Газета выходит с октября 1917 года Monday 27 мая 2019

Схема метро похожа немножко на разноцветную многоножку

Обозреватель «Вечёрки» Алексей Шолохов оценил уже открывшиеся и готовящиеся к открытию в 2012 году станции метрополитена

Как вы помните, в открытом лишь в 1955 году Петербургском метрополитене всего 65 станций. Для мегаполиса с почти пятимиллионным населением это мало. Сравните: в Москве при десятимиллионном населении станций метрополитена в 3 раза больше — 185! А что уж говорить про какой-нибудь Берлин, где 173 станции при 3,9 миллиона населения. Или тем более Париж, где 301 станция всего на 2,2 миллиона человек.

Если сейчас посмотреть на план развития станций метро Петербурга до 2030 года, то он и сегодня выглядит лишь едва достаточным для нынешнего состояния города. Взгляните — здесь есть и Красносельско-Ржевская, и Кольцевая линии. То есть именно те участки будущего метро, где мы с вами пока что каждый день исполняем увлекательные наземные аттракционы на лихих маршрутках.

 

 


«Адмиралтейская». Самая глубокая и самая долгожданная

Напомним, в канун Нового года открыли самую глубокую в России и, пожалуй, самую долгожданную в Петербурге станцию метро «Адмиралтейская». Здесь ради спуска на 170-метровую глубину подземного вестибюля построили даже сдвоенный эскалатор, что для Питера крайняя редкость. Сдать станцию должны были еще в 1997 году. Но из-за проблем с финансированием и расселением дома в Кирпичном переулке этого не произошло.

Насыщенный за 20 лет проектирования и строительства «Адмиралтейской» событиями проектный «саспенс» дал повод появиться многочисленным идеям выхода на поверхность новой станции. Некоторые из них весьма любопытны. Так, одна из градостроительных идей, появившаяся еще в 1995 году, принадлежит петербургскому архитектору, руководителю мастерской Сергею Шмакову. И только на первый взгляд она кажется «не от мира сего». Еще тогда, в середине лихих 90-х, Сергей Павлович, или некто Шмаков, как он сам представляется, предложил главному архитектору города Олегу Харченко вполне рациональный вариант подземного перехода на новую, еще не построенную станцию «Адмиралтейская» от единственного треугольника, не заполненного транспортными потоками. Он образован вектором разворотного движения по Дворцовой площади и направлением автомобильного поворота от Невского проспекта к Дворцовому мосту. И именно там архитектор Сергей Шмаков и предлагал построить вполне нейтральный вход в подземный переход, ведущий в новую сверхглубокую станцию. Кстати, переход под Невским проспектом давно необходимо сделать хотя бы из соображений безопасности дорожного движения. Но идея не прижилась. Видно, испугались тогда коверканья облика Дворцовой. Однако позволим себе напомнить вам, что недавнее коверканье площади в Париже перед Лувром, с сооружением знаменитой пирамиды американским архитектором китайского происхождения Йо Мингпеем, как известно, принесло миру один из самых удачных примеров архитектурной реновации. И вошло во все учебники по современной архитектуре. Ну а уж по стоимости проектирования и строительства и первокласснику ясно, что устройство входа в «Адмиралтейскую» со стороны подземного перехода на Дворцовой съело бы куда меньше казенных грошей, чем, скажем, уже произошедшее расселение для тех же целей вполне респектабельного дома в Кирпичном переулке, 1/4. Впрочем, наклонный ход у станции метро, как известно, может быть и не один. И поэтому мы с вами можем считать, что в данном архитектурно-историческом случае оборот «если бы» вполне действует. Но то была идея архитектора Сергея Шмакова, не входившего в авторский коллектив «Адмиралтейской». А кто же проектировал саму станцию?


Цветотерапию — в массы!
Один из основных авторов хорошо вам знакомых метростанций последних лет — заслуженный архитектор России Александр Константинов.
По проектам Константинова построены станции «Достоевская», «Спортивная», «Чкаловская», «Комендантский проспект». Несомненно, из всех этих станций самая удачная — «Спортивная». Она и художественно, и конструктивно решена новаторски. Более того, учитывая, что в России на момент открытия вообще не было двухуровневых станций параллельного типа, она еще и технически опередила свое время. А вот открытая сейчас станция «Адмиралтейская», созданная тем же коллективом авторов, если и не повернула время вспять, то уж всяко его остановила. «Адмиралтейская» по конструктивному решению является станцией колонно-прогонного типа. Этот тип станций и архитектурные вариации на его тему Петербургу хорошо известны. Здесь для архитектурной удачи очень важны цвет и свет. Свет-то как раз на «Адмиралтейской» решен вполне нейтрально. Он абсолютно уместно расположен за карнизом вестибюля. А вот с цветом на станции случилась беда.
Сами колонны — черного цвета. Такая ассоциация была у авторов с черной матросской формой. Цвет же, как известно, требует развития. Но этого, увы, у авторского коллектива не получилось. Причем не получилось именно из-за количества перемешанных цветов в и без того перенасыщенном интерьере станции. Уж слишком многословен он. Что детально и качественно вышло на «Спортивной», у того же бессменного авторского коллектива не случилось на «Адмиралтейской».

В отличие от Первопрестольной, в современном метростроении которой монументальному оформлению отводится факультативная роль, в Петербурге большинство станций последних лет богаты очень качественной живописью. Помимо группы «ФРУСы», достаточно сдержанно оформившей «Крестовский остров», «Спасскую» и «Достоевскую», большинство их оформлял академик РАХ профессор кафедры живописи Института им. Репина Александр Кирович Быстров. Иногда студенты-живописцы с любовью называют своего профессора Кирыч или Кировец.

Но, к великому счастью для петербургского метро, он стал не медленным трактором, а настоящим самолетом с вертикальным взлетом. Никакой разгонной полосы у монументалиста не было. Сразу в открытый бой. В 1985 году его дипломную работу «Ледовое побоище» выполнили в смальте и установили в наземном вестибюле на станции «Площадь Александра Невского-2». Такой изысканной игры цвета, его оттенков, как в мозаиках работы Быстрова, в самом северном миллионнике мира еще, пожалуй, не было. За этот цвет, точнее, за его сочетания, можно было бы простить многое в рисунке. Но и он почти совершенен. Вот она, цветотерапия для миллионов петербуржцев.

Следующей станцией с уникальной мозаикой стала «Спортивная». Затем «Волковская», «Парнас», «Звенигородская». И вот теперь, наконец, долгожданная «Адмиралтейская». Здесь мозаик аж пять. Надо сказать, наши живописные ожидания в отличие от архитектурных снова оправдались. В мозаиках, а на «Адмиралтейской» — и в витражах Александра Быстрова, город вновь получил еще одну порцию отдыха для глаз и для души. Что, пожалуй, и есть истинный показатель уровня настоящей монументальной живописи.


 

Шкатулка с сюрпризом
Самая большая изобразительная неожиданность, пожалуй, таится в оформлении наземного вестибюля станции «Обводный канал-2». Надо сказать, что отсутствие ярко выраженной исторической тематики в названии станции обычно дает архитектору карт-бланш. И нередко итог бывает крайне удачным. Так было когда-то давно и со станцией «Автово», и с «Пушкинской», а совсем недавно — со «Спортивной». Ведь получились же эти станции! Но то, что мы видим на «Обводном», — увы, доказывает: исключения лишь подтверждают правила. Ну никак не может культ буквы «М» в оформлении стать образной составляющей петербургской архитектуры. Это же не «Макдоналдс». Уже 10 лет назад, как вы помните, в городе нашелся какой-то умник, который сказал, что на здании метро «Площадь Восстания» и на обелиске городу-герою двум звездам быть, видите ли, нельзя. И тогда безобидную звездочку работы академика Игоря Фомина на шпиле здания-памятника станции «Площадь Восстания», не задумываясь, заменили на громадную букву «М»...

 

 

 

Осторожно, двери новых 236 станций пока не открываются
Где и когда будут новые станции, которых нам, чтобы догнать Париж, нужно 236 штук?
В Управлении Петербургского метрополитена корреспонденту «Вечёрки» сообщили, что две станции — «Бухарестскую» и «Международную» — планируется открыть до конца этого года. Новая станция «Бухарестская» будет располагаться на пятой, Купчинско-Приморской линии. Ее наземный вестибюль выйдет на угол Бухарестской и Салова, в район, где уже давно требуется скорая метропомощь. Хотя и задумывалось, что подземный зал будет односводчатым, как, скажем, на «Садовой», вслед за тем был выбран вариант колонно-пилонной станции. Архитектор новой станции — Дмитрий Бойцов. Из представленных сейчас в широком доступе изображений с внешним обликом новой станции уже вполне очевидно, что отделка цвета золотистой и охристой гаммы может быть удачна. Но, как это часто у нас бывает, совсем неизвестно, как в реальности могут выглядеть и даже самые удачные фантазии архитектора. Впрочем, надо ли защищать диссертацию по архитектуре интерьера? Два-три сочетаемых цвета — вперед, к следующим подземным победам. Мы, пожалуй, простим метростроевцам отсутствие в оформлении ближайших станций португальского желтого мрамора и китайского зеленого гранита. Очень уж надо нам до дома добраться!

За «Бухарестской», возможно, будет уже этим летом открыта еще одна новая станция — «Международная». После открытия она должна стать конечной на этой линии. Выход станции появится на пересечении улиц Белы Куна и Бухарестской. Ее вестибюль станет частью многофункционального комплекса. Проект станции разработала мастерская Николая Ромашкина-Тиманова, который участвовал в проектировании питерских станций последних лет.

↑ Наверх