Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 19 декабря 2018

Сломали ногу? Идите в суд

Коммунальные службы должны компенсировать горожанам ущерб от падений на льду

 

Если в прошлом году петербуржцы, травмированные на улицах, заполняли травматологические отделения поликлиник, то после «праздничного» гололеда они оккупировали травматологические отделения стационаров. В больничных хирургиях нет мест. Например, нашу сотрудницу, сломавшую себе ногу, поскользнувшись у собственного подъезда на Репищевой улице, отвезли на операцию в Сестрорецк.

Травмпункты переполнены пострадавшими. Люди часами ждут госпитализации


Государственная тайна

К сожалению, статистики по травмам в праздники нам собрать не удалось. Да и в будни количество пострадавших на улицах граждан тщательно скрывается от самих граждан комитетом по здравоохранению (КЗ). С 2011 года «Вечерний Петербург» пытается добиться от чиновников оглашения этих цифр, но КЗ под разными причинами уходит от ответа. Например, так:

«Указать точное количество травмированных пациентов, обратившихся в указанный период за медицинской помощью в медицинские учреждения Санкт-Петербурга, не представляется возможным, так как не подлежат статистическому учету обращения в частные, коммерческие медицинские учреждения, невозможен учет пациентов, не обратившихся после получения травм за медицинской помощью, а также учет травм, возникших в результате резкого ухудшения состояния здоровья на фоне имеющихся тяжелых соматических заболеваний».

Хотя, как сообщил корреспонденту «ВП» главврач одного из петербургских травмпунктов, в частные клиники обращается от силы один процент пострадавших.

В общем, эту информацию чиновники охраняют как государственную тайну, объясняя сие сложностью сбора и анализа статистических данных. Но сложностей никаких нет. В карточках, которые заполняют врачи «скорой помощи», есть строка о причинах травмы. В травматологических отделениях эта информация, пусть и со слов пациентов, тоже собирается. Все цифры стекаются в комитет по здравоохранению. 

Как рассказал корреспонденту «ВП» сотрудник КЗ, пожелавший остаться неизвестным, на заседаниях правительства такие данные оглашаются. Но не во всеуслышание, а письменным отчетом на стол профильному вице-губернатору. То есть городские власти информацию все-таки получают. Но делается ли что-нибудь, чтобы изменить статистику? А она даже на поверхностный взгляд посетителя среднестатистического травматологического отделения говорит о настоящем бедствии. И бедствие это происходит из-за непродуманной системы уборки улиц.

Сенатор тоже пострадал

Данную проблему признал даже сенатор от Петербурга Вадим Тюльпанов, который, поскользнувшись в начале декабря прошлого года, сломал себе коленную чашечку. Он, в частности, сказал: «Коммунальные службы работают. И если главные магистрали города расчищаются, то во дворах нет системы уборки».

Речь о чем? После новогодних праздников были выявлены две проблемы — забитые грязью, грязным снегом ливневые канализации и гололед на тротуарах. Все это следствие плохой уборки улиц. Результат — травмы в больших количествах. 

Все тротуары Петербурга убирает комитет по благоустройству (КБДХ). Напомним данные по ночи со 2 на 3 января. От КБ проезжую часть и мостовые чистили 1013 машин и 1258 дворников. Дворники в системе уборки улиц — лишь вспомогательный элемент. Предполагается, что тротуары чистят специальные грейдеры. Корреспондент «ВП» неоднократно наблюдал за их работой. Счищая снег, они оголяют лед. Который никто ничем не посыпает — дворников-то нет! Суть же провозглашенной в Петербурге системы в том, что чистить снег эти машины должны сразу после снегопада или посыпать солью до снегопада, чтобы не примерзал, и потом чистить. Собственно все эти методики и показывали на разных смотрах губернатору. Всем все нравилось. Но дело в том, что 1013 единиц техники — среди которых дай бог, чтобы половина была грейдерами для тротуаров (хотя вряд ли) и хоть сколько-нибудь посыпальщиков, — для города очень мало.

У семи нянек...

13 миллионов квадратных метров тротуаров оперативно такому количеству уборочных машин не убрать и не засыпать. Просто не успеть. Особенно провальна идея солить до снегопада, поскольку метеостанций у нас на дорожной сети — по пальцам пересчитать. Кроме того, как рассказывали корреспонденту «ВП» в КБДХ, на вымощенные тротуары грейдеры не пустишь, они могут повредить плиты, а по многим тротуарам технике просто не пройти из-за дорожных знаков (их, кстати, уже начали убирать с мостовых, но это капля в море), рекламных стендов, разного рода крылечек и т. д. 

1258 и даже трех тысяч дворников, или, как их еще называют, специалистов ручной уборки, на 13 миллионов квадратных метров тоже не хватит.

Дворы убирают управляющие компании. В Петербурге 13 700 дворов, это более 73 миллионов квадратных метров дворовых территорий. Напомним, что их, по данным жилищного комитета, убирают 8144 дворника, зимой управляющие компании привлекают еще около 2500 человек. А в соответствии с объемами рекомендуется иметь 16 589 дворников. Управляющие компании всегда оправдывались — надо привлекать больше мигрантов, мол, они дешево стоят и хорошо работают. Но мигрантов в городе пруд пруди, а дворы не убраны.

В общем, система есть. Но она не работает. Значит, надо менять. Самая рациональная существовала в Советском Союзе. При каждом квартале был дворник, который получал ведомственное жилье. Он убирал подъезды, двор, тротуар, а не как сейчас: дворы «метет» одно ведомство, тротуары — другое, газоны — третье, под арками — еще одно (см. нашу публикацию за 26 декабря прошлого года «Кто и где должен убирать снег»). В общем, у семи нянек... 

Теперь ведомственного жилья нет. И дворников нет. Некоторые муниципалитеты просят отдать уборку тротуаров в зону их ответственности. Что логично —муниципалам свои тротуары ближе. Но не на все муниципалитеты можно надеяться в организационном плане.

Все в суд

В общем, налогоплательщикам кажется, что данный вопрос должен стать одним из основных на совещаниях городских властей. Одно ясно: надо что-то менять, а не пытаться судорожно защищать неработающую систему.

Но мы о травматизме. Дело в том, что по всем нормам большинство улиц и тротуаров должны быть вычищены до асфальта или до камней мостовой. И если на них лед, значит, исполнительные власти не справляются с исполнением своих обязанностей. Юристы объясняют, что травма — это вред здоровью (несомненно), имущественные убытки (больничные листы на время лечения и реабилитации зачастую могут обанкротить отдельно взятую семью) и моральные страдания. И все это можно и нужно возмещать.

Последовательность действий, по словам юрисконсульта Татьяны Смирновой, проста:

— Конечно, надо обращаться в суд за компенсацией вреда здоровью, затрат на лечение, имущественных убытков, морального вреда и судебных издержек. Но судиться в нашем государстве не так просто. В принципе можно подать иск в суд на администрацию Петербурга, поскольку все профильные комитеты — это ее подразделения. Но скорее всего ваше заявление «завернут», редкий судья будет разбираться в процессе с зонами ответственности разных ведомств. Поэтому лучше узнать, кто отвечает за уборку территории на том месте, где вы упали, и подать иск сразу в адрес этого ведомства — на жилищный комитет, на комитет по благоустройству... Скорее всего они «переведут стрелки» на непосредственных исполнителей, на специализированные организации, дорожные службы или жилкомсервисы, а те — еще «ниже».

Лучше писать два заявления. Одно — в прокуратуру, которая в ходе проверки должна выявить все обстоятельства происшедшего, в том числе определить ответственного за уборку двора или тротуара. Другое, уже опираясь на материалы прокурорской проверки, — в суд. Кстати, в некоторых регионах были прецеденты, когда прокурор вступался за травмированных из-за плохой уборки граждан и сам обращался с заявлением в суд с требованием о компенсации вреда пострадавшему. Но в Петербурге иски прокуратуры в защиту кого-либо — редкость. А вот суды были. И компенсацию пострадавшие получали.

Но и тут есть одна «мулька». Возьмем суд о компенсации затрат на лечение Миланы Каштановой. Напомним, 5 февраля 2010 года на нее, гражданку Эстонии, на Петроградской стороне упала глыба льда. Девушка на семь месяцев впала в глубокую травматическую кому. Ее лечение требовало огромных затрат. Отец, Вадим Каштанов, подал в суд на ООО «Жилкомсервис №2 Петроградского района». И ЖКС-2 суды по возмещению материального ущерба проигрывал. Суд обязал управляющую компанию заплатить миллионы. В СМИ это назвали победой.

Но суть в том, что Жилкомсервис №2 Петроградского района платил Милане Каштановой деньги, которые собирал с жителей в виде квартплаты. Управляющая компания чуть не стала банкротом. В результате средств на содержание жилого фонда не хватало. Жители недополучили убранных дворов и крыш.

То есть с чего начали, к тому и вернулись. Получается, что из-за этого резонансного дела не пострадал ни один чиновник, например, жилищного комитета, а лишь признанная виновной в трагедии техник подведомственного ЖКС-2 ЖЭСа и жители Петроградского района, не получившие в полной мере тех услуг, за которые заплатили. И это несмотря на то, что 100-процентным учредителем районных жилкомсервисов является город. А учредитель по всем законам должен нести ответственность. 

Тем не менее судиться все равно надо. С жилкомсервисами, с дорожными службами. Только вписывать в соответчики учредителей.

 

↑ Наверх