Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 28 октября 2020

Темное место, где счастье стоит дешевле всего

В Росфото открылась выставка «Кино и мода»

Черно-белые винтажные фотографии звезд кино золотой эпохи Голливуда происходят из коллекции Александра Васильева, историка моды.

Платье Марлен Дитрих из фильма «Ангел», сделанное Тревисом Бентоном.


За что платят звездам

В кино мы отправляемся, когда жаждем новых впечатлений. А еще мы ходим в кино, чтобы смотреть на звезд и обсуждать потом их внешность и наряды.

С тех пор, как появилось кино, оно обрело подружку — моду. Вот уже сто лет минуло с рождения кинематографа, а кино и мода, как говорит Александр Васильев, до сих пор находятся в «объятьях друг друга».

Многие кинозвезды вдохновляли модельеров и наоборот — модельеры участвовали в создании их ослепительных образов на экране и в жизни, которые служили нам образцами для подражания.

«Боже, какие уроды!» — воскликнула однажды Марлен Дитрих (как пишет ее дочь Мария Рива в книге «Моя мать Марлен Дитрих»), глядя с галереи крупного берлинского универмага на снующую внизу толпу. «Не удивительно, что нам, в Голливуде, столько платят!»

Конечно, мы, простые смертные, понимаем, что, даже купив платье или шляпку точь-в-точь такие же, как у экранных небожителей, не станем столь же красивыми и сексуальными. И все же покупаем, надеясь, что немного звездного блеска перепадет и нам.

На выставке винтажных черно-белых фотографий звезд кино от 1910-х годов до конца XX века из коллекции Александра Васильева публика увидит, за что артистам платили миллионы.

Элизабет Тэйлор в вечернем платье, вышитом бисером. 1950-е гг. Фото: Коллекция Александра Васильева

Очарование поддельных бриллиантов, мехов и перьев

Киномода родилась в Голливуде, что не удивительно. Ведь один из столпов американской киноиндустрии всесильный продюсер Адольф Цукор заработал капитал для кинобизнеса, торгуя лисьими мехами…

А Луис Б. Майер так и вовсе начинал как торговец подержанной одеждой.

Крестным отцом голливудского костюма называют Говарда Грира. Он был увлечен Парижем, новым стилем, воплощенным в творениях французского модельера-реформатора Поля Пуаре, который работал на рубеже XIX — XX веков. Экзотика, фольклор, роскошь, свойственные Пуаре, пришлись как нельзя более кстати в Голливуде. Грир впоследствии вспоминал: «Нью-Йорк и Париж презрительно морщились, глядя на платья, созданные в Голливуде. Пусть. Возможно, они были слегка вульгарны, но в них была фантазия… Судьба забросила меня в этот карнавальный мир, и я купался в его поддельных бриллиантах, перьях и мехах и обожал каждое его мгновение…»

Именно он воспитал плеяду таких блестящих костюмных дизайнеров, как Джильберт Адриан, Тревис Бентон и Эдит Хед. Они возглавляли костюмные отделы «МГМ», «Парамаунт» и «Уорнер Бразерс». Адриан одевал Грету Гарбо и Джоан Кроуфорд, Тревис Бентон — Марлен Дитрих, Эдит Хед — Мэй Уэст и всех красивых холодных блондинок Альфреда Хичкока, включая Грейс Келли.

Бентон начал путь к славе с платья, которое купила Мэри Пикфорд для того, чтобы вступить в тайный брак с Дугласом Фербэнксом. В 1924 году его пригласили на должность художника по костюмам на студию «Парамаунт». Тут его талант развернулся во всем блеске. Он умел найти подход к капризным и, несмотря на красоту и талант, страшно неуверенным в себе звездам. Любимой его поговоркой было: «В случае сомнений — отделка мехом!» Только он мог угодить невероятно требовательной во всем, что касалось совершенства нарядов, Марлен Дитрих.

Адриан был костюмным дизайнером студии «Метро-Голдвин-Майер». Он умел превращать недостатки в изюминку. Широко известна история, как он превратил Джоан Кроуфорд, кинозвезду с внешностью, далекой от канонов красоты, в икону стиля. У нее были слишком широкие плечи. И вот в фильме 1931 года «Одержимая» Джоан появилась в роскошном платье со съемным верхом, позволявшим то обнажать, то скрывать плечи.

Модельеры оставались в тени звезд, но власть их была огромна. Блузка с пеной воланов из органзы, в которых утопали плечи актрисы, придуманная Адрианом для роли Кроуфорд в «Гранд-отеле», получила сумасшедшую популярность. Тысячи поклонниц кинозвезды хотели быть похожей на нее. За короткий срок было продано более полумиллиона копий этой блузки.

В конце 30-х Адриан начал работать с Гретой Гарбо. Он создавал для нее строгие, элегантные костюмы, доведя образ загадочной, холодноватой красавицы до совершенства. Он умел быть настоящим диктатором, и Грета признавалась, что просто ненавидела его костюмы, но… никогда с ними не расставалась.

Джоан Кроуфорд и ее платье из фильма «Невеста в красном», сделанное Адрианом.

Русский Голливуд, роковые женщины и фатальные мужчины

Словосочетание «Русский Голливуд» звучит странно. Ведь Голливуд — такой же расхожий символ Америки, как статуя свободы, знак доллара или голубоглазый ковбой с рекламы «Мальборо».

Но, оказывается, выходцы из России внесли свой вклад в американский кинематограф.

«Когорта женщин-вамп, представленная на выставке портретами Аллы Назимовой, Теды Бара, Полы Негри и Ольги Баклановой, сменилась образами миниатюрных инженю — Мэри Пикфорд и Лилиан Гиш, а затем великих femme fatale Греты Гарбо, Глории Свенсон, Мэй Уэст и Анны Стен», — рассказывает Александр Васильев.

Начнем, пожалуй, с вамп русского происхождения. Бледная томная красавица с печальными глазами и черными кудрями. Это Алла Назимова (1879 — 1945) — русская театральная актриса, начинавшая в МХТ у Станиславского и Немировича-Данченко, затем эмигрировавшая в США, где снималась в кино. И стала не только звездой экрана, но одной из первых воплотила популярный впоследствии образ роковой женщины. Стала очень популярна после фильма «Саломея».

Кто знает, стала бы эта роль для нее звездной, если бы не великолепные костюмы, созданные для нее еще одной русской талантливой женщиной — Наташей Рамбовой. Она была увлечена Парижем, новым стилем, воплощенным в творениях французского модельера-реформатора Поля Пуаре, который работал на рубеже XIX — XX веков. А тот в свою очередь был под впечатлением от Леона Бакста и созданных им костюмов и декораций к балетам «Русских сезонов» Сергея Дягилева. Сама Наташа начинала как балерина, танцуя в балетах Федора Козлова, одетая в костюмы, скопированные с бакстовских. Она одела Назимову в духе рисунков Обри Берсдлея — томных, виртуозных, эротичных.

Наташа Рамбова, кстати, была женой Рудольфа Валентино — сверхпопулярного актера немого кино, видя которого на экране зрительницы теряли сознание от восторга. В жизни, как можно понять из мемуаров той эпохи, он был довольно непривлекательным типом, от которого вечно несло луком (лук он почитал панацеей от всех болезней). Но на экране и впрямь был ослепителен. В этом есть заслуга и его жены, придумывавшей роскошные костюмы для его персонажей.

Именно эта женщина, имя которой сегодня мало кто помнит, оказала влияние не только на голливудский костюм, но и на сам голливудский стиль — таким, каким мы представляем его и теперь. Роскошный, оторванный от реальности, сказочно-красивый.

Грета Гарбо в фильме «Королева Кристина». Автор платья — Адриан.

«Шекспир балетного костюма»

Еще одно русское имя, прославленное в Голливуде, — Варвара Каринская, художница по костюмам.

В 1948 году Киноакадемия, присуждающая «Оскаров», ввела новую номинацию — Best Costume Design — только в 1948 году. И Варвара Каринская стала первой, кто получил «Оскара» в этой номинации — за костюмы, созданные к фильму «Жанна д' Арк» с Ингрид Бергман в главной роли! А в 1952-м Каринская стала обладательнцей еще одного «Оскара» — за ленту «Ганс Христиан Андерсен».

Истоки ее яркого и оригинального таланта, как и у Наташи Рамбовой, следует искать в «Русских сезонах» Сергея Дягилева, для балетов которого она создавала костюмы. Оказавшись в Нью-Йорке, она познакомилась с хореографом Джорджем Баланчином и сорок лет делала костюмы для New York City Ballet. Причем делала с таким блеском, что Баланчин как-то назвал ее «Шекспиром балетного костюма».

Ингрид Бергман в фильме «Жанна д'Арк», костюмы для которого сделала Каринская. За них и получила «Оскара» в 1948 году.

«Хорошо, что Вы не здесь, в Союзе» 

И, наконец, еще одна великолепная женщина, прославившаяся в Америке в сфере костюма и моды, — Валентина Санина, которой Александр Вертинский посвятил одну из самых трогательных своих песенок:

«Хорошо, что Вы не здесь, в Союзе.

Что б Вы делали у нас теперь, когда

Наши женщины — не вампы, не медузы,

А разумно кончившие вузы

Воины науки и труда».

Валентина, эмигрировавшая из охваченной революцией России в Америку, сделала блестящую карьеру. Она одевала Кэтрин Хепберн и Глорию Свенсон, Полетт Годар и Норму Ширер. Когда ее просили раскрыть секрет успеха, Валентина говорила: «Простоте не грозит изменчивость моды. Шей с расчетом на целый век. Позабудь, какой на дворе год!» Она была умница, красавица, великолепно одевалась сама и была законодательницей моды. Вот только ее муж Джордж Шлее много лет изменял ей с Гретой Гарбо, которой вообще было наплевать на моду.

Варвара Каринская. Портрет.

Киноактриса Сьюзан Болл и художник по костюмам Билл Томас на киностудии «Юниверсал». 1954 г. Фото: Коллекция Александра Васильева

Черно-белые фото — золотая эпоха

«Большинство фотографий на выставке — черно-белые, так как они относятся к золотому веку голливудского кино, — говорит Александр Васильев. — Но не только звезды, узнаваемые актеры, но и множество «старлеток» — звездочек, вспыхнувших в одночасье и так же быстро погасших, представлены на этой выставке. Многие имена современному зрителю окажутся неизвестными, но это не беда. Долгие годы «железный занавес» отделял нашу страну от всего мира. Вот почему мы пропустили целый пласт киногероев. Выставка даст возможность хотя бы отчасти восполнить эту культурную лакуну».

Кэтрин Хепберн в трикотажной шляпе и шерстяном костюме. Дизайнер — Валентина Санина. Голливуд, середина 1930-х гг. Фото: Коллекция Александра Васильева

В 1930-е гг. костюмер студии MGM Adrian создал для великой Гарбо несколько платьев косого кроя, которые оказались настолько великолепными, что поклонники обратились к звезде с просьбой продать их по феноменально высокой цене.

Travis Banton, костюмер киностудии Paramount, прославился роскошными сверкающими вечерними туалетами и элегантными смокингами, которые, по словам Дианы Вриланд, «создали Дитрих», а строгий объемный крой Edith Head превратил многих героинь фильмов Хичкока в модели для подражания.

Jean Louis, француз-костюмер киностудии Columbia Studios, творил с таким размахом, что прославился как «голливудский принц гламура».

Среди самых известных его шедевров — облегающее платье-«песочные часы» из черного атласа, в котором Рита Хейворт блистала в «Джильде» (Gilda) Ч. Видора (кстати, платье вошло в десятку самых сексуальных кино-нарядов) и прозрачное платье из шифона, украшенное бисером, в котором Мэрилин Монро пела знаменитое поздравление Кеннеди.

↑ Наверх