Газета выходит с октября 1917 года Thursday 22 февраля 2024

«Русская зачистка» споткнулась на ОМОНе

На Садовой националистов-погромщиков скрутили прежде, чем они перевернули торговые прилавки

Новое питерское явление — «русская зачистка». Группа молодых людей и девушек с битами и в масках появляются рядом с точками торговцев-мигрантов. Требуют документы на предпринимательскую деятельность. Не получая таковых, переворачивают лотки с фруктами. А самих «нелегальных торгашей» сдают в полицию.

После гражданских акций в местах уличной торговли 26 и 27 июля в органы МВД обратились потерпевшие. В результате проверок по этим обращениям следствием было возбуждено уголовное дело по статье 213 УК РФ («Хулиганство»). В среду, 31 июля, сотрудники полиции задержали у станции метро «Сенная площадь» около 20 человек для проверки на причастность к совершению данного преступления и доставили их в отдел полиции. В ходе опознания были установлены двое подозреваемых — мужчины 1978 и 1984 годов рождения. Один задержан на двое суток. Другой отпущен под подписку о невыезде. Остальные после проведения необходимых процедур были отпущены. Ведется следствие. Из официального заявления ГУ МВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.

За последнюю неделю «чистильщики» засветились у «Старой Деревни» и «Пионерской», где прогнали с привычных точек с десяток азербайджанцев и таджиков и едва не стали зачинщиками нескольких драк. Прошедшая в среду, 31 июля, акция на Садовой улице не удалась: лидеров движения — известных националистов Дмитрия Евтушенко (Бешеного) и Николая Бондарика — скрутил ОМОН и отправил в отделение.

Погромщики утверждают, что их действия не выбиваются за рамки закона и являются реакцией на бездействие властей (предположительно «русская зачистка» родилась после недавних событий в Пугачёве). Сами петербуржцы расходятся во мнениях: кто-то называет это «беспределом и варварством», кто-то — «народным наведением порядка». Корреспондент «Вечёрки» побывал на недавнем сходе на Садовой и увидел все своими глазами.

Сбор в 18.00 в метро. В назначенный час на платформе собирается десятка три националистов. Привычных маргиналов-скинхедов тут нет. Всем от 20 до 30. Кто-то с окладистой бородой и в летней рубашке. Кто-то в «кольчуге» мотоциклиста. Одна девушка в цветных шортах. У некоторых из рюкзаков торчат бейсбольные биты. У многих на футболках сверкают не менее живописные свастики и коловраты.

В стане и тех и других некоторое замешательство. Омоновцы говорят что-то о правопорядке. Участники акции надевают маски и нервно поглядывают по сторонам. «Организованно идем наверх!» — объявляет Евтушенко (Бешеный). И колонна тех и других, сливаясь, вразнобой движется на поверхность.

— Что, оккупантам помогаете? — нарочито агрессивно спрашивает на эскалаторе девушка в шортах молодого соседа в черной униформе.

Омоновец перетаптывается, раздраженно смотрит на разномастную толпу погромщиков и ухмыляется в сторону.

Заметив свастику и маски, некоторые, явно приезжие, предусмотрительно выбираются из движущейся толпы, отходят в сторону.

На выходе полицейские оттесняют колонну и, как в мышеловку, ведут к автозаку. Лидеров тут же скручивают и сажают в автомобиль. Крышка захлопывается. Конец фильма?

— Всё нормально, организованно двигаемся к отделению, не рассасываемся! — объявляет кто-то из националистов.

Толпа «русским маршем» отправляется дальше. Тут уже пестреют те самые лотки торговцев, вовсю звучит нерусская речь. Националисты тормозят у одной точки скопом. Без привычных руководителей колеблются, но всё-таки окружают торговца и начинают то, зачем сюда, собственно, пожаловали.

— Разрешение! Регистрация! Зачем приехал? Когда домой? Ненавидим!

Изумленный мужчина — уроженец Таджикистана оборачивается то к одному, то к другому, отвечает. Вытаскивает документы, передает копии бумаг наступающим. Документы вроде в порядке — торговля легальная. Но от него требуют оригиналы. Особенно на торговца наседают девушки — кричат, свирепеют, не слушают ответов. Толпа выкрикивает шовинистические лозунги. Рядом гудит улей любопытствующих.

Снова подбегает ОМОН. Окружает участников акции. Хватает под локти, утаскивает. Спустя десять минут у лотка — все тот же чернявый торговец с трясущимися руками, на лице красные пятна.

— Местных повязали, а этих оставили, гады! — шипят вокруг случайные прохожие с авоськами с овощами и фруктами.

— Надо прикрывать эти лавочки! Я бы добавил еще…

— Больные люди, больные люди, — шепчет, складывая в файл бумаги, торговец и, обращаясь к кому-то, добавляет: — У меня дед, обороняя Ленинград, погиб. А тут…

Комментарии

Вице-губернатор Василий Кичеджи:

— Я вырос в многонациональной советской стране, и наше общество называлось «советский народ» — так что все эти люди из бывших братских республик — все они наши. Уверен, что нельзя раздувать тему «русских зачисток» — этого делать не надо! А то, что ГУВД задержало двадцать человек, — так это ведомство каждый день кого-нибудь задерживает. Главное, что у нас в городе есть контроль. Я всегда говорил и повторю: в Петербурге очень хорошая политическая, социальная, психологическая, культурная обстановка — зачем раздувать межнациональный конфликт? Наша страна настолько крепка, а Петербург — настолько толерантный, многоконфессиональный, у нас существуют такие «духовные скрепы», что никто не сможет нас сломить, никто не сможет раскачать эту лодку.

Бывший глава одного из районов Петербурга:

— В данной ситуации я могу подчеркнуть: все должно быть законно. Это с одной стороны. Ведь не секрет, что вся эта нелегальная торговля ведется с ведома районных властей. Кому-то заносят, кто-то разрешает. С другой — я абсолютно поддерживаю и.о. мэра Москвы Сергея Собянина — все под бульдозер! Иначе превратят наш город в азиатский рынок. Я, когда руководил своим районом, вычистил все незаконные торговые точки. А теперь смотрю: всё вернулось в 90-е годы. А всё почему? Потому что на должности глав районов и городских комитетов пришла, как я говорю, ребятня. Нельзя всё разрешать, в нынешней ситуации надо прислушаться к мнению президента: жестче спрашивать и с власти, и с самих мигрантов.

↑ Наверх