Газета выходит с октября 1917 года Sunday 25 августа 2019

«Русский марш» на Херсонской устроили «провокаторы»

Так считают организаторы вчерашнего митинга в защиту политзаключенных

У Движения против нелегальной иммиграции (ДПНИ) отношения с властями сложные. То им выдают разрешение на проведении акций, то — категорически запрещают. И причиной тому не столько политические взгляды участников ДПНИ, сколько последствия митингов и шествий. 4 ноября минувшего года, например, во время несанкционированного «Русского марша» в центре Невского проспекта случилась лютая драка с некими бритоголовыми молодчиками, имевшая широкий общественный резонанс. На 28 января ДПНИ назначили очередной митинг в защиту политзаключенных. Смольный дал добро, определив местом сбора сад имени Чернышевского — тихий уголок неподалеку от Невского проспекта.

Картина — в корне отличная оттого, что нам довелось наблюдать в ноябре сначала — возле БКЗ «Октябрьский», затем — на Невском. К трем часам пополудни немногочисленные группы людей в возрасте от 15 до 75 лет начали потихоньку стекаться к саду. Милиции совсем немного, патрульных в окрестных дворах мы не заметили. ОМОН, получивший скандальную славу после инцидента с журналистом Евгением Асмоловым, был представлен всего несколькими старшими офицерами, военной милиции не было вовсе. Правда, пацаны, прятавшие лица за высокими воротниками курток и шарфами, рассказали нам, что на станции метро «Площадь Восстания» их якобы задержала милиция и личные данные всех переписали.

Митингующих собралось от силы две сотни. Тут и флаг ДПНИ, и красный серпастомолоткастый флажок, и листовки в защиту депутата-сидельца Юрия Шутова... В общем, как обычно. Возле микрофона, у импровизированной трибуны, теснились люди в возрасте. Пацаны, закутавшись шарфами по самые глаза, стояли чуть поодаль. То и дело они собирались тесной кучкой, вскидывали вверх правые руки — тут же к ним подбегали организаторы митинга, настоятельно убеждая не нагнетать обстановку.

— Вы же понимаете, им слава нужна, этим мальчишкам, реклама. В итоге — пятно на ДПНИ. Мы же предпочитаем действовать в разрешенных нам рамках, — сказал один из активистов движения. 

Пацаны — тоже в ДПНИ, но они представляют, если так можно выразиться, радикально-революционное крыло. И пока старшие вели речи в поддержку политзаключенных (Шутова объявили русским героем) и зачитывали резолюцию в поддержку томящихся за решеткой товарищей по борьбе, пацаны толковали, как пойдут «русским маршем» по Невскому. Один из них все-таки прорвался к микрофону и заявил, что бритых типов из движения «Антифа», которые нападают на них с ножами, ребята не боятся. Если надо — будут биться за русскую идею до конца.

Полчаса — и митинг закончился, не потревожив покой мирных граждан: мамы с малышами как гуляли в саду — так и продолжали гулять. 

— Расходиться будем группами, по трое-пятеро, чтобы не было крови! Идем по Херсонской улице!— сказали в микрофон.

— Строимся в колонну, идем на Невский! — закричал один из пацанов.

— В какую колонну?! На шествие разрешения нет! — заявил милицейский майор.

Но парни уже построились в колонну. На Невский им дорогу закрыли — пошли по Херсонской. С обычными криками, лозунгами... Но — со свернутыми флагами. По случаю выходного дня на улице почти никого не было, посему «русский марш» его участники провели сами для себя Возле станции метро «Площадь Александра Невского», которую закрыли на несколько минут, чтобы пропустить молодых активистов небольшими группами, организаторы митинга пытались втолковать милиции, что марш устроили провокаторы, которым надо обратить на себя внимание.

— Но поскольку вы организовывали митинг — вам и отвечать за действия всех, кто на него пришел, — резюмировали милиционеры.

После чего все тихо-мирно разошлись.

Другой взгляд

Молодой человек, по имени Евгений, участник антифашистского движения, согласился на интервью для нашей газеты при условии не называть его фамилию.

— Вы не пытались вести мирный диалог с экстремистами?

— У нас нет настроенности на диалог. Сейчас основное ударное крыло нацистов, которые осуществляют наиболее громкие насильственные преступления, на самом деле молодые люди 16 — 20 лет — они не способны к диалогу в принципе.

— Какова конечная цель вашей борьбы?

— Чтоб они сидели тихо и ничего не делали. Нет цели их всех убить или отправить на больничные койки. Есть цель — чтобы эта свора бешеных псов сидела спокойно. 

Все, что происходит сегодня в Петербурге, — это элементы, больше похожие на войну и маленькие войсковые операции — с разведкой, выработанной стратегией…

Полный текст интервью читайте в завтрашнем номере «ВП».

Николай АЛЕКСАНДРОВ Фото Натальи ЧАЙКИ
↑ Наверх