Газета выходит с октября 1917 года Friday 18 сентября 2020

Шпионом можешь ты не быть, но зарегистрироваться обязан

Почему президент подписал закон об НКО

Шпионские скандалы между странами не редкость — вспомним хотя бы очаровательную российскую разведчицу Анну Чапмен и К0, на которых два года назад обменяли группу лиц, осужденных за работу на спецслужбы США и Великобритании. Вспомним и более ранний скандал со «шпионским камнем», когда сотрудников британского посольства поймали с поличным... После чего Владимир Путин заявил: «Мы видим, что происходят попытки работать с неправительственными организациями с помощью инструментов специальных служб и что осуществляется финансирование по каналам специальных служб неправительственных организаций». В ответ посыпались упреки от правозащитников, в частности от главы Московской хельсинкской группы, члена совета по правам человека при президенте России Людмилы Алексеевой (имеющей гражданство США) в том, что оказывается давление на неправительственные коммерческие организации (НКО), давление на демократию...

Тем не менее скандал со «шпионским камнем» подтолкнул к тому, чтобы в России был принят закон, регламентирующий деятельность неправительственных организаций. А спустя шесть лет, в июле 2012 года, Госдумой был принят еще один  документ, контролирующий деятельность НКО, но только тех организаций, которые занимаются политической деятельностью и финансируются из иностранных источников (государственные компании и госкорпорации, муниципальные и бюджетные структуры, создавшие НКО, а также религиозные организации не подпадают под действие этого закона).

Именно таким НКО присваивается статус «иностранный агент». Казалось бы, чего проще: если ты получаешь денежки от заокеанского Дяди Сэма и не прочь расклеивать листовки, участвовать в собраниях-гуляньях, ораторствовать на митингах, воздействуя на общественное мнение или на принятие решений государственными органами, то будь добр зарегистрируйся, отчитайся, на что ушла присланная тебе из-за морей и океанов валюта, и продолжай работать. Мы же все сейчас за прозрачность — вот шанс и подвернулся. 

Правда, если НКО попытается обойти закон и не представит документы, необходимые для включения в реестр, ее, конечно, оштрафуют (размер штрафа — до 300 тысяч рублей, но он может быть заменен либо исправительными работами, либо заключением на срок до двух лет). А за подстрекание граждан к противоправным деяниям НКО схлопочет штраф до 200 тысяч рублей — либо опять принудительные работы или лишение свободы на три года.

Власти разъясняют, что не преследуют цель закрутить гайки, что закон не ухудшает положение НКО, а наоборот, «обеспечивает российское общество должными элементами контроля за деятельностью некоммерческих организаций, финансируемых из иностранных источников и преследующих при этом политические цели, в том числе в интересах своих финансовых доноров» (так сформулировано в пояснительной записке к закону). «Любая уважающая себя страна дорожит суверенитетом, а мы у себя дома хотим думать своей головой, — заметил руководитель фракции «Единая Россия» в Думе Андрей Воробьев. — Мы не запрещаем, а только наводим порядок».

И кстати, по опросу ВЦИОМа, проведенному в середине июля (опрашивали 1600 человек из 46 регионов), большинство россиян (64%) считают недопустимым участие в политической жизни страны некоммерческих организаций, финансируемых из-за рубежа. Кроме того, 73% высказались за более тщательные финансовые проверки НКО, а 64% респондентов — за введение миллионных штрафов, если информация о деятельности не была предоставлена. 

Комментарии

Заведующий кафедрой общей политологии факультета прикладной политологии Высшей школы экономики профессор Леонид Поляков:
— От двух или трех правозащитных организаций поступили какие-то истерические заявления, что мы не будем регистрироваться, мы не подчинимся диктату, будем бойкотировать этот закон, граждански неповиноваться... Но что делать? Закон преследует цель — информировать граждан. Если люди идут на политическое мероприятие, проводимое организацией, которая финансируется из-за рубежа, будь то семинар, лекция, митинг, граждане должны знать, что та организация, которая их приглашает принять в этом участие, выполняет функции иностранного агента. Я считаю этот закон в общем либеральным, потому что он не ограничивает права тех, кто хочет заниматься политикой на иностранные деньги.

Писатель, главный редактор  газеты «Завтра», член совета по Общественному телевидению Александр Проханов.

— Александр Андреевич, закон об НКО, на днях подписанный президентом Владимиром Путиным, вызвал бурю эмоций у правозащитников. Как вы думаете, это может навредить России на международной арене?
— Некоммерческие организации пронизали сегодняшнюю Россию, как дырки сыр. У нас чуть ли не в каждой губернии иногда до 80, даже до 100 этих НКО, живущих в основном на иностранные транши. Эти организации занимаются самой разной деятельностью — мониторинговой экологией, радиоактивными отходами, экономическим и идеологическим шпионажем, преследованием патриотических организаций... А главное — они готовят кадровые ресурсы: огромное количество людей, прошедших их обработку, интегрируются в структуры губернии, мощные структуры власти, не говоря уже об экономических подразделениях и т. д. И когда мы говорим, что вся Россия «оккупирована», мы не имеем в виду военную комендатуру. Мы имеем в виду, что вся эта сетевая структура НКО покрывает Россию и блокирует все тенденции, направленные на укрупнение государства, страны. Это «сетевая оккупация», «сетевые формы управления» в интересах зарубежных хозяев. Я считаю, что закон мы приняли с огромным опозданием, когда власть сама оказалась в плену у этих структур. 

— Говоря о преследовании патриотических организаций, вы имеете в виду и вашу газету?
— Да, сейчас какая-то некоммерческая организация опять объявила поход на мою газету — дескать, она обнаружила в ней какие-то экстремистские высказывания и подала заявление в суд, в прокуратуру. И опять мне предстоят мытарства — хождения по судам... А это сжирает огромный ресурс времени, и я лишаюсь возможности заниматься творчеством. И за каждый такой донос они получают свои деньги, транши, это по существу является формой психологического давления на людей, исповедующих ту или иную форму сегодняшней государственной идеи. 

— Но удастся ли с помощью этого закона сузить деятельность «иностранных агентов»?
— Сузить удастся, но уничтожить — нет. Во-первых, закон к нам пришел с опозданием, во-вторых, он недостаточен, в-третьих, в самой власти сидит эта бактерия. Поэтому власть внутри себя должна пойти на борьбу и провести чистку...

— На ваш взгляд, какие еще шаги нужно предпринять?
— Прежде всего власти необходимо обратить внимание на круги патриотически настроенной интеллигенции, восстановить баланс, который был нарушен, — ведь приоритеты по-прежнему за либералами. Либералы у нас господствуют в культуре, политике, экономике. Считаю, что поощрять надо патриотических, государственных людей.

↑ Наверх