Газета выходит с октября 1917 года Friday 24 марта 2017

Николай Куликов: На чемпионате мира мы проиграли только хозяевам!

Президент городской федерации бобслея и скелетона собрал гоночный болид в редакции газеты «Вечерний Петербург»

Хотите стать заправским бобслеистом или скелетонистом — представителем модных ныне зимних видов спорта, где соревнуются в ледовом желобе? Для этого обычно нужно ездить в Сигулду — там существует боб-такси: за плату можно, облачившись в специальную защитную экипировку, прокатиться вместе с инструктором по настоящей трассе, получив затем на память диплом и медаль. Но это — в Латвии. А мы, вечёркинцы, чтобы не ездить за границу, непосредственно в редакции собрали свой настоящий скелетон. И мастер-класс езды на нем дал нам президент городской федерации бобслея и скелетона Николай Куликов.

Что такое этот скелетон?

— Вы не поверите: вот эта странная штуковина стоит 10 тысяч евро, — интригует Николай Куликов, доставая инвентарь для сборки скелетона.

Современный скелетон — ну почти что ручная работа. Материалы: пластик, карбон и специальные смолы. Вес мужского скелетона — 35 килограммов, женского — 29. Длина — метр двадцать. В нем есть обшитая материей секретная часть. Что именно находится там, скелетонисты не показывают никому — именно в этой части применяются уникальные «космические» технологии, от которых зависит, каким будет результат и как снаряд помчится в желобе. Седло, в котором размещается верзила гонщик (впрочем, это в редакции — седло для дам), выполнено из пружинящей и закаленной стали, дабы агрегат не разлетелся в пути. Сборка — 15 минут. И нужны два комплекта коньков: на жесткий и мягкий лед.

К слову, едет скелетон на «трубах»: за счет вырезов в коньке. И желобки тоже бывают разного диаметра, но не глубже чем два миллиметра. Радиус полозьев — 16 миллиметров.

И в скелетоне красота — это страшная сила!

Как управлять

Лежат в нем на животе. Голова вперед, плечи слегка над седлом. Руки вытянуты назад, вдоль туловища: пальцы держатся за металлические планки, серебристые, которые проложены вдоль по обеим сторонам спортивного снаряда. И очень важная деталь: носочки выпрямленных в струнку ног должны быть вытянуты. Гонщик едет рыбкой. Или, кому ближе, как пловец. Удерживаться в этом положении (заметим, неустойчивом весьма) необходимо от одной до двух минут — именно столько в среднем длится спуск по трассе, которые — лицензионные, естественно, — в длину составляют от 700 метров до двух километров. Готовьтесь, утомляет: автор этих строк, летя со скоростью 140 километров в час, покрылся потом. Но если изогнуть колени, приподнять пятки — сразу потеряешь скорость. А борьба на трассе идет за сотые доли секунды.

— Метод поворота — торсионный: не поворачивая головы, давите на корпус скелетона левым плечом и правой ногой, скручивая каркас. Скелетон изгибается — и за счет этого меняет направление движения, — объяснил Куликов. — Если нужно повернуть в другую сторону, диагональ меняется наоборот: давите левым коленом и правым плечом.

Кто такие бобслеисты и скелетонисты?

Молодые люди — юноши и девушки, прошедшие многоступенчатый отбор. В России самый знаменитый классный гонщик — Александр Третьяков из Красноярска, олимпийский чемпион Сочи-2014 в скелетоне. Но и в Петербурге нынче появилась целая плеяда перспективных мастеров: Мария Орлова, бронзовый призер командного чемпионата мира-2015, бобслеисты Кирилл Антюх, родной брат олимпийской чемпионки по легкой атлетике Натальи Антюх, и бывшая легкоатлетка Юлия Шокшуева, которая еще в прошлом году участвовала в Майской эстафете на призы «Вечёрки» на Дворцовой площади, а зиму провела не без успехов на этапах в Северной Америке. И Павел Куликов — он недавно завоевал бронзовый Интерконтинентальный кубок — выступил и на чемпионате мира-2015 в Винтерберге.

— Когда Павел разбил мою машину, я понял: мальчик — прирожденный гонщик, — объяснил мастер спорта СССР по боб­слею Куликов-старший, абсолютный чемпион Советского Союза в многоборье ГТО. — Думал сперва посадить сына в боб. Он спросил: «Скорость предельная какая?» Отвечаю: «140 — 150 километров в час». — «Нет, — говорит, вот разогнаться до четырехсот, как принято на «Формуле-1», — это по мне». Но позже, когда сын в Германии проехал в скелетоне на турнире, который проспонсировал известный немецкий автоконцерн, при участии местных механиков, то он загорелся скелетоном.

В скелетоне фиксируют рекорды скорости — на старте и на финише. В разбеге равных нет Третьякову. На финише первенство держит латыш Мартинс Дукурс.

Как в Петербурге стать скелетонистом?

Придется для начала заложить свою квартиру и машину, чтобы получить возможность потренироваться, — и это не шутка: так и поступил Николай Куликов. Ведь в России скелетоном на пропитание не заработаешь. Но даже среди лучших профи на планете небольшие премиальные, по мнению нашего гостя, достаются разве что тем гонщикам, которые финишируют в первой шестерке Кубка мира. А начинающим — одни расходы.

Затем — сдать тесты на выносливость, координацию движений и способность сохранять хладнокровие в экстремальных условиях. В Питере такие испытания проводятся ежегодно — как правило, на стадионе «Динамо». Кандидаты, от которых требуется справка от врача и — если не исполнилось 18 лет — присутствие кого-то из родителей, бегут спринт, а затем в полном тренировочном костюмчике еще круг по арене (400 метров), на время. Выполняют гимнастические упражнения. Кроме того, инструкторы проверят «генофонд» — а занимались ли его папа и мама спортом? Берут в основном молодежь.

— К нам приходят и легкоатлеты, и гимнасты, и штангисты, и зацеперы, и джамперы, и паркуристы, — уточняет Куликов. — Средний результат атлета в беге на 400 метров — от 50 до 60 секунд, как раз столько же идет спуск в желобе. Тестируем бесплатно.

Можно ли тренироваться в городе или области?

Нет. В Токсове санная трасса сгорела (ходят слухи о поджоге). На базе СКА под Кавголовом была шикарная стартовая эстакада. Бетонированный профиль там остался, но рельсы украли. Восстановить не получается из-за ведомственных проблем: земля там в федеральной собственности. И даже в подмосковном Парамонове, где с помпой открывали санно-биатлонный стадион, деньги «зарыты в песок» — российские строители все испоганили... Ближе всего кататься в Сигулде.

А в Петербурге бобслеисты могут заниматься только летом — простой силовой подготовкой. Благо на стадионе «Приморец» недавно оборудовали два тренажера, с помощью которых разгоняют боб и скелетон — на специальных роликах, бесплатно.

Для постройки трассы нужно

В России — 10 миллионов евро: именно в такую сумму обошлось, по мнению экспертов, строительство санно-бобслейной трассы в Сочи. На самом деле — чуть поменьше: около 100 миллионов рублей, если удачно избегнуть издержек. Но главное — иностранные технологи, прорабы и даже рабочие.

— Если ориентироваться на трассы в Европе или в Северной Америке, то там стоимость трасс с искусственным льдом, в зависимости от грунтов, примерно составляла от 2 до 10 миллионов долларов, — осведомлен Куликов. — А нам очень нужна хотя бы роликовая стартовая эстакада. Мы уложились бы в миллион рублей. Поскольку «рездор» — покрытие для шипованной обуви и рельсы сами уложим.

Редакция «Вечёрки» помогла Николаю Куликову собрать скелетон

Почему скелетон?

Согласно одной версии, название произошло от древнегреческого skeleton — то есть «скелет», «каркас», «остов», «костяк». По другой, не менее распространенной у специалистов, относительно недавно сани, на которых гонщики спускались в желобе, были снабжены специальными длинными трубками — спортсмен, который нес их к месту старта и обратно, вместе со своим снарядом был весьма похож на этот остов. Потому и прозвали.

Зато доподлинно известно, что многие скелетонисты рисовали на шлемах отдельные части скелета — пиратские череп и кости. Так поступил, к примеру, первый олимпий­ский чемпион по скелетону (в Солт-Лейк-Сити-2002) Джимми Ши — в память о дедушке, погибшем не то в желобе, не то в автомобильной катастрофе прямо накануне исторических Игр.

↑ Наверх