Газета выходит с октября 1917 года Saturday 19 октября 2019

Спасенный орел оказался соколом

Спасенную всем миром птицу назвали Феликсом

Скажу сразу: эта история, хоть еще и не закончилась, но вполне благополучно протекает. Так что далее могут читать и натуры очень чувствительные.

Фото: Виктории Половец и Оксаны Володиной

А началось все во вторник вечером, когда автор этих строк была в гостях в районе станции метро «Спортивная». Мы с моей знакомой и ее ребенком пошли на детскую площадку, расположенную возле дома №7 по улице Красного Курсанта. Для тех, кто там никогда не бывал, уточняю: там такой небольшой сквер за оградой, и в сквере том установлен кораблик для лазания и прочие атрибуты детской площадки.

Но в тот вечер там происходило что-то странное. Над площадкой с громким карканьем вилась стая ворон, причем их становилось все больше и больше. Раз! — и с одного из деревьев, с нижней ветки, на площадку с трудом слетела птица. Большая, с коричневатыми перьями. Весь силуэт птицы ясно говорил: хищная. То ли орел, то ли сокол, то ли ястреб. Среди нас не было биологов. Птицу явно уже успели потрепать вороны (но, возможно, хищник сначала сам напал на какого-нибудь вороненка, и стая бросилась на защиту). По крайней мере на голове и на теле птицы были явные следы помета.

Хищник немножко прошелся по площадке и решил взлететь. Расправил крылья, взлетел, но невысоко — и бух на ограду. Дело ясное: крыло перебито. Потом снова слетел на землю, попил водички из лужи и снова попытался изобразить стремительный полет. Опять не вышло. Приземлился на ветке где-то на середине дерева.

Понятно, что птицу нужно было спасать. Как только люди уйдут с площадки, вороны превратят птицу в фарш.

Взрослые начали звонить в инстанции. Уже к моему приходу граждане успели позвонить в Зоопарк, где им ответили, что птица не их и взять ее себе они не имеют права. Потому что, если с птицей что не так, рискуют заразить всю коллекцию. Звонили и в МЧС, где ответили, что ловлей птиц не занимаются, что вот если бы был лось, так другое дело. Дали телефоны. При мне Оксана Володина и Виктория Половец, гуляющие с детьми на площадке, звонили по этим инстанциям. Без толку.

Фото: Виктории Половец и Оксаны Володиной

Тогда звоню в редакцию, и наш специальный корреспондент Михаил Телехов дает нужный телефон. Он когда-то рассказывал о благотворительном фонде «Верность», помогающем животным, попавшим в беду. Звоню сотруднику фонда Татьяне Титовой. И Татьяна сразу же отвечает, что приедет, но где-то через час с лишним, поскольку находится за городом.

Но в это время нужно «не упустить» птицу, которую может спугнуть что угодно. И тогда она может неизвестно куда улететь и забиться. Татьяна Николаевна по телефону советует нам, если сможем, поймать, накрыть птицу коробкой и ни в коем случае не сажать в клетку. Потому что в клетке птица будет биться.

Оксана и Виктория приносят из магазина большую коробку из-под фруктов. Но как достать орла, который сидит на дереве? Особенно если учесть, что когти у птички огромные и острые, и клювом долбанет — мало не покажется.

Но находится смельчак, который решает поймать птицу. Это Феликс Половец. Он сначала залезает на дерево, но птица улетает и, пролетев метров сто, садится на ограждение близлежащей стройплощадки. Все замирают: еще немного — и птица улетит на стройплощадку, где ее уже не найдешь. Но повезло: Феликсу удается схватить птицу. Ура!

Он несет ее обратно на детскую площадку, сажает на землю, и мы тут же накрываем птицу коробкой. Возле коробки располагается местная детвора. Все вместе несем караул до приезда специалиста.

Фото: Виктории Половец и Оксаны Володиной

Через полчаса приезжает Татьяна Титова.

— Ваш орел — не орел, а сокол, — говорит Татьяна и попутно замечает, что многие горожане путаются в определении птиц. Так, из одной организации позвонили, сказали, что поймали раненого орла. А при выезде на место выяснилось: не орел то был, а большая чайка.

Тем временем сокола успешно перебазируем в привезенную Татьяной коробку.

— Это домашний сокол? — спрашиваем мы, полагая, что кто-то просто выпустил сокола из квартиры. То ли птица набедокурила, то ли клетку забыли закрыть.

— Почему домашний? Сокол в городе не эксклюзивный случай. И в близлежащих лесах встречаются, и в больших парках. Один раз сокол буквально упал передо мной на асфальт. Я в уличном кафе на Московском проспекте сидела. Видимо, он охотился за кем-то, да неудачно спикировал. Того сокола выходили, — вспоминает Татьяна.

— А что дальше с нашим соколом будет? — спрашиваем мы хором.

Татьяна отвечает, что повезет его в ветеринарную клинику на Планерной. Там птице сделают полагающиеся анализы, рентген. Если потребуется, то операцию.

А дальше два варианта. Если сокол полностью восстановится, его отпустят в лес. Если нет, он будет «на пристройстве». Скорее всего, станет жить в специальном питомнике, в котором содержатся звери, попавшие в беду и которые по состоянию здоровья уже не могут выжить в дикой природе. Питомник находится за городом, и туда даже бесплатные экскурсии для школьников организуют.

Фото: Виктории Половец и Оксаны Володиной

В питомнике, к слову, уже много живности обитает. Есть аист с перебитым крылом. Летать нормально не может. Недавно еще их было двое. Но один поправился и смог улететь. Раненых аистов граждане привезли из пригородов. Есть в приюте волк по кличке Ярик. Его нашли умирающим, истощенным, сидящим на цепи в пригороде. Одного глаза не было, в теле — дробь. Видно, кто-то взял волчонком, а когда зверь подрос, то стал не нужен. Ярика долго лечили. Спасли. И теперь это вполне упитанный и вполне добродушный зверь, которого выгуливают на поводке.

Граждане, участвующие в спасении сокола и переживающие за его дальнейшую судьбу, сразу же решают в дальнейшем навестить его в питомнике. И заодно мы всем миром придумываем имя соколу. Пусть будет Феликс — по имени спасителя (а если окажется, что наш сокол принадлежит к женскому роду, то, может, Феликсина?).

По состоянию на вчерашний день сокол все еще находился в клинике. Проводится обследование. Сокола кормят и поят.

Редакция «ВП» будет следить за ходом событий.

Мы благодарим всех, кто принял участие в спасении сокола.

Фото: Виктории Половец и Оксаны Володиной.
↑ Наверх