Газета выходит с октября 1917 года Thursday 1 октября 2020

Театр «Лицедеи»: Метры – вот камень преткновения!

Скандал вокруг выселения театра из занимаемых им площадей набирает обороты

 

Сегодня, 16 апреля, состоялась встреча представителей управления УК «Толстой Сквер» с журналистами, на которой они пытались донести свое видение происходящего до общественности. Начали они с обвинений, назвав Виктора Соловьева «рейдером под маской клоуна».


Однако не прошло и десяти минут, как речь директора УК «Толстой Сквер» была прервана барабанным боем, скрипками и песнями – актеры театра «Лицедеи» во главе с директором и художественным руководителем театра Виктором Соловьевым пытались прорваться в атриум, но двери были заблокированы службой безопасности. Как пройти к протестующим артистам, молодцы в костюмах не объясняли и пускать их не хотели, аргументируя это тем, что артисты «агрессивно настроены». 

Между тем мы задали несколько вопросов Сергею Вдонину, одному из главных оппонентов Виктора Соловьева.

- Банальный вопрос: в чем причина конфликта?
- Вся «колбасня» идет из-за собственности. Соловьев с какого-то перепугу решил, что занимаемые театром помещения должны быть его. Он просто зарегистрировал некое ООО «Лицедеи», пользуясь тем, что «Лицедеи» - неохраноспособное название, и всеми доступными ему способами педалирует ситуацию, хотя юридических прав на помещения у него нет. У него нет прав ни с точки зрения собственности, ни с точки зрения реального имени театра «Лицедеи». 

- Но для зрителя ведь все одно: он приходит смотреть спектакль и не задумывается о том, кому и что принадлежит…
- В этом-то вся и хитрость: это как «Абибас» и «Адидас»! Зритель не должен разбираться, где, что и как, а мы, как инвесторы, тоже хотим, чтобы все было спокойно и не было никаких скандалов. Но при чем здесь право собственности?

Сергей Вдонин

- Театру «Лицидеи» компания «Рюрик Менеджмент» уже успела предложить помещения в многофункциональном комплексе на Фонтанке, 57. Что думаете об этом?
- Я разобрался в этом, и мне радостно, что у нас таким образом появится еще один театр в городе. Однако «Рюрик Менеджмент» не является собственником этого здания, они арендаторы. А Соловьев и компания будут субарендаторами. 

- Как, по-вашему, события будут развиваться дальше?
- Мы подадим иск на Соловьева о клевете, донесем правду до правоохранительных органов, до властей, до общественности и сделаем в помещениях театра открытую площадку – там будут проводиться различные фестивали, ну и бренд «Лицедеи», думаю, останется. Просто все будут существовать на равных правах и кричать: «Это мой театр!» не будут. Ведь город нам предоставил льготы для того, чтобы мы построили театр. Вот мы его и построили. 

- Сейчас актеры театра бьют в барабаны и распевают песни, привлекая к себе внимание. Как вы к этому относитесь?
- Я думаю, что наша служба безопасности уже вызвала полицию. Мое же спокойствие связано с тем, что здесь и сейчас мы пытаемся объяснить ситуацию с точки зрения правды и здравого смысла. А действо, организованное Соловьевым, как раз и демонстрирует те шаги, которые он предпринимает, чтобы захватить наше здание. Поэтому мы и называем его «рейдером под маской клоуна». Дело в том, что любой наш призыв к спокойствию, к переговорам вызывает реакцию, подобную тому, что вы наблюдаете. При этом господин Соловьев угрожает и очень серьезно пытается оказать давление, не приводя никаких аргументов. Единственные его доводы – пинки и крики. А на данный момент он просто использует сотрудников театра. 

- На одном из федеральных телеканалов вышел сюжет о том, что театр был заблокирован: выключены эскалаторы, лифты, детей-инвалидов приходилось поднимать по лестницам. Соловьев сам не раз подтверждал эту информацию...
- У нас есть записи камер видеонаблюдения, можем продемонстрировать. Смотрите. Вот, вы видите работающие эскалаторы, вот люди в лифтах. Данная запись уже предоставлена следственным органам. Не в правилах бизнесменов брать и отключать лифты, тем более детям-инвалидам. Я могу сказать только одно: Соловьев пытается исказить информацию в свою пользу. 

С этими словами Сергей Вдонин включил черно-белую видеозапись, по его словам, полученную с камер наблюдения. На ней эскалаторы ползут вверх, какие-то люди едут в кабине лифта. Я, конечно, не специалист, но обычно на таких записях присутствует отметка о времени съемки, вплоть до секунд, и, естественно, присутствует дата. На данных видеоматериалах так называемого тайм-кода мы не углядели.

- Кто же сейчас является владельцем «Лицедеи Билдинг Корпорейшн» на данный момент?
- Ситуация юридическая следующая: Виктор Соловьев и Андрей Терентьев были владельцами и учредителями компании, они получили инвестиционный контракт, но вследствие каких-то своих решений они продали нам эту компанию. То есть, на данный момент учредителями являются совершенно другие лица, которые владеют зданием. Господин Соловьев юридически не имеет никакого отношения ко всему этому аж с 2005 года. Во время стройки он оставался директором, осуществлял коммерческую деятельность. После введения объекта в собственность помещение, предназначенное для театра, было сдано Соловьеву в аренду. Теперь же, по прошествии такого количества времени, он кричит, что «это мой театр»! Почему он тогда подписывал договор аренды? Почему раньше не возникли все эти вопросы?

- Однако ФСБ уже начала расследование, и вас в управление вызывали. По тем или иным причинам вы там до сих пор не были. И знаете ли вы, что вице-губернатор Василий Кичеджи поддержал Соловьева?
- Но ведь на сегодняшний момент не возбуждено никакого уголовного дела. ФСБ просто изъяли у нас документы, нас проверили. Просто по заявлению господина Соловьева они проводят проверку, это их обязанность - реагировать на заявление. А на встречу с вице-губернатором нас просто не пригласили, и поэтому ему известна только позиция Соловьева. Мы сейчас тоже подготовили открытое письмо с просьбой разобраться, где излагается факт того, что Соловьев незаконным способом пытается завладеть объектом недвижимости. Поймите, что театр работает, труппа выступает на сцене, никаких проблем нет! Мы построили городу новый современный театр, и почему Соловьев должен иметь на него приоритетное право, я не понимаю! 

Андрей Терентьев, экс-учредитель ООО «Лицедеи Билдинг Корпорейшн»:
- Что касается лично Соловьева, могу сказать одно: на этапе, пока я был учредителем, он ни одной копейки сюда не вложил! Капитал, вложенный в это здание, формировался из моих личных активов и активов моих бизнес-партнеров, которые просто верили на слово. Инвесторы в итоге компенсировали свои вложения, кто-то получил деньги, кто-то - помещения. Мы же в итоге, чтобы компенсировать свои издержки, доли, нам принадлежащие, продали. Для меня вся эта история на этом закончилась. Если у меня изначально был план, как и что нужно делать, то Соловьев руководствовался принципом «давай деньги, а там посмотрим!» Но вместо этого театра здесь ничего быть не может. Думаю, что суть проблемы кроется в личных амбициях Соловьева в отношении собственности.

Виктор Соловьев

Эти мнения принадлежат только одной стороне. Нашим долгом было поговорить с Виктором Соловьевым, который с группой артистов театра «Лицедеи» уже успел выбраться на улицу. 

Узкий тротуар рядом со зданием театра был забит пестрой толпой. Непрерывно звучали скрипки, бил барабан. Проходившая мимо группа детей младших классов завороженно уставилась на протестующих клоунов.  

Беседа с Виктором Соловьевым носила несколько хаотичный характер, но обвинений в адрес своих оппонентов у него накопилось не меньше.

- Почему же вам не дали слово, тем более вы так настойчиво этого требовали?
- На встречу с журналистами не пустили именно тех, кто располагает конкретной информацией о происходящем! Нас не пустили, потому что им не нужна правда, они хотят сделать в плохой ситуации приличный вид. 

- Выдвигается множество обвинений, обоюдных. Могли бы вы четко обрисовать имеющуюся проблему?
- Все просто: театру «Лицедеи» не дают законного места, которое он должен получить, уже четыре года не подписываются документы о собственности. 

- Нам только что рассказали, что никаких помех у труппы для творчества нет.
- Творчество, говорите? У нас сбили вывеску театра, у нас постоянно выключают свет, выключают вентиляцию, выключают эскалаторы, закрывают доступ в театр! Нас просто выживают. То, что говорит Вдонин, – это ложь! Если бы полчаса назад мы находились бы рядом, когда он отвечал на вопросы, мы привели бы свои доводы, подкрепленные видеоматериалами и прочими документами. Единственная их задача – убрать театр отсюда, чтобы продать весь комплекс за большие деньги. Мы же для них – как кость в горле.

- Что же, по-вашему, из того, что говорил Вдонин, – неправда?
- У меня в руках документы, договор, исходя из которого я уже с 2007 года должен стать собственником 1134 квадратных метров плюс еще тысяча метров по факту сдачи объекта в эксплуатацию. Здесь на документе и их подписи, и моя. 

- Это договор на ваше имя?
- Поскольку я являюсь генеральным директором и клоун-мим театра, и компании, которая строила этот дом, то подписывал его, конечно, я. Идея всего этого комплекса принадлежит тоже мне. И пятно под застройку получил я. Проект и его согласование выполнены мной. 

- Правда ли, что вы продали свою долю в ООО «Лицедеи Билдинг Корпорейшн»?
- Нет, это ложь. 

- То есть, на данный момент вы являетесь учредителем ООО «Лицедеи Билдинг Корпорейшн»?
- Я уже не знаю, кем я являюсь! Мне нужно увидеть их часть документов, а меня не пускают и документов мне не показывают!

- Но без вашей подписи ведь ничего нельзя сделать…
- Думаете? У меня есть масса документов, где стоит не моя подпись! 

- Как это? То есть речь идет о подделке подписи?
- Вполне возможно! Я эти бумаги отдавал уже на экспертизу, и было подтверждено, что там не моя подпись.

- Показать можете?
- Потом, с собой не захватил. 

- Вас называют рейдером...
- Очень весело! Это они пять лет назад захватили все здание и записали его на себя. Хотя пятно на застройку выделялось под театр! Мы же не можем получить свою мизерную долю в этом здании. Но разговоры вестись могут долго, во всем должна разбираться прокуратура, так как я очень давно подал заявление. Если бы у нас было рыльце в пушку, разве мы писали бы письма губернатору, президенту, в прокуратуру? 

- Ваши оппоненты тоже письмо на имя вице-губернатора сообразили…
- Поздновато они этим занялись! И поздновато прессу собрали! Они понимают, что говорить что-то нужно. Но собрали встречу с журналистами, а нас не позвали. 

- Они мотивируют это тем, что когда вы с вице-губернатором встречались, их не позвали…
- Меня вице-губернатор вызвал, пригласил для беседы, одного меня. А все потому, что по документам я фигурирую везде один, ни Вдонина, никого другого там не записано! Я один отвечаю за все, что здесь сделано. Со мной говорили как с художественным руководителем театра. Теперь будут говорить с ними. Только что они покажут? Видео, как работали лифты? 

- Думаю, что именно его. Как же все происходило в тот день?
- Они перекрыли фойе, заколотили двери театра досками! А лифты работали, да, только когда кабина поднималась, люди обнаруживали закрытые двери! Это просто двойное кощунство: поднять ребенка-инвалида наверх, показать закрытую дверь, а потом опускать его обратно вниз. Все это заснято, нам бояться нечего. 

- Между прочим, компания «Рюрик Менеджмент» предложила вам помещение на Фонтанке, 57. Что думаете?
- Об этом я ничего не знаю. Вчера в Интернете это увидел, но мне никто не звонил и ничего не предлагал. Тем более, зачем нам Фонтанка? Вот наш театр, я его строил. Зачем мы должны покидать свой дом? 

 

↑ Наверх