее — такое, как ваше? Атлетическое.
— Спорт в его жизни будет точно. Хотя не факт, что пауэрлифтинг.

— Жена вас поддержала в желании стать профессиональным спортсменом?
— Однозначно. Всячески мне помогает. Про ее роль в поддержании моей формы я уже сказал. Спортсмену просто необходимо иметь крепкий тыл. С женой мне просто повезло.

— И имя у нее подходящее…
— Ну да — Виктория значит «победа». Так что мои победы посвящены ей. А скоро и нашему сыну.

Валерий Харламов понравился на экране 

— В свободное от «железа» время чем занимаетесь?
— Я учусь в ЛГУ им. Пушкина, на факультете физической культуры и спорта, на заочном отделении. Заканчиваю второй курс.

— Так вы, значит, коллега олимпийской чемпионки Натальи Антюх? Она тоже там учится.
— Ну, мы пока с ней лично не знакомы.

— Наталья регулярно бегает за свое учебное заведение — например, на весенней Эстафете. Хотя она олимпийская чемпионка, однако своей «альма матер» отказать не может. А вам приходится защищать честь ЛГУ им. Пушкина?
— Если пригласят — обязательно выступлю. Кстати, один раз уже пригласили — так я, выступая за свой ЛГУ, умудрился заработать «баранку» именно в своем коронном виде — в жиме. Что ж, постараюсь исправиться (смеется).

— А что еще, что называется, для души?
— Рок-музыку очень люблю. Хотел очень сходить на концерт группы «Ундервуд» — так у нас как раз в этот день был Суперкубок титанов (смеется).

А еще кино очень люблю. Прежде всего наше, российское. Мы с женой часто ходим в кино. Последнее что смотрели — «Легенду №17». Вы знаете, трогает до глубины души. А потом я, наверное, впервые видел, чтобы люди после фильма в кино аплодировали! Валерий Харламов, которому этот фильм посвящен, был великим спортсменом. Наверное, это идеал, как любой идеал, недостижимый. Но ведь стремиться к этому надо!

Досье «ВП» 

Роман Абиджба, пауэрлифтер. 

Родился в 1988 году в Петербурге. Мастер спорта. Серебряный призер чемпионата мира среди юниоров по жиму штанги лежа. Чемпион и рекордсмен Санкт-Петербурга в жиме. На последнем Суперкубке титанов в Санкт-Петербурге установил рекорд турнира, выжав 355 кг. Личный рекорд — 1 тонна 100 кг в трех упражнениях пауэрлифтинга.

↑ Наверх