Газета выходит с октября 1917 года Monday 17 июня 2019

Русский музей показывает дары и приобретения последних лет

Это тысячи произведений русского искусства — от иконописи до авангарда и работ ныне живущих художников

Все они сейчас представлены в корпусе Бенуа на выставке «Новые поступления. 1998-2014». Среди них — множество открытий и даже сенсаций. 

Евгения Петрова, заместитель директора ГРМ по науке, говорит, что сложно выделить что-то самое-самое интересное. 

— У каждого из моих коллег, сотрудников разных отделов музея, свои пристрастия. Лично мне кажется, что необычайно интересен графический автопортрет Михаила Врубеля. Уникальна и работа Репина — изображение солдата времен Первой мировой войны. И еще, пожалуй, стоит обратить особое внимание на две работы XVIII века: «Портрет неизвестной молодой женщины» Дмитрия Левицкого и «Распятие» Боровиковского. 

Левицкий — просто потому, что это Левицкий, один из самых выдающихся русских портретистов XVIII столетия. А картина Боровиковского представляет нам этого художника в совсем ином свете: все ведь знают его в основном как портретиста. А тут — религиозная картина, да еще написанная с оттенком его особого, масонского, чувствования темы. 

Врубель — М. А. Врубель «Автопортрет». 1904 год. Бумага, угольный карандаш, мел. Поступило: 2000 год, дар Я. А. и И. А. Ржевских.

«Тех миров, которые видели они, мы не видим» 

Автопортрет Врубеля приковывает взгляд. В его лице — предчувствие страданий, которые предстоит пережить, и ранней смерти. 

На похоронах Врубеля в 1910 году Александр Блок сказал: «Перед тем, что Врубель и ему подобные приоткрывают перед человечеством раз в столетие, я умею лишь трепетать. Тех миров, которые видели они, мы не видим».

Наталья Соломатина, заведующая сектором рисунка XVIII-начала XX веков, рассказала, что этот автопортрет попал в Русский музей в составе замечательной коллекции братьев Ржевских. 

Эту коллекцию братья-близнецы Яков и Иосиф Ржевские собирали полвека. Их детство прошло в хорошей петербургской квартире, где стояла красивая, добротная мебель, на стенах висели картины, была большая библиотека. Но началась война. Четыре брата Ржевских ушли на фронт. Двое старших погибли. Родители эвакуировались из блокадного Ленинграда в 1942 году. Когда уцелевшие близнецы Яков и Иосиф вернулись домой, квартира была пуста: ни мебели, ни картин, ни книг… И они решили начать все с чистого листа, посвятив своей коллекции почти полвека. Но шли годы, и они стали задумываться о судьбе своих сокровищ. Наследников у братьев не было: уж так сложилась жизнь. Они решили подарить ее Русскому музею. 

Экспозиция «Дар братьев Ржевских» размещалась в Мраморном дворце. Но сейчас залы, где она демонстрировалась, закрыты на ремонт. Да и там графический автопортрет Михаила Врубеля могли видеть не все.

— Вы ведь, наверное, знаете, что графика — очень хрупкая вещь. Демонстрировать ее листы постоянно нельзя. Поэтому мы постоянно меняли графическую часть коллекции. 

— На какие графические экспонаты на этой выставке вы рекомендовали бы обратить особое внимание?

— Еще раз подчеркну, что в постоянной экспозиции мы выставляем совсем немного графических работ из музейной коллекции. А сейчас у вас есть возможность увидеть редчайшие работы — от XVIII до начала XX века. Причем, нам важно было показать и дары, и приобретения. И тут по значимости вещей — паритет. Замечательный графический портрет неаполитанского адвоката работы Кипренского мы купили. Так же, как и рисунок к картине Репина «Бурлаки на Волге». А вот рисунок Федора Васильева нам подарили. Известный искусствовед Вера Васильевна Алексеева, подарила нам раннюю акварель Павла Филонова «Воин» (1909-1910). И, несмотря на то, что у нас исключительная коллекция Филонова, для музея это — событие. 

Филонов — П. Н. Филонов «Воин». 1909 — 1910 года. Бумага на картоне, акварель, белила, графитный карандаш. Поступило: 2001 год, дар В. В. Алексеевой.

Вишенка на торте 

Собрание музея пополнили и ранние живописные работы мастера русского авангарда Павла Филонова. Они — из его ученических лет, когда художник еще не отошел от реалистических традиций русского искусства. 

— Для нас это очень важное приобретение, — говорит Алиса Любимова, ведущий научный сотрудник Русского музея, хранитель живописи первой половины XX века. — Казалось бы, Русский музей обладает почти полным наследием Филонова, представлены все периоды его творчества. Но вот совсем ранних работ у нас как раз немного. И тут — такая редкая удача. В мастерской художника Льва Дмитриева-Кавказского (его учеником Филонов был с 1903 по 1908 годы), обнаружилась ранние работы Филонова. 

Дмитриев-Кавказский и сам был знатным путешественником, и своих студентов поощрял к путешествиям. Каждое лето они отправлялись по разным местам России и заграницу. Путешествие в Палестину для Филонова было особенно важным. Он добирался туда на пароходе, через Одессу, Константинополь, какими путями только не ехал, но до Иерусалима добрался. 

Сделанные во время путешествия, скорее даже — паломничества, работы, мы с удовольствием приобрели, когда изучили и убедились в их подлинности. Вот и ответ на вопросы некоторых журналистов, которые интересовались, зачем покупать Филонова, если его в музее и так много!

— Такого — не было! Это — как вишенка на торте нашего действительно уникального филоновского собрания. 

Жертвы крушения 

Но сенсации выставки — не только работы известных художников, раскрывающие их для широкой публики с новой стороны. Это и открытие новых для зрителя имен.

Одно из них — Антон Чирков. 

— Этот художник в начале 20-х годов учился во ВХУТЕМАСе — у Ивана Машкова и Александра Осмеркина, — рассказывает Алиса Любимова. — Но впоследствии он ушел от традиций «Бубнового валета». И начал двигаться по своему, индивидуальному пути. Расписывал церкви, писал картины, в которых материальный мир словно растворяется в духовной субстанции — чисто живописной.

Здесь, на выставке, его замечательная картина «Вокзал», которую он писал долго, почти десять лет. 

Чирков — А. Н. Чирков «Продавец кур (Старый лавочник)». 1935 год. Холст, масло. Поступило: 2006 год, приобретено у Е. Д. Чирковой.

«Вокзал» — многофигурная композиция, где сошлись представители всех «сословий» послереволюционной России. Россия предстает здесь как потерявший управление и сошедший с рельсов поезд. Люди — как жертвы крушения. Это — крестьяне с протянутыми руками, рабочие, интеллигенция «из бывших». Как говорят искусствоведы, некоторые исследователи даже усматривают прямо по центру картины, в самой глубине усача с трубкой — как символ и знак советской России. 

Картины Антона Чиркова «Вокзал» и «Продавец кур (старый лавочник)» были приобретены у его внучки. 

Интеллигент в очках и шляпе 

Стоит обратить внимание на «Портрет Германа Рабиновича» Валентины Марковой. 

По словам Алисы Любимовой, это очень интересная художница. К сожалению, сохранилось совсем немного ее картин. Известно, что она вращалась в кругу поэтов, которые были близки Зубовскому институту. Сейчас их имена забыты.

Маркова — В. П. Маркова «Портрет Германа Рабиновича». Конец 1930-х. Холст, масло. Поступило: 2006 год, приобретено у С. Г. Авсюкевича.

— Мы пока еще не установили личность изображенного, — говорит хранитель. — Но это очень интересный типаж. Тот самый интеллигент в очках и шляпе, которые в тридцатые годы уходили, арестованные НКВД, и не возвращались. 

Смотрю на портрет неизвестного Рабиновича, витающего в грезах, а, быть может, сочиняющего стихи. И понимаю, что такой человек в тридцатые годы в СССР, скорее всего, имел мало шансов остаться в живых. 

Венера советская 

На выставке новых поступлений демонстрируется картина Владимира Малагиса «Модель на фоне синей драпировки», написанная им в 1940 году. 

Как рассказала Алиса Любимова, картина обнаружилась после смерти вдовы Владимира Малагиса Евгении Васильевны Байковой на даче, где хранилась свернутой в рулон и находилась в довольно плачевном состоянии. Новая владелица сама провела реставрацию и предложила картину Русскому музею. 

Малагис — В. И. Малагис «Модель на фоне синей драпировки». Около 1940 года. Холст, масло. Поступило: 2004 год, приобретено у И. А. Соколовой.

— Работа очень выразительная, — говорит хранитель. — Потому что она как нельзя лучше отражает время — конец 30-х годов. И новый идеал женщины. Казалось бы, это просто постановка натурщицы на фоне драпировки. Но при этом у модели очень выразительное, индивидуальное лицо, которое придает этой постановочной работе совершенно иное звучание и значение. Не случайно вокруг нее когда-то завертелась выставка «Венера советская» (выставка прошла в Русском музее в конце 2007-начале 2008 годов. — Прим. автора). Образ натурщицы в творчестве многих художников с давних пор принято было возвышать. Здесь же изображена женщина очень приземленная. Покупая картину, мы обсуждали ее с бывшей владелицей и в шутку назвали «Венерой советской». Работа мощная, достойная быть на постоянной экспозиции. 

Выставка продлится до октября. Не пропустите, ведь после ее завершения многие работы отправятся в фонды. 

↑ Наверх