Газета выходит с октября 1917 года Tuesday 17 сентября 2019

Цигель-цигель, ай-лю-лю!

45 лет назад на экраны вышла любимейшая комедия россиян «Бриллиантовая рука»

Эти позывные вошли в русскую речь не менее прочно, чем иные изысканнейшие строчки школьных классиков. Может быть, кто-то уже и забыл, откуда взялось это ай-лю-лю. Другие отлично помнят, что из «Бриллиантовой руки». Фильм Леонида Гайдая практически весь разошелся на цитаты. Трудно поверить, что «Бриллиантовой руке» — 45 лет. Но факт: премьера в СССР прошла 28 апреля 1969 года.

Кинобуффонада про похождения честного советского экономиста Семена Семеныча и двух незадачливых контрабандистов — Лелика и Геши — как покорила публику той весной, так не перестает быть любимой и по сей день.

Но это сейчас кажется, что «Бриллиантовая рука» могла быть только такой, какой она получилась. А в процессе съемок очень многое выглядело иначе. Попробуем тайно заглянуть в мастерскую Леонида Гайдая во время съемок…

Семен Семенович Павлик-Тимошкин-Горбунков

Взять хотя бы то, что у фильма рабочее название было «Контрабандисты». И сюжет, между прочим, был отчасти основан на реальных событиях. Оказывается, идея возникла у сценариста Якова Костюковского после того, как он прочитал в газете статью о швейцарских контрабандистах, пытавшихся перевезти ценности в гипсе.

Впоследствии, кстати, выяснилось, что главная интрига фильма не имеет юридических оснований: граждане СССР имели право открыто ввозить в страну до 10 килограммов золота или золотых изделий. Но вот любые операции физических лиц с валютными ценностями, в том числе с золотом и драгоценными камнями, относились к уголовным преступлениям. В июле 1961 года был принят указ, предусматривающий за некоторые виды так называемых валютных преступлений и смертную казнь.

По оценке нынешних ювелиров, в гипсе Семена Семеныча было спрятано украшений с бриллиантами на 1000 карат, или на 25 — 50 миллионов долларов.

Но занимался бы контрабандистами, несомненно, КГБ, а не простая советская милиция. На всякий случай и к съемочной группе «Бриллиантовой руки» был приставлен вполне реальный капитан КГБ: ведь при съемках были использованы настоящие золото и бриллианты.

 

  •  Кстати, Андрей Миронов и Анатолий Папанов не были утверждены на свои роли моментально. В роли Геши Козодоева Леонид Гайдай сначала видел своего звездного актера Георгия Вицина. Но все-таки решил рискнуть и пригласил 27-летнего Миронова. К актеру в то время отношение было специфическое: он считался в кинематографических кругах представителем «золотой молодежи». Гешины часы — это настоящий золотой «Longines» Андрея Миронова. Но Гайдай не ошибся — и фильм дал мощный рывок карьере актера. Позже советские кинокритики писали, что «судьба протянула Миронову свою бриллиантовую руку».
  • На роль Лелика кроме Папанова пробовались еще Михаил Пуговкин и Леонид Сатановский. А роль соблазнительницы Анны Сергеевны была сначала предложена Кларе Лучко. Но та отказалась сниматься из-за занятости в другой картине. Кандидатура Светланы Светличной прошла с трудом.
  • Единственный, в ком не было сомнений, — это Юрий Никулин. Роль Семена Семеныча (изначально фамилия героя была Павлик, затем Тимошкин, и только после придумали Горбункова) писалась специально под него. А в «Союзцирке» Никулину дали отпуск на полгода — уникальный случай!

«Кино никого не щадит»

Родной город Горбункова снимали в Сочи, а «заграницу» — в Баку, в старом квартале Ичери-Шехер. Для создания нужной атмосферы на стены налепили рекламные надписи вроде «Philips»... Иностранная речь контрабандистов, героев Григория Шпигеля и Леонида Каневского, — тарабарщина, придуманная Каневским и Гайдаем. Там попадается и слово «березина» — это фамилия будущей жены Каневского дочери известного эстрадного комика Ефима Березина. А сам Леонид Гайдай, поссорившийся на съемочной площадке с Нонной Мордюковой, вложил в уста контрабандистов колоритное ругательство «мордюк».

В качестве теплохода, на котором Семен Семеныч с Гешей едут в круиз, было снято судно «Россия». В фильме теплоход был назван «Михаил Светлов» — Гайдай очень любил стихи Светлова.

Режиссер уговорил капитана на один день переименовать судно — даже на спасательных кругах название переписали. И за один день отсняли все сцены на пароходе. А начальник морского флота, узнав, что «Михаил Светлов» в его ведомстве не числится, распорядился исправить упущение — и первый же спущенный на воду новый теплоход был назван в честь поэта.

Автомобильную мойку, где в финале Горбункова зажали Геша и Лелик, специально построили в центре Сочи. После съемок ее перевели в обычную эксплуатацию. А для сцены рыбалки у Белой скалы (ее снимали под Туапсе) возвели целый песчаный остров.

Во время съемок рыбалки — после очередного неудачного дубля — Анатолий Папанов, высунувшись из воды, рявкнул на оператора фильма: «Идиот, тьфу!» Его можно понять: температура воды была около +8 °C... Гайдай вставил эпизод в картину.

Роль же мальчика, идущего по воде, исполнил в фильме сын Никулина Максим, ныне — директор Московского цирка. Эта сцена долго не получалась — мальчик падал в воду раньше, чем Миронов успевал замахнуться ногой, поэтому Гайдай уверил ребенка, что Миронов просто пройдет мимо. Успокоенный Максим наклонился за удочкой, а коварный режиссер шепнул Миронову: «Приложись хорошенько!» Дубль получился... «Я уже знал, что к детям на съемках — взрослое отношение, кино никого не щадит», — вспоминал потом Максим Никулин.

А Миронов отыграл всю эту сцену так натурально, что на Гешино «Спасите! Помогите! Мамочка-а-а!» примчался настоящий катер со спасателями.

Рука Гайдая и тело Никулина

В сценах с автомобилями создатели фильма тоже повеселились. Номер бежевой «Волги» — 28-70 ОГО — символизирует цену бутылки водки до денежной реформы 1961 года. А номер «Москвича» Шефа — 03-57 ШОЦ — ее стоимость после снижения цен.

Между прочим, эта мосфильмовская «Волга» уже в роли такси героя Ефремова снималась в фильме «Три тополя» на Плющихе» Татьяны Лиозновой, а в «Берегись автомобиля» Эльдара Рязанова на ней уходил от погони Деточкин.

Повезло и бронзовому Пегасу, которого Семен Семеныч осматривает в комиссионном магазине. Этого же коня в «Служебном романе» Рязанова, надрываясь, переносит Новосельцев. А позже этот конь был задействован в фильмах «Ширли-мырли» и «Мой ласковый и нежный зверь»… Он до сих пор хранится в реквизиторском отделе «Мосфильма».

А вот розовый халат, в котором герою Никулина устроила стриптиз роковая красотка Анна Сергеевна, был продан в 2011 году с аукциона за 435 тысяч рублей. Светличная потом вспоминала, что и халат, и вообще ее роль были знаковыми для советского кинематографа: «Меня потом преподносили как самую сексуальную актрису в СССР, называли советской Брижит Бардо. Не проходя школы стриптиза, я могла бы тогда, наверное, работать в кабаре стриптизершей. Но роль давалась мне непросто. Я — человек застенчивый, а нужно было сбрасывать бюстгальтер. Мою зажатость снял Юрий Никулин: «Не обращай ни на кого внимания, смотри только на меня. Я свой!»

Известно, какой именно пистолет передает Горбункову лейтенант милиции Володя: итальянская «Беретта» модели 1934 года. Кстати, это первый пистолет Джеймса Бонда. В «Бриллиантовой руке» Леонид Гайдай позволил себе еще несколько иронических отсылок к бондиане, которую в то время в нашей стране могли видеть лишь единицы. К таким единицам, видимо, относился и Гайдай.

Сцена, где «Москвич-408» летит, подцепленный вертолетом, повторяет аналогичную сцену из фильма «Живешь только дважды» — он вышел только за год до фильма Гайдая.

А рука Шефа с огромным перстнем, отпирающая/запирающая замки на входной двери, — намек на главного противника Бонда — Блофельда.

Были и намеки на вполне конкретные обстоятельства личной жизни Гайдая. По словам его супруги Нины Гребешковой (по фильму жены Горбункова), фразу «Шуба подождет!» она придумала сама. Дело в том, что на «Мосфильм» были выделены две автомашины. За одну из них Гайдай расплатился деньгами, отложенными на шубу для жены.

Героиня Гребешковой говорит мужу: «Ты такой доверчивый!» В сценарии этих слов не было, но в жизни жена часто повторяла это самому Гайдаю. Он вставил эти слова в фильм.

А мужик, который интересовался, «зачем Володька сбрил усы», — реальный одноклассник Леонида Гайдая.

Эпизод, когда Горбунков теряет дар речи, встретившись с мрачным типом с медальоном в виде черепа на груди, снимали в подземном туалете, который расположен у входа в ЦПКиО им. Горького со стороны Ленинского проспекта. В этой роли снялся журналист Леонид Плешаков — ради интервью с Никулиным. Гайдай утвердил Плешакова, когда тот показал ему свою волосатую грудь. Этот коротенький эпизод снимался 4 часа.

  • Пьяного же, которого забирает милицейский патруль, изобразил сам Леонид Гайдай, озвучивает его Георгий Вицин — он напевает «Песню про медведей» из «Кавказской пленницы». Еще рука самого Гайдая появляется в сцене кошмарного сна Козодоева и хватает Миронова за нос.
  • Были на съемках и свои ужастики — непредвиденные. Например, прошел слух, что Никулин скончался. На самом деле работница гостиницы «Горизонт» обнаружила в подвале тело Никулина, накрытое простыней. Это была кукла, сделанная для съемок эпизода, когда Горбунков выпадает из багажника. Юрию пришлось срочно звонить и успокаивать родную матушку.
  • В самом конце фильма крюк подъемного крана бьет наклонившегося Семена Семеныча по шее. Это не постановочная сцена — Юрий Никулин действительно получил болезненный удар, но сдержался и доиграл. Из-за травмы Никулина пришлось отказаться от съемок сценарной концовки фильма. Финал предполагался более лиричным: из подъезда выходит семья Горбунковых, Семен Семенович теперь с двумя загипсованными руками, но вид имеет счастливый. Надежда берет мужа под руку и, краснея, тихо говорит: «Сеня, я хотела тебе сказать… У нас будет ребенок!»

«Мордюкова жирно играет»

Отзывы худсовета, принимавшего картину, были в целом прохладными. Вот некоторые выдержки из рецензии: «Миронову не везет в кино, он еще кривляется», «Мордюкова слишком жирно играет, это безумная пошлость», «Светличная чересчур соблазнительна», «Никулин мог бы играть острее».

Цензоры потребовали убрать фразу управдома «Не удивлюсь, если узнаю, что ваш муж посещает синагогу!». Сперва Гайдаю предложили отправить Горбункова в дом терпимости, однако тот отказался, мотивировав так: «Где в Москве находится тайная синагога, я знаю. А вы разве знаете, где найти дом терпимости?» В итоге остановились на нейтральной «любовнице».

В реплике Папанова «Как говорит шеф, главное в нашем деле — социалистический реализм» «социалистический» заменили на «тот самый».

Цензуре не понравились сцены с проституткой в «Стамбуле», пьянство главного героя, безалаберность таможенников и много чего еще.

Тогда, чтобы сохранить фильм в первозданном виде, Леонид Гайдай пошел на трюк. В самом конце фильма он добавил… ядерный взрыв и заявил комиссии Госкино, что согласен удалять любые сцены, кроме этой: «Неужели вы забыли о сложнейшей международной обстановке? Империализм размахивает ядерной дубиной!» Комиссия согласилась сохранить фильм без иных купюр, но только если будет убран взрыв. На то и был расчет.

Но кажется, что как ни поверни — лучше было сделать нельзя. Победителей не судят.

«Бриллиантовая рука» оказалась на третьем месте среди лидеров советского кинопроката: ее посмотрели 76 с лишним миллионов зрителей.

Потому ли такой успех, что в фильм вставлено множество пикантных, ужасно смелых по тому времени моментов? Потому ли, что через строчку достается и набившей оскомину советской действительности? Или потому, что в кадре — исключительно прекрасные актеры? Всё сразу, и еще то, что режиссером был Леонид Гайдай. Который, кажется, просто не умел снимать фильмы, не нравившиеся советскому зрителю.

Гонорары за фильм

 Леонид Гайдай — 6949 руб. (4949 руб. за съемки и 2000 руб. за сценарий);

 Юрий Никулин — 5188 руб.;

 Анатолий Папанов — 2288 руб.;

 Андрей Миронов — 1920 руб.;

 Нонна Мордюкова — 1531 руб.;

 Нина Гребешкова — 792 руб.;

 Светлана Светличная — 346 руб.

↑ Наверх