Газета выходит с октября 1917 года Sunday 25 августа 2019

«Темное место» пусто не бывает

Общественность предрекла крах бизнесу, выросшему на петербургских банях

Банного полку за последний год снова убыло. Закрылись на ремонт Павловские бани на Московском проспекте. Народ их любил. Люди ехали со всего города. И сейчас все гадают: откроются или нет, будут там снова бани или опять появится бизнес-центр. Ведь Удельные бани тоже закрылись на ремонт, а в марте их взяли и «без объявления войны» снесли практически за один день, никто опомниться не успел. Наивно думать, что инвестор возьмет и снова построит там общественные бани для народа. А туда из близлежащих поселков и деревень люди ездили, с семи утра очереди занимали. То есть инвесторам уже стало мало центра, они запускают свои щупальца в окраинные районы. То ли еще будет.

Пушкарские бани продали инвестору за 70 тысяч долларов!!!

Поэтому в очередной раз газета «Смена» — рьяный защитник этого истинно культурного явления — решила поднять очень острый (три миллиона посещений бань зарегистрировано за последний год, это как минимум 60 тысяч постоянных посетителей, а с летними дачниками и незавсегдатаями — все 150 тысяч) для горожан вопрос. Главный редактор издания Олег Засорин прямо так и спросил: «Доколе?» И направил этот вопрос чиновникам и депутатам, пригласив их в Балтийский медиа-центр на Каменноостровский проспект, 67. Но, увы. Как оказалось, вопрос банной культуры волновал только партию «Яблоко», от которой пришел член ее фракции в ЗакСе Александр Кобринский. Чиновники не пришли вообще.

Как рассказал корреспонденту «ВП» Олег Засорин, власти предержащие — представители комитета экономического развития, промышленной политики и торговли, представители районных администраций — обещали:

— Уверяли нас, что придут и ответят на все вопросы журналистов. Но постепенно у каждого из приглашенных и согласившихся нашлись неотложные дела, которые помешали их участию в обсуждении банной темы.

Журналисты накинулись было на депутата Кобринского, но тот, оказалось, сам отписки на свои запросы от чиновников получает:

— Меня и моих избирателей интересуют две темы. Первая — газовые колонки. А вернее, льготная программа их установки. Вторая — бани. В частности, разрушенные Пушкарские. Сейчас мы добиваемся полного восстановления этого объекта архитектуры, а также ремонта соседних домов, по которым пошли трещины. Ну и конечно, нужно вернуть и его изначальную функциональность.

Местные жители говорят, что Удельные бани никак не хотели «сноситься» — слишком крепкой была постройка, но современные технологии победили вековой камень, выворачивая стены «с корнем».

Поясним. Стоимость официального разрешения на установку газовой колонки в квартире — с работой трубочиста, проектировщика и со всеми согласованиями — обходится порядка ста тысяч рублей. Для многих это просто неподъемная сумма. Поэтому в последнее время в городе действовала программа установки газовых колонок. Но ее действие со вступлением в силу нового Социального кодекса Петербурга с 2012 года приостановлено — надо создавать новую программу под новое законодательство. Это, по словам Александра Кобринского, процесс довольно длительный.

Что касается Пушкарских бань, то здесь депутат пытался выяснить историю «реконструкции» и всего, что с ней связано, а также высказал желание начать диалог с чиновниками относительно очередного зеркально-стеклянного монстра с почему-то зеленоватым отливом (мы рассказывали об этом в номере за 

16 февраля 2012 года в статье «Голышом по бизнес-центру»), который, по планам инвестора, должен вырасти над старинным фасадом красного кирпича:

— В отношении самого проекта все просто вошли в режим молчания. Чиновники категорически избегают говорить на эту тему. Как не хотят они говорить и на тему возвращения баням функциональности (а с творением Сюзора были уничтожены 500 помывочных мест), что для Петроградской стороны, где в старых домах нет ванн и горячей воды, очень актуально.

Депутатский запрос губернатору о разрушении соседних домов последний спустил вице-губернатору. Сергей Вязалов, по словам Кобринского, на него ответил отпиской: мол, ничего страшного в этих трещинах нет и что они появились еще до начала строительства.

— Сейчас, — заявил депутат, — мы направили новый запрос с просьбой подробно ответить на все наши вопросы, касающиеся истории разрушения и якобы реконструкции Пушкарских бань.

Но активист — жительница одного из домов, по которым прошли трещины, — лишь махнула рукой:

— Чиновники уже переписывают историю. До того как бульдозеры начали рушить стены, трещин не было. Все жители под этим подпишутся. Врать не будем. А теперь, оказывается, трещины были. А мы все, значит, невменяемые. Чтобы доказать это, нужно, чтобы суд назначил экспертизу. Но даже если нарушения будут установлены, наказать уже никого невозможно. Ломать начали в 2006 году. И срок давности по таким административным делам истек. Да и тех владельцев уже нет — объект несколько раз перепродан.

На всю эту историю отреагировала руководитель движения «Санкт-Петербург — духовная столица» Елена Бабич. Она оценила ситуацию с банями в целом. Но по-своему:

— Уничтожение бань — сознательное разрушение нашей культуры. И сейчас идет даже настоящая пиар-кампания. Горожанам пытаются психологически подменить понятие бань с чистоты на моральную грязь.

Как бы странно подобное заявление ни звучало, корреспондент «ВП» вынужден с ним согласиться. Стоит лишь упомянуть в какой-нибудь «не банной» компании: «А вчера я ходил в баню», как буквально сталкиваешься с градом абсурдных вопросов: «В общественную? Там же грязно!», «А как же ты туда ходишь? В общих отделениях же одни гомосексуалисты моются!».

В общем, полный бред. Но этот придуманный социальный образ не только воспринимается на веру людьми вполне адекватными, но и оказывается очень живуч — человека с подобными утверждениями сложно переубедить, а тем более пригласить попариться.

Председатель отделения ВООПИиК Петроградского района Людмила Семыкина добавила мистики и абсурда:

— Территории, на которых стояли бани, издавна считались «темными местами». По народным поверьям, там всегда обитала нечистая сила. Бани смывают с людей грязь, но грязь там и остается. На этих местах никогда не построить чего-либо перспективного. Вот бани на Карповке снесли, вместо них попытались построить гостиницу, но странное здание так и стоит долгостроем более 20 лет. Вместо Пушкарских и Посадских бань хотят возвести бизнес-центры. Но из этого бизнеса не получится ничего путного.

Тут редактор «Смены» Олег Засорин вспомнил указания прошлого и нынешнего губернаторов:

— Первая неоднократно говорила инвесторам сохранить при своих проектах помывочные места. Второй высказался за то, чтобы вернуть Посадские бани городу. Но у меня складывается ощущение, что его никто не услышал. То ли слова губернатора не имеют никакого влияния на подчиненных ему чиновников, то ли это тоже мистика.

Ответа не последовало.

Фото Натальи ЧАЙКИ
↑ Наверх