Газета выходит с октября 1917 года Sunday 28 мая 2017

Сергей Комков: А что вы будете делать, если выпускник напишет про однополую любовь?

Президент Всероссийского фонда образования считает, что тематические направления для итогового сочинения слишком расплывчаты

Направления утвердил Cовет по вопросам проведения итогового сочинения под председательством президента Русского общественного фонда Александра Солженицына Натальи Солженицыной. Всего их пять: «Время», «Дом», «Любовь», «Путь» и «Год литературы в России».

Как и в прошлом учебном году, итоговое сочинение, дающее допуск к ЕГЭ, оценят по системе «зачет» или «незачет», а писать его одиннадцатиклассники будут в своих школах в декабре. Те ребята, кто имеет ограничения по здоровью, вместо сочинения будут писать изложение. На работу дается 3 часа 55 минут, есть и ограничения по объему: в тексте должно быть не меньше 250 слов.

Что касается тем экзаменационных испытаний, то они будут разрабатываться для каждого часового пояса отдельно, в закрытом режиме, в рамках тематических направлений и станут известны выпускнику непосредственно на ЕГЭ.

— Это очень общие направления. Когда нет никакой конкретики, возможны различные толкования, — поделился своим мнением в эксклюзивном интервью «Вечёрке» президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков. — Я не знаю, что имели в виду создатели этих тем, но я, член Союза писателей, и то бы затруднился написать сочинение по тематическому направлению «Время». Про любовь еще кто-то что-то напишет. А вот про Год литературы, думаю, никто ничего не напишет, если, конечно, школьные учителя специально не будут натаскивать на эту тему учеников.

— Но ведь в рамках темы «Год литературы» можно рассказать о любимом писателе, книге, наконец…
— Не-е-ет. Год литературы — это Год литературы. Тут надо раскрыть, почему литература поставлена государственными органами на такой уровень, что в стране даже объявлен Год литературы, показать, в чем его положительное значение. Это непростая тема — и не только для выпускников, но и для писателей-публицистов.

— Но ведь это только направления, сами темы сочинений будут известны в день экзамена...
— Повторюсь, тематические направления слишком абстрактны, их можно трактовать как угодно. Ну что может написать одиннадцатиклассник, например, по направлению «Время»? Что время — деньги, как о том твердил Остап Бендер? Или же о времени, которое лечит, или о том времени, что уходит зря? Это настолько абстрактно, обще и размыто... Но самое главное упущение, на мой взгляд, что в предлагаемых пяти направлениях не видно нашей национальной специфики. О каком времени ребята будут писать — о временах крестоносцев? О походах в Африку или о временах дружин Александра Невского? Такие направления будут только вводить в затруднение наших выпускников.

— Зато им, возможно, без затруднений удастся тема «Любовь»…
— А это смотря как любовь понимать. Возьмет кто-нибудь и напишет про однополую любовь. И что вы будете делать, особенно, учитывая тот факт, что вся Европа больна этой заразой? Вы что, поставите ему двойку? А если, с литературной точки зрения, он напишет все грамотно, красиво, изыскано — что вы с этим будете делать?

Вот раньше давали тему «Любовь Онегина к Татьяне», и было понятно, о каких чувствах писать. А нынешние тематические направления, думаю, — очередная мышеловка, в которую попадутся выпускники. Уже сейчас учителя ломают голову, думая, о чем и как надо писать, а чиновники начинают загадочную физиономию строить. В результате мы для ребят создаем тяжелую ситуацию — они так и не поймут, о чем надо писать в итоговом сочинении.

— Я поняла: вы за конкретику...
— Да. И за то, чтобы направления были разделены по эпохам. Допустим, по произведениям русских классиков XIX века, которые изучают в школах или литературе XX века, по прозе советских писателей, не исключаю и современных авторов. Только надо четко определять литературные направления. Это может быть и эссе, и рассказ. Даже стихи. Вы знаете, в европейских школах используют такой прием когда экзаменационной работой является написанный выпускником рассказ. Наши ребята, литературно одаренные, думаю, с удовольствием бы написали стихи... Я сам в 16 лет сочинял, и мои стихи были напечатаны в журнале «Юность», в «Комсомолке», а затем даже вышли отдельным сборником, который назывался «Когда тебе 16». «Вот тебе, дружок, уже 16, годы мчатся, их не удержать. Очень трудно с детством расставаться. Очень трудно детство потерять» (декламирует)...

Думаю также, не надо бояться значимых тем: например, о роли русского языка в объединении разных народов, живущих в Российской Федерации. Мне кажется, такое публицистическое исследование школьник может написать, что было бы полезно с точки зрения патриотического воспитания. Это был бы и показатель зрелости. Я хочу сказать, что над этим надо серьезно работать, а не так, что, вот, приняли решение вернуть сочинение, и его возвращают в усеченном варианте непонятно с какими темами. А система не проработана.

Сочинения в школы вернули. Теперь бы определиться с темами...

— Сергей Константинович, как вы думаете, было бы правильным, если б тематические направления касались политического аспекта, например роли руководителя государства? Или это сложно для понимания школьников?
— Почему? Я бы не боялся таких тем. Наоборот, это был бы показатель того, насколько реально выпускники воспринимают личность и фигуру руководителя государства. Совершенно очевидно, что в советский период это вылилось бы в чинопочитание — писали бы о выдающейся роли Леонида Ильича Брежнева и его роли в освобождении Малой земли. А сейчас не то время: кто-то бы, возможно, написал и критический материал, и написал бы дельно, хорошо... Может, и президенту было бы интересно прочитать такое сочинение.

— Кстати, помнится, вы выдвигали кандидатуру Владимира Путина на Нобелевскую премию мира...
— Да. Мне тогда из Нобелевского комитета прислали официальное письмо, что среди 278 кандидатов будет рассматриваться и выдвинутая мною кандидатура президента России. Но, как мы знаем, обладателям Премии мира стала 16-летняя пакистанская девочка, правозащитница Малала Юсафзай... В этот раз на Премию мира я выдвинул кандидатуру президента Чехии Милоша Земана, прекрасного человека, большого умницу, который одним из первых разобрался в том, что происходило и происходит на Украине, и занял совершенно четкую позицию. Он четко обозначил свою позицию по Крыму, например, заявив, что Крым никогда не был украинским, это всегда была российская территория.

— А вы не пытались повторно выдвинуть кандидатуру Владимира Путина на нобелевскую Премию мира?
— Это невозможно сделать по процедурным моментам. Но президента России могут выдвинуть и другие деятели, например, Иосиф Кобзон, который в прошлый раз поддержал меня. Я с ним говорил на этот счет.

— Сергей Константинович, не могу не спросить о новой инициативе министра образования Дмитрия Ливанова. который заявил «Российской газете», что в нынешнем учебном году во всех школах обязательным станет преподавание двух иностранных языков…
— Господин Ливанов не те инициативы выдвигает. Думаю, что изучение иностранных языков — и двух, и трех, и четырех — должно быть доступным в виде факультативов и бесплатным. Но в обязательном порядке изучать по два иностранных языка — ни к чему. Посмотрите, в европейских странах изучают родной язык и обязательно (на выбор) один иностранный. А два-три языка там можно изучать факультативно и, кстати, бесплатно. Но это не обязаловка. Система образования должна создавать условия, при которых ребенок может изучать факультативно другие языки.

— Часто приходится слышать резкую критику в адрес Дмитрия Ливанова, но это не влияет на его отставку: он продолжает сидеть в кресле министра и выдвигать очередные инициативы...
— К сожалению, это болезнь не только российская. С министрами образования не везет ни одной стране Европы! Я недавно общался со своими друзьями в парламенте Чехии и, когда зашла речь об их министре образования, то мне зампред парламента так и сказал, что это идиот и они его скоро уберут с поста. Система образования — очень серьезная социальная сфера, и очень редко удается сделать так, чтобы на месте министра образования оказался грамотный, практичный профессиональный и государственно настроенный человек. Российский же опыт показывает, что каждый следующий министр образования хуже предыдущего.

— Сергей Константинович, а кто, на ваш взгляд, справился бы с функциями министра образования?
— Я вижу в этой роли Женю Ямбурга, директора московской школы №109 и председателя рабочей группы по разработке профессионального стандарта учителя, — он большой умница, имеет свою четкую позицию, понимает все образовательные процессы. Или Исаак Калина — нынешний руководитель департамента образования Москвы — он профессионал, знает, как делать и что делать. Вот таких людей надо выдвигать.

↑ Наверх