Газета выходит с октября 1917 года Thursday 25 апреля 2024

Телефонная линия «36 квадратных метров» — до сих пор горячая

Число ветеранов, нуждающихся в жилье, не иссякает. А нормы законов уже не могут учесть всех обстоятельств судеб фронтовиков и блокадников

Работа нашей горячей линии «36 квадратных метров», организованной больше пяти лет назад, не прекращается ни на минуту. Изо дня в день ветераны продолжают звонить юрисконсультам, просят помощи в защите своих прав — в получении жилья, в улучшении жилищных условий, в проведении ремонта в ветхой квартире или разваливающемся деревенском доме. И чаще всего причина обращения к нам фронтовиков или блокадников — некомпетентность, неисполнительность, безответственность сотрудников районных жилищных отделов.

Горячая линия «Вечёрки» помогла улучшить жилищные условия 133 ветеранам.

Жительница блокадного Ленинграда Ларго Константиновна Тимофеева зарегистрирована в двухкомнатной квартире вместе с сыном, невесткой и двумя внуками — пять человек на площади 43,7 кв. метра. Опять же жилищная обеспеченность — минимальная, меньше 9 кв. м на человека. Блокадница имеет право быть поставленной в очередь на квартиру и на получение отдельного жилья. Но в жилищном отделе Московского района ей говорят, что ее невестка прописана менее 5 лет, поэтому пока она не имеет никаких прав. Объясним, что речь здесь идет о статье Жилищного кодекса РФ, которая направлена на то, чтобы граждане не злоупотребляли своими правами и намеренно не ухудшали свои жилищные условия для получения разных благ. В общем, Ларго Тимофееву обвинили как раз в намеренном ухудшении своих жилищных условий. Но по закону регистрация по месту жительства супругов и несовершеннолетних не является намеренным ухудшением жилищных условий. И это уже некомпетентность конкретных специалистов вышеупомянутого жилищного отдела. И таких необоснованных отказов в постановке на очередь ветеранов — очень много.

Еще одна категория обращающихся к нам — это те ветераны, кто обеспечен жилой площадью в полной мере, но живут в ветхом жилье, которое требует ремонта. Они просят нас обратить внимание чиновников в их сторону. Кстати, ветераны никогда не обращаются к нам без оснований.

Например, вопросы о ремонте начались после того, как начальник главного управления по работе с личным составом ВС РФ генерал-майор Михаил Смыслов сообщил в апреле 2014 года, что до конца этого года тем ветеранам, которые живут не в самых хороших условиях, но при этом не имеют права на получение жилья, за счет средств Минобороны России будет проведен капитальный ремонт квартир.

Но, например, участник Великой Отечественной войны Федор Михайлович Макеев мучается уже много лет, пытаясь добиться от властей города Пушкина капитального ремонта своей квартиры, которая разваливается из-за трещины в стене многоэтажного дома на бульваре Алексея Толстого. Из трещины дует прямо в квартиру. В свое время квартиру признали непригодной для проживания. А потом… опять признали пригодной. Но риелторы не хотят с ней связываться. Наверное, у них зрение лучше, чем у сотрудников разных государственных ведомств и организаций, которые приходили изучать этот вопрос, а потом отказывали ветерану в ремонте. А однажды в отделе социальной защиты населения администрации Пушкина даже согласились с необходимостью проведения ремонта, но с оговоркой: «при наличии спонсорской помощи». А потом она опять стала пригодной для проживания. Тут уже неясно, некомпетентность это, неисполнительность или безответственность? Господа, зимой в квартире Федора Михайловича плюс 12 градусов! И Минобороны деньги дает! Ну сделайте вы капремонт человеку!

Августа Сергеевна Заводчикова, 90-летняя участница Великой Отечественной войны, вдова фронтовика, живет в буквально разрушающейся квартире в доме №41 по Варшавской улице (Московский район). Квартиру над ней сосед сдает гастарбайтерам. Те уже неоднократно ее заливали. Она сначала надеялась переехать. У нее самой прав на отдельное жилье нет, но ее сын, страдающий хроническим заболеванием, стоял в очереди. Потом его вдруг сняли с учета нуждающихся в отдельном жилье. Августе Сергеевне осталось надеяться, что ей помогут с ремонтом. Но в администрации Московского района ей отказали. Суд тоже отказал из-за... неопределенности даты залива. Мол, это очень важно, в какой день и час на нее протекла соседская ванна, а поскольку ее заливали с десяток раз, то определить когда не представляется возможным. Соответственно, и решение правильное вынести невозможно. Хотя какая разница, когда именно залили квартиру Августы Сергеевны, если она фронтовик и имеет право на капитальный ремонт?

Над блокадницей Валентиной Михайловной Газеевой в Выборгском районе просто издеваются. Вместе с ней в двухкомнатной квартире на Лесном проспекте проживают еще три семьи — дочерей и внучки. Не проживают — ютятся. Как после войны — по углам с занавесочками между шкафами. Отдельное жилье 84-летней блокаднице не положено, на каждого прописанного приходится больше 9 квадратных метров. Но Валентина Михайловна просила социальное жилье. В жилищном отделе Выборгского района ее просьбы просто игнорировали, но когда им позвонили из администрации президента РФ, куда Газеева вынуждена была написать, видимо, оскорбились. Предложили комнату в коммунальной квартире в социальном доме (а у нас, по закону Петербурга, ветеран категорически не должен жить в коммуналке). Конечно, отказалась. А больше ей не предлагали, хотя по закону должны предложить столько смотровых, сколько потребуется.

Ветераны не должны жить в коммуналках!

В похожую ситуацию попала участница войны Валентина Алексеевна Свечникова. Районный суд признал, что у нее нет жилья и что она в принципе имеет право на квартиру. Но в жилищном отделе уже Василеостровского района на это не обращают внимания и отказывают в жилье, даже в социальном.

Еще один момент, который хочется отметить: требование в подсчете жилищных норм от общей площади стрижет всех под одну гребенку. Так, многие ветераны ютятся в комнатках по пять или шесть метров, но зато у них очень длинный коридор, и при подсчетах выходит больше 9 метров — не положено.

Или другие случаи, касающиеся метража. Дом блокадницы Нины Васильевны Васильевой, проживающей в Кировском районе, попал под реновацию. Обычная по метражу хрущоба, но разделенная на холл и три клетушки. В одной из них ютится наша блокадница, а в других — семьи ее родственников. При реновации им предоставляют квартиру такой же площади — но клетушки сейчас уже никто не строит, — только двухкомнатную. То есть две семьи помещаются, а Нине Васильевне где жить? На кухне? Компания, которая занимается реновацией, предложила выход — купить студию. Но у блокадницы денег нет. А что тут сложного, если порассуждать? Под реновацию дом попал, потому что он непригоден для проживания. То есть если блокадница проживает в квартире, непригодной для проживания, она имеет право получить отдельную квартиру. И не надо студию покупать. Просто сотрудники жилищного отдела Кировского района должны внимательно читать законы и, читая их, помогать людям, а не наоборот.

Или ситуация блокадника Евгения Викторовича Якшевича: он, его жена, сын и бывшая невестка живут в однокомнатной квартире. Пытались в кухне угол спальный организовать. Не получилось. А квартира такая, что на каждого приходится по 10,3 кв. метра. То есть блокадник под президентский указ не попадает. Но Евгений Викторович 55 лет отдал флоту, имеет орден «Знак Почёта», кандидат технических наук, а кандидаты наук имеют право на большую площадь. Но даже если бы он не был кандидатом. Блокадник так жить не должен. А если он так живет, это все те же некомпетентность и безответственность сотрудников районной администрации.

Анализ обращений показывает, что таких вот сложных жизненных ситуаций у ветеранов очень много. И каждая в своем роде уникальна, у каждого свои объективные или субъективные обстоятельства. Нельзя всех под одну гребенку метража или 5-летнего моратория! Как-то по-другому нужно. Ведь была же создана комиссия при губернаторе, которая решала судьбы обманутых дольщиков — каждого в отдельности. Члены комиссии тщательно изучали обстоятельства и помогали с жильем или отказывали в зависимости от жизненной ситуации.

У нас предложение: пока участники войны и блокадники еще живы, создать такую же комиссию, только для ветеранов. За ветеранами дело не станет, их у нас много. И телефонная линия «36 квадратных метров» работает. Она до сих пор горячая.

***

 С сентября 2009 г. по декабрь 2014 г. на горячую линию газеты «Вечерний Петербург» «36 квадратных метров» обратились 3466 граждан (в том числе из других регионов).

 Из них проживающих в коммунальных квартирах и общежитиях — 201 чел.

 Оказана консультационная помощь на личных приемах — 790 чел.

 Оказана консультационная помощь по телефону и электронной почте — 1796 чел.

 Получили жилые помещения при непосредственном участии журналистов и юристов Балтийской медиа-группы — 133 человека:

2010 год — 42 человека;

2011 год — 23 человека;

2012 год — 15 человек;

2013 год — 45 человек (в т. ч. из коммунальных квартир — 11 чел., ветераны-БОМЖ — 3 чел.); поставлены на очередь — 11 чел.;

2014 год — 17 человек.

 В настоящее время постоянно в работе по оказанию помощи ветеранам войны в получении жилья (переписка с госорганами) находится 46 обращений.

↑ Наверх