Газета выходит с октября 1917 года Friday 1 марта 2024

Росс МакГибон: На Западе давно уже никто не ассоциирует «Лебединое озеро» с политикой. В России, я думаю, тоже

Завтра, 6 июня, состоится первая в мире трансляция балета вживую. К тому же в модном формате 3D

На большом экране в Мариинке-2 будут в реальном времени показывать балет «Лебединое озеро», идущий на сцене Мариинского театра. О работе над проектом корреспонденту «ВП» Борису ОСЬКИНУ рассказал режиссер Росс МакГибон.

— Мистер МакГибон, расскажите подробнее, как родилась идея 3D-трансляции «Лебединого озера» из Мариинского театра? Была ли это именно ваша идея — тем более, что вы выступали в этом балете, будучи танцовщиком в «Ковент Гарден», а в 2006 году уже снимали «Лебединое озеро» в Мариинском?
— Это была моя идея. Когда я впервые увидел демонстрацию фильмов в 3D-формате, я подумал: «Это же словно специально придумано для съемки балетов!». И, снимая в 2006-м в Мариинском театре «Лебединое озеро», я уже думал о 3D. После этого я консультировался с друзьями, с коллегами по всему миру — с множеством людей. И они укрепили меня в моем стремлении. До этого никто еще в прямом эфире балет в 3D не снимал и не показывал! И первым это сделает знаменитый балет великого Мариинского театра.

— А много ли времени потребовалось, чтобы убедить Валерия Гергиева в том, что это прекрасная идея — показать балет в 3D?
— Ну что вы! Маэстро Гергиев сразу же увлекся этой идеей, она ему очень понравилась и просто захватила. Чтобы идея была успешно воплощена в жизнь, он инвестировал в ее реализацию большое количество времени и денег.

В общем, на реализацию идеи ушло почти четыре года — я впервые предложил организовать трансляцию в 3D в 2009-м.

— Неужели так долго?
— А как вы думали? Ведь воплощение проекта в значительной степени нарушает нормальную жизнь театра: выносятся кресла из партера, устанавливается много камер, изменяется освещение…

— Почему вы выбрали именно «Лебединое озеро»?
— Это был один из моих любимых балетов, когда я был танцовщиком в Королевском балете на сцене «Ковент Гарден». Я выступал в «Лебедином озере» более ста раз.

— А кого танцевали — принца Зигфрида или, может быть, злого волшебника Ротбарта?
— Нет, я выходил там в Испанском танце. Я не был звездным танцовщиком, выступал в ролях второго плана. Для меня «Лебединое озеро» — самый интересный балет в мире. Этот балет, на мой взгляд, — настоящий вызов для танцовщиков, он дает им возможность в полной мере проявить свое мастерство. Особенно это верно насчет балерин.

И, если зрители воспримут в формате 3D великий балет Чайковского, мы сможем впоследствии приступить к показу и других балетов.

Я думаю, что есть балеты, которые будут смотреться просто невероятно красиво в 3D. Например, «Приключения Алисы в Стране чудес», поставленный Кристофером Уилдоном на музыку Джоби Талбота. В нем очень интересная, умная сценическая постановка, на первый взгляд кажущаяся весьма простой.

— «Лебединое озеро» на экране вызывает в России (по крайней мере, вызывало раньше) неожиданную ассоциацию. Вы, наверное, помните, что в 1991 году у нас была попытка государственного антигорбачевского переворота — и вот тогда по телевизору без конца крутили художественный фильм-балет «Лебединое озеро» 1968 года…
— Ну да, я слышал об этом от своих российских друзей — что «Лебединое озеро» крутили в режиме нон-стоп. Что ж, таким образом, великий балет стал частью политической истории (смеется). Хотя, конечно, на Западе никто уже «Лебединое озеро» ни с какой политикой не ассоциирует. Да и в России, думаю, тоже.

— Во время трансляции в зале Мариинского театра будут присутствовать зрители. Однако представление, которое они увидят, будет несколько отличаться от обычного. Другой, более яркий, свет, наоборот, менее яркий макияж. Наконец, камеры перед глазами, в том числе и движущаяся над головами на стреле крана. Не будет ли все это раздражать публику?
— К сожалению, небольшие изменения неизбежны. Что касается камер — да, может быть, но мы постараемся сделать так, чтобы они мешали в самой малой степени. Макияж танцовщиков вообще не слишком заметен из зала. Что же касается света, то, на мой взгляд, яркое освещение подчас для балета даже лучше (смеется).

И вообще, из моего опыта, я знаю, что зрителям обычно нравится присутствовать при трансляции спектакля. Может быть, еще и потому, что увидев потом запись этого спектакля, они могут снова пережить эмоции от своего посещения театра.

— После прямой трансляции 6 июня, которая пройдет на полторы тысячи кинотеатров в 50 странах мира, вы выпустите также 3D-фильм с записью балета…
— Его мы сделаем на основе генеральной репетиции, которая пройдет 5 июня. Обычно я редактирую фильм исключительно из соображений представления, танца. Если что-нибудь пойдет не так, будет «вихлять», то можно будет перезаписать отдельные номера и сцены. Для последующих телетрансляций в записи и DVD будет отредактированный вариант. Ну а 6 июня будет только прямая трансляция.

Подчеркиваю, это вообще первая в истории трансляция балета «вживую» в формате 3D.

— Выходит, вы и Валерий Гергиев — пионеры в этом направлении?
— Да! Но не следует забывать о том, что это еще и немалый риск. Техника еще не самая совершенная, все весьма сложно. У вас должна быть очень хорошая команда, с которой вы работаете. Значительная часть моей жизни отдана режиссуре трансляций балета, и я знаю, как это сложно и как важна твоя команда и взаимодействие с театром. Впрочем, у меня есть ощущение, что все будет очень хорошо. По крайней мере, мы уже убедились: вся наша сложная техника работает.

— Закончив выступать как танцовщик, работали ли вы хореографом? Если да, то насколько этот опыт вам помогает в съемке балета?
— Нет, у меня никогда не было амбиций быть хореографом. Слишком много желающих быть хореографом, а я успел оттанцевать в стольких балетах с ужасной хореографией (смеется)! Все мои амбиции были направлены на то, чтобы запечатлеть танец в фильмах, а также на фотографиях — я работал не только режиссером, но и фотографом для журналов и книжных издательств.

↑ Наверх