Газета выходит с октября 1917 года Thursday 12 декабря 2019

С таким браслетом не загуляешь!

В Петербурге с успехом внедрена система электронного надзора за осужденными к ограничению свободы

 

На мониторе — карта. Почти «Яндекс». Только без пробок. Улицы, дома... всё есть. На них выделен цветом микрорайон, внутри него странные маршруты, выложенные красными и зелеными точками. В фокусе — фигурка человечка, которая, собственно, эти метки оставляет в пространстве и во времени. Это не квест. Этот человечек — виртуальный образ осужденного к ограничению свободы. Зеленые точки — следы его перемещения в разрешенное время и по разрешенным улицам. Красные точки — следы нарушения прописанного судом режима.

Вот они кандалы XXI века.

На днях к единой системе электронного надзора за осужденными к ограничению свободы, которая в Петербурге и Ленинградской области действует уже полтора года, были подключены еще два человека в Гатчинском и Киришском районах. Проще говоря, на них надели электронные браслеты. Всего же под таким неусыпным контролем в Петербурге и Ленинградской области находятся 53 человека.

Эта система позволяет государству не обслуживать мелких воришек, наркоманов и других незакоренелых преступников в колониях, а последним дает возможность спокойно жить, учиться или работать, но соблюдать при этом некие требования — ограничения. По территории и времени перемещения. Сотрудники УФСИНа отмечают успешность пилотного проекта, в котором Петербург стал третьим на очереди после Воронежской и Ульяновской областей. Новой системе прочат большое будущее.

Справка «ВП»

Ограничение свободы заключается в установлении судом осужденному следующих ограничений: не уходить из дома (квартиры, иного жилища) в определенное время суток, не посещать определенные места, расположенные в пределах территории соответствующего муниципального образования, не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, не посещать места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях, не изменять место жительства или пребывания, место работы и (или) учебы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы. 

Застегнули. Штанину опустил. И вполне приличный человек.

Осужденный в онлайне

Для тех, кто не знаком с институтом уголовно-исполнительной инспекции, поясним: он, как и полицейские органы, имеет иерархическую структуру — главное управление и районные подразделения. В ГУФСИН по СПб и ЛО они называются филиалами. Их подопечными до последних пор были осужденные на условные сроки и на разного вида общественные работы. Все они обязаны ходить к инспекторам своего района — отмечаться. Полтора года назад этот размеренный образ жизни разбавили высокими технологиями. Электронной системой надзора, а проще — неснимаемым браслетом, связанным с глобальной системой позиционирования на местности. Хотя лично отмечаться таким осужденным тоже надо. Новшество позволило уголовно-исполнительным инспекциям следить за подопечными в режиме онлайн. Какое-то время было затрачено на внедрение технологий, на изучение сотрудниками программного обеспечения. Теперь практика вроде наработана. И корреспондент «ВП» решил посмотреть, что к чему, — изучил несколько дней из жизни осужденного к ограничению свободы, не выходя за пределы филиала по Московскому району уголовно-исполнительной инспекции (УИИ) ГУФСИН по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.

Корреспондента «ВП» встретила начальник филиала Людмила Кузьмина. Обычная ведомственная контора — кабинеты, столы. Комната, где стоит компьютер, подключенный к электронной системе, — святая святых. Это, как пояснили корреспонденту «ВП» в ГУФСИНе, скорее необходимость. Центр, внедрив эту систему, не подумал о том, что по сути в каждом филиале кроме инспекторов, имеющих юридическое образование, хорошо бы еще обзавестись штатной единицей «инженер — системный администратор». Поскольку эта сеть — штука сложная: удаленный доступ, облачная база данных и т. д. И, как любой программный продукт, требует обслуживания, обновлений. Поэтому женщины-инспекторы, даже прошедшие необходимое обучение, стараются «не дышать» на технику, а за их спокойствие воюют инженеры серверного центра в главке. Но мы отвлеклись.

Удалось нам задать вопрос и осужденному, за которым мы наблюдали. — Здравствуйте, я журналист. Можно задать вам пару вопросов об ограничении свободы? Не беспокойтесь, я не имею права называть ваше имя. — Задавайте. — Удобно с браслетом? — Сначала непривычно было. Но удобнее, чем за решеткой. — А что же вы тогда нарушили? — Так праздники были. — А вы понимаете, что сейчас вас могут «закрыть»? — Извините, больше не могу говорить.

Нагулялся до суда

Итак, корреспондента «ВП» пригласили в святая святых, «разбудили» компьютер и, выбрав осужденного, показали его «картину жизни». По словам Людмилы Кузьминой, этот подопечный осужден к ограничению свободы на год по 228-й статье УК РФ (незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов). Конечно, не дилер, а наркоман, попавшийся с дозой. Суд ограничил его передвижения территорией муниципального образования, а с 22.00 до 6.00 — территорией дома, в котором он живет. То есть днем погулял в пределах нескольких кварталов, а вечером — домой и на улицу ни-ни.

Конечно, сразу встал вопрос: что делать осужденному, если он учится или работает и место работы или учебы находится за пределами, как в данном случае, муниципалитета? Но, как объяснила Людмила Кузьмина, тут никаких проблем. Все эти вопросы легко согласовываются в инспекции, и на карту просто добавляются маршрут и новые адреса:

— Наш осужденный не работает и не учится. И, кстати, видите эти красные точки, — нарушает режим. Давайте посмотрим. Вот в первый раз он 2 мая в 21.02 находился за пределами очерченного микрорайона. Насколько я знаю, решил в праздники погулять. А 8 мая в 23.44 он находился за пределами своего дома. День Победы встречал. Но система-то работает круглосуточно.

На карте и вправду все было видно. Сейчас «клиент» находился дома.

— А наказание за нарушение последует?

— Два нарушения — это одно предупреждение и одно предостережение. По закону документы направлены в суд, для изменения ограничения на лишение свободы. Я не знаю, о чем он думал. Он был предупрежден. И ему нужны будут очень веские аргументы, чтобы убедить судью не отправлять его в колонию.

Справка «ВП»

Есть мнение, что наркомана лучше сажать в тюрьму. Но уверяем, лишение свободы не лечит людей от наркомании (читайте наш репортаж «Здравствуйте, гражданин начальник!» за 18 ноября 2011 года). Стоит наркоману выйти на свободу, как все начинается по новой.

Это еще и телефон

Тут корреспондент «ВП» обратил внимание на целый ряд красных, желтых и зеленых кружочков в боковом меню, напротив названий городских районов. Здесь уже объясняла и. о. начальника УИИ ГУФСИН России по СПб и ЛО Наталья Сибирева:

— Это система оповещения. Я со своим паролем вижу город, инспекторы филиалов — свои районы. Зеленый — все нормально. Красный — значит, какой-то осужденный в этом районе нарушил режим. Желтый — незначительное нарушение, у кого-то разряжается мобильное устройство, которое осужденный вместе с браслетом должен держать при себе. Они обязаны следить и за этим, но это нарушение незначительное, и в таких случаях инспектор может позвонить подопечному и обратить его внимание на индикатор.

— Позвонить? На мобильный?

— Нет, мобильное устройство позволяет осужденному в любой момент связаться со своим инспектором, а также вызвать врача, полицию или пожарных. Соответственно, есть и обратная связь.

Когда мы вышли на улицу, солнце уже припекало, и у корреспондента «ВП» возник вполне естественный вопрос: а мыться-то с этим браслетом можно? Можно. Мыться и даже купаться — конечно, если в пределах ограниченной территории есть какой-нибудь водоем. Браслеты водонепроницаемые и противоударные. Так что в баню можно. Вот в парилку нельзя. На высокие температуры систему еще не испытывали. Тут лучше запретить.

От автора

Не знаю, кому как, но корреспонденту «ВП» показалось, что эта система эффективнее и надежнее забора и колючей проволоки. Только, судя по наличию красных точек, некоторые осужденные еще до конца не понимают, что за ними следят денно и нощно. Но это слабоумие не удивляет, если они, вполне совершеннолетние лоботрясы, так и не могут понять, что красть — мерзко, а наркотики — это смерть.

 

Фото автора и Натальи ЧАЙКИ
↑ Наверх