Газета выходит с октября 1917 года Thursday 23 мая 2019

Русские туристы Кушадасы вниманием не балуют

А ведь здесь есть отличные пляжи и уникальные достопримечательности

Отдыхом в Турции нынче никого не удивишь, но у наших соотечественников эта благословенная страна ассоциируется в основном со средиземноморскими курортами Анталией, Аланией и Кемером. А вот городок Кушадасы на западе Турции, на побережье Эгейского моря, вниманием русских туристов явно обделен. Здесь чаще всего слышишь английскую и польскую речь, а еще этот курорт облюбовали сербы. Стоит заметить, что обслуживающий персонал турецких отелей, ресторанов, кафе и супермаркетов вполне прилично изъясняется на английском, так что если вы владеете определенным запасом расхожих английских фраз, то с общением проблем не будет.

Кушадасы в переводе — «птичий остров». Главный городской монумент посвящен птицам.


О пляжных правилах

Кушадасы — третий по величине морской порт Турции после Стамбула и Измира. Почти ежедневно сюда заходят величественные морские лайнеры. Они привозят паломников в античный город Эфес, где проповедовал и писал Евангелие Иоанн Богослов и где с конца девятнадцатого века ведутся раскопки. В его окрестностях также находится домик Пресвятой Богородицы, где она, по преданию, провела семь последних лет жизни. Все это — в непосредственной близости от порта Кушадасы.

Вопреки советам врачей народ подтягивается на пляж только к полудню.

Многоэтажными громадами кораблей можно любоваться, купаясь и загорая на городском пляже, который, впрочем, отнесен на значительное расстояние от порта. Кого не устраивает соседство с центром города, тот  может на маршрутке за пятнадцать минут доехать до великолепного тихого и благоустроенного пляжа Куштур. Рядом с ним находятся несколько пятизвездных и четырехзвездных отелей, так что, выбирая где поселиться, можно заранее разузнать, какой пляж ближе к отелю.

На разных пляжах одинаковые цены: взять на день лежак стоит пять лир, зонтик — еще пять. В течение дня можно уходить и возвращаться, лежак и зонтик будут сохранены за вами. Это так называемый бюджетный вариант, у пятизвездных отелей — свои пляжи, за которые платить не надо.

В обменниках за один доллар дают две лиры. Впрочем, можно расплачиваться сразу долларами, их принимают повсюду, но сдачу будут давать лирами и не факт, что дадут правильно.

Ежедневно в порт Кушадасы заходят морские лайнеры с паломниками.

О пляжной моде

Я наблюдала, как с утра пораньше, пока еще нет народу, пляжные служители — четверо парней — убирают городской пляж, усеянный окурками. После уборки на песке остается примерно треть бычков. Впрочем, прибывающий народ вскоре затаптывает вчерашние окурки и набрасывает новые. Никаких запретов на курение здесь нет, поэтому многие отдыхающие дымят напропалую.

Европейцы, даже те, кому за сорок, почти поголовно щеголяют татуировками. Особенно популярны красно-зелено-синие розочки и абстрактные рисунки. Их размещают на разных частях тела, у некоторых на спинах целые картины. Год назад на пляже в Италии такого количества наколок я не наблюдала. Похоже, мода на тату в самом разгаре.

А вот девушек и женщин топлес не видела ни одной. То ли из-за того, что Турция все же мусульманская страна и поэтому туристы вынуждены соблюдать некие приличия, то ли потому, что мода на открытый бюст прошла.

Лишь немногие следуют советам врачей и приходят на пляж пораньше, чтобы к двенадцати часам, когда солнце самое палящее, уйти в отель. Большинство, наоборот, отоспавшись после веселья в ресторанах и на дискотеках (коими, кстати, славятся Кушадасы), появляются на пляже ближе к обеду, в самое пекло. Обильно покрывают себя защитным кремом для загара и устраиваются под зонтиком. Здесь даже в тени загар прилипает очень быстро.

Одна из улиц в центре отдана под стоянку мотоциклов — главного вида транспорта в городе.

О гастрономических пристрастиях  

В кафе местные жители пьют из маленьких стаканчиков, точнее, стопочек турецкий чай. Главный администратор нашего отеля утверждал, что он необыкновенно бодрит. Был как раз месяц Рамазан, когда мусульманам в течение дня есть запрещается. Можно только после захода солнца. В этот самый момент стреляет пушка, наподобие нашей полуденной, что на Петропавловке, — выстрел служит для всех знаком, что можно приступать к трапезе. Так вот, главный администратор утверждал: первое, что он делает после захода солнца, так это пьет чай, и сразу всю усталость как рукой снимает. 

Я тоже к концу отпуска пристрастилась к турецкому чаю, выпивала стаканчик-другой, сидя на закате в кафе на набережной и наблюдая за игрой волн. Чай, кстати, в уличных открытых кафе стоит одну лиру. Столько же стоит и другой популярный здесь напиток — айран. Он продается в стандартной упаковке, такой же, как у нас йогурт или сметана, и к нему прилагается трубочка. Турки целыми семьями сидят в открытых кафе и потягивают через трубочки этот кисломолочный напиток.

Мидии, приготовленные специальным образом, — деликатес на любителя.

Ближе к вечеру на набережной, которая, как в любом курортном городе, служит местом притяжения отдыхающей публики, появляются торговцы мидиями, приготовленными особым способом со специями. Мидии крупные, величиной с пол-ладони: лира — за штуку. На импровизированном прилавке рядом с мидиями горкой уложены лимоны. Покупатель платит, берет морской продукт, продавец ножичком открывает створки и услужливо спрыскивает мясо мидии лимонным соком.  Мясо нежное, довольно острое от специй. На любителя. 

В кафе и ресторанах подают большие порции, например, можно наесться одним только салатом с море­продуктами. Стоит он в зависимости от классности заведения от 12 — 14 до 18 — 20 лир.

Это надо видеть

Море и солнце — совсем не главное, что притягивает туристов в Кушадасы. Главное — уникальные природные и исторические памятники. И прежде всего — Памуккале.

В Памуккале туристы созерцают неземной пейзаж.

В переводе — «хлопковый замок». Местные жители дали такое название небольшому плато, напоминающему хлопковое поле, из-за ослепительной белизны склонов. Из глубин горной породы здесь бьют многочисленные источники, перенасыщенные кальцием, который оседает на каменистых склонах, образуя плотный белый покров. Порода, вымываемая источниками, образовала так называемые травертины Памуккале — замысловатые террасы и бассейны, наполненные прозрачной голубой водой, которые превращают горный пейзаж в фантастическую картину.

Автобус доставляет туристов на вершину невысокой горы, на площадку перед парком, в котором вырыт искусственный бассейн, наполняемый термальными источниками. Называется он бассейном Клеопатры, так как, по преданию, римский полководец Антоний некогда подарил царице эти земли и отсюда ей доставляли целебную воду для ванн. Сегодня каждый, заплатив 20 лир, может поплавать в бассейне. Температура воды в нем примерно 36 градусов. Купание бодрит, выходя из бассейна, чувствуешь прилив сил и необыкновенную легкость, будто и не было трехчасовой поездки в автобусе. А затем по тропинке спускаешься к меловым белоснежным склонам. Там в травертинах тоже нежатся туристы или гуляют босиком, созерцая восхитительное творение природы.

В окрестностях Памуккале ведутся раскопки античного города Хиераполиса — некогда одного из очень лаконичных и в то же время помпезных городов древней цивилизации. Однако его руины не столь впечатляют, как раскопки другого античного мегаполиса, который находится в нескольких минутах езды от Кушадасы, — знаменитого Эфеса. Археологи пришли сюда сто лет назад, и сегодня это самый большой археологический парк в мире. Город не был разрушен. В античные времена он представлял собой крупнейший морской порт, затем море стало отступать, и сейчас берег находится на расстоянии семи километров. Вслед за морем перемещалось и население. Город постепенно хирел и заносился илом и наконец оказался совсем заброшенным. Поэтому многие строения, которые уже удалось раскопать археологам, прекрасно сохранились.

Вот вы идете по плитам мраморной мостовой, уложенным более двух тысячелетий назад. На них сделаны зарубки, чтобы сандалии не скользили на отшлифованном мраморе. Вот мостик над торговой площадью, на которой продавали привезенные со всех концов света товары и рабов. За площадью высится отреставрированный фасад библиотеки. А если идти вверх по улице, то попадаешь в древнеримский общественный туалет. Его лишь слегка подреставрировали, а выглядит он будто вчера построенный. По словам экскурсовода, туалет для аристократов был местом общения, там играл оркестр и велись беседы на философские темы. К туалету примыкал публичный дом. В нескольких метрах от него обнаружен указатель в виде отпечатанной в мраморе ступни. Прекрасно сохранились и два театра: большой и малый. Удивительно, что и сегодня то, что говорит вполголоса человек, стоящий на сцене, можно слышать даже на самом последнем ряду, — такая уникальная здесь акустика. При раскопках найдено много статуй, но все они выставлены в краеведческом музее города Сельчук, который считается современным Эфесом.

На развалинах Эфеса хозяйничают кошки. Туристы их подкармливают выданными в отеле в дорогу сухими пайками. Кошки выполняют работу сторожей: разгоняют выползающих на мраморные мостовые крупных насекомых и змей, которые могут напугать туристов.

Покинув Эфес, автобус карабкается в гору по узкой дороге. В чаще на склоне приютился маленький домик, сложенный из грубоотесанных камней. Здесь, по преданию, провела последние семь лет Пресвятая Дева Мария, которая приехала в Эфес вместе с Иоанном Богословом, написавшим здесь Евангелие и сосланным отсюда на остров Патмос, где был написан Апокалипсис. В домик на поклон приходят не только христиане, но и мусульмане: Дева Мария считается у них пророком, и ее имя упомянуто 33 раза в Коране. Возле домика — подобие стены плача, где приезжие оставляют записочки с просьбами. Оставила и я. Верю, просьба исполнится.

На стене рядом с домиком Богородицы паломники оставляют записки с просьбами.

↑ Наверх