Газета выходит с октября 1917 года Sunday 20 октября 2019

«Такое откровенное безразличие!»

В день закрытия «Пушкинской» в районе Витебского вокзала царил полный хаос

О том, что станцию метро «Пушкинская» 1 декабря закроют на ремонт, сообщали заранее. Что, однако, не помешало застать многих петербуржцев врасплох. Но особенно туго пришлось гостям города, которые ни о каком ремонте не слышали и о которых ни железнодорожники, ни сотрудники метрополитена никак не побеспокоились. Куда бежать? Где искать выход или вход? Весь воскресный день между открытой «Звенигородской» и закрытой «Пушкинской» метались дезориентированные пассажиры.

«Вечёрка» за несколько дней до начала ремонта поинтересовалась у сотрудников метро: не возникнет ли в связи с закрытием станции проблем, каким образом будут информироваться люди? Руководитель пресс-службы Юлия Шавель отрапортовала:

— По громкой связи на обеих станциях будут объявлять о закрытии. В вестибюлях расклеят соответствующие объявления. В первые дни декабря увеличат число дежурных, чтобы помогать растерявшимся пассажирам.

1 декабря наш корреспондент спустился в подземку и увидел тех самых «растерявшихся пассажиров». А вот хваленую навигацию разглядел не отчетливо. Если на «Пушкинской» пассажиров информируют по громкой связи о ремонте (правда, всего раз в 5 минут), то на соседней «Звенигородской», где, казалось бы, нужно это делать в первую очередь, — почему-то нет. Выходит, многие, кто спешит на вокзал, торопятся привычно на красную ветку, попадают в тупик и бегут обратно. Теряя таким образом драгоценное время.

Такая же несуразица и с табличками. Сообщения о ремонте в вестибюлях имеются. Но — убористым шрифтом, неотличимые от остальных объявлений и названий. Как такое объявление в толпе разглядишь и тем более прочитаешь? Ясно ведь — подобная табличка должна быть большой и яркой!

Но сплошное «спотыкание» начинается на улице. «Пушкинская», естественно, была полна указателей — куда двигаться, чтобы попасть на вокзал. Здесь — ни стрелочки, ни слова. И тем более ни одного «дополнительного сотрудника», который указал бы правильное направление. Эти функции вынужденно выполняют девушки, раздающие у выхода буклеты и переодетые в костюмы «чебуреков» зазывалы.

— Ко мне человек сто, наверное, за пару часов обратились, — рассказала девушка, рекламирующая косметику, — многие паникуют, говорят, что опаздывают. Я им объясняю, что можно пойти по Загородному, но так длиннее. Или через сад Театра юных зрителей — так ближе, но можно заблудиться.

На Витебском, к сожалению, такая же несуразица. Люди идут с поездов и останавливаются у входа на «Пушкинскую». Дергают двери, ищут, кто подскажет. На вокзале и на воротах станции висят объявления, но снова микроскопические. И на вокзале, и у станции роль указателей выполняют энтузиасты-добровольцы. Возле перрона женщина в форме железнодорожной охраны по собственной инициативе громко говорит, что «Пушкинская» закрыта. А у самой станции охотно дают разъяснения бесчисленному потоку людей парни с красными носами и с банками пива в руках…

— Эта ситуация — лакмусовая бумажка отношения к человеку, — поделилась с нами петербурженка Мария. — Сколько людей могут опоздать на поезд или электричку! Мне кажется, в какой-нибудь европейской стране в первый же день сделали бы ясную и заметную систему навигации — это же вокзал! А тут — такое откровенное безразличие! По сути, внимание к людям, которое, к сожалению, не продемонстрировали ни железная дорога, ни метрополитен, — это и есть самое важное…

↑ Наверх