Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 28 октября 2020

«Скорее всего мы не сможем в полный голос высказать все то, что приходит на ум»

Не успел появиться на киноэкранах фильм Константина Лопушанского «Роль», а продюсер и композитор Андрей Сигле уже трудится над новым проектом

Если «Роль» помещает зрителя в сумрачные декорации Гражданской войны и разоренного Петрограда, то новый фильм, можно сказать, углубляется еще дальше и исследует дальние корни происшедшего — проросшие посреди, казалось бы, благополучной Российской империи второй половины XIX века. Об этой будущей картине, которая пока еще существует только в виде сценария, Андрей Рейнгардтович любезно рассказал нам, а заодно поделился своими соображениями о ходе истории.

— Картина, которую мы будем делать, называется «Александр II». Мы будем снимать ее вместе с режиссером Дмитрием Светозаровым. А над сценарием работает Эдвард Радзинский. Мы часто встречаемся для обсуждения. 

— И какие у вас ощущения от сотрудничества?
— Эдвард Станиславович — конечно, удивительный человек, энциклопедических знаний. Встреч меньше чем по три часа у нас с ним просто не бывает. И это всегда — настоящий полет фантазии и мысли. Притом он, конечно, удивительный драматург. И его свобода во владении историческим материалом укладывается в прокрустово ложе драматургии. Мне кажется, это будет грандиозный сценарий.

Когда он начинает сопоставлять разные исторические эпизоды, живописать их — вырисовываются удивительные картины. 

— Например?
— Когда просто рассматриваешь некоторые исторические факты по отдельности, это не создает ощущения фатализма. Но когда ты складываешь их в некую цепочку и ее прослеживаешь — понимаешь, насколько история нашей страны раз за разом повторяет свой ход. Иногда — как трагедия, иногда — как фарс... И вскрываются удивительные вещи. Даже боязно становится. Скорее всего мы не сможем в полный голос высказать все то, что приходит на ум, когда сопоставляешь две эпохи — ту и нашу. Александр II готовил конституцию, он освободил народ, отменил крепостное право. И почему-то именно его убили. Причем на императора было восемь покушений, представляете? И надо заметить, все покушения на Александра II делали дворяне, а не рабочий класс. Тогда как следующий император, Александр III, совершенно благополучно много лет морозил Россию, как Брежнев. И спокойно прожил свою жизнь без всяких потрясений. Вот это удивительно.

— А какую вы видите аналогию с нынешним днем?
— И тогда, и теперь существует некий разрыв между властителем и реальностью. И вообще у нас каждый что-то себе придумал, планирует, считает, что знает, как надо делать, а в результате история распоряжается совершенно иным образом... 

Вспомните, например, что Третье — охранное — отделение было создано специально для защиты его императорского величества. И именно они же и готовили на него покушение, считая, что это благо для России. Они финансировали, давали взрывчатку народовольцам. Чем больше обостряется ситуация в стране, тем решительней сращиваются силовики и террористы. Это абсолютный факт. Террор в стране устраивает обе стороны, потому что и та и другая специализируются именно на терроре. Силовики считали, что делают правильно, но в результате оказались не правы. Последовавшие годы замораживания России — это был прямой путь к Николаю II и революции. Потому что, как говорил Александр II, «для того чтобы удержать власть, ее надо ограничить». Это он и пытался сделать конституцией. А его отец Николай I — этот момент тоже будет у нас в фильме — говорил Александру: «Это тяжелая участь — быть императором в России». 

Так что там, на мой взгляд, много чего будет похожего на современность. Параллель с тем, что происходит сейчас, несомненно, есть. И сходство иногда настолько потрясает, что даже страшно браться за эту картину.

— Вы пока не думали о выборе актеров на главные роли?
— Вот вы правильно назвали нашу главную проблему: кто будет играть Николая I и Александра II? Не Меньшиков же. И не Гоша Куценко, видимо. Надо искать... Это серьезный вопрос. От выбора актера зависит половина успеха.

↑ Наверх