Газета выходит с октября 1917 года Saturday 14 декабря 2019

Тигры, лев, медведи, вари — всем знакомая компания

Ленинградскому зоопарку исполняется 150 лет

Торжественное открытие петербургского зоосада состоялось в городе на Неве 14 августа (по новому стилю) 1865 года. Основателями его стали предприимчивые коммерсанты супруги Софья и Юлиус Гебгард, голландцы по происхождению. Зоосад возвели за каких-то шесть месяцев. Для привлечения публики в нем устроили молочную ферму с буфетом, на построенной эстраде играл духовой оркестр. Среди первых питомцев были рысь, ягуар, львица, антилопа, лисы, павлины, огромная черепаха. Коллекция постоянно росла. Например, Александр II подарил питомнику двух слонов, великий князь Александр Михайлович — леопарда и двух корейских пони. В 1909 году зоосад пришел в упадок и даже был закрыт, но благодаря усилиям театрального артиста и антрепренера Семена Новикова — возрожден. Во время Великой Отечественной войны Зоопарк сильно пострадал, но не прекратил своей работы. Сегодня его коллекция состоит из более 600 видов млекопитающих, птиц, рыб и беспозвоночных — всего около 5 тысяч животных. С начала XX века ведутся разговоры, чтобы перевезти его на новое, более просторное место, но, как видим, идеи остаются идеями. А старый добрый Зоопарк стоит на прежнем месте и, как 150 лет назад, продолжает нас радовать.


Шестнадцать медвежат

У каждого зоопарка есть свой зверь-символ. У Таллинского это рысь, в Лейпциге — тигр, в Праге — лошадь Пржевальского. У Ленинградского — белый медведь. Почему? Во-первых, долгое время Ленинградский зоопарк был самым северным в мире. А во-вторых, именно здесь с начала 1930-х годов эти замечательные звери начали регулярно приносить потомство. До этого случаи размножения полярного мишки в неволе были, но в Ленинграде это стало правилом. Последние тридцать лет в нашем зоопарке постоянно живут двое медведей — Услада и Меншиков. Услада прибыла из Казани. А Меншикова поймали вместе с мамой и сестрой медвежонком на Новой Земле на мысе Меншиков: они очень досаждали полярникам. Меншиков и Услада стали родителями 16 медвежат, последний их питомец — Забава, которую недавно отправили в Москву.

Плюется и идет в наступление

Манулы — загадочные дикие коты, обитающие в Азии, в том числе в Сибири. В Ленинградском зоопарке живет четыре таких котика — Сынок, Втора, Алтай и Свен. Старожилом является Сынок. Много лет назад его выкормила сотрудница зоопарка, после этого он совершенно перестал бояться человека. Однако диких повадок от этого меньше у Сынка не стало. Когда к нему в клетку заходит новый работник, кот начинает демонстрировать, кто здесь хозяин: принимает угрожающие позы, шипит, идет в наступление и даже норовит плюнуть. В другом вольере содержатся Свен и Втора. Пара живет дружно, хотя у каждого есть своя туалетная комната и отдельный дом.

Крошки-полоскуны

В дикой природе енот-полоскун постоянно копошится у воды, достает со дна моллюсков, разламывает раковины своими пальчиками и тщательно споласкивает добытое кушанье. В зоопарке в течение дня они тоже почти все время проводят у водоема. Большинство «ленинградских» питомцев выросли в неволе. Однако один из енотов — Молли — попала сюда из частных рук. В последнее время среди петербуржцев стало модным заводить енотов. Почти всегда это заканчивается печально: дикий зверь — не игрушка. В квартире Молли принялась защищать свою территорию, строить в шкафах гнезда, устраивать погромы. Плюс добавлялся специфический запах. А также постоянная опасность — острые клыки и когти.

По стойке «столбиком»

Сурикаты — труженики. Они с утра до ночи копают норы, лабиринты, запасные убежища в земле. Да так, что часто приходится выравнивать эти нагромождения и приводить грунт в порядок. Живут эти забавные животные семейными группами во главе с родителями: в зоопарке сейчас три такие группы. Все очень дружные и внимательные друг к другу. Бывает, если плачет самый маленький — его старший брат или сестра берет малютку на руки, укачивает и пытается покормить молоком (которого, конечно, нет). Знаменитая поза столбиком — это защита: сурикат встает во весь рост и выглядывает опасность. Интересно, что в каждой группе есть часовой (они периодически меняются), который следит за обстановкой, пока остальные кормятся или занимаются своими делами. Если посмотреть за петербургскими сурикатами, то можно увидеть: все копаются в земле, один стоит на самом высоком месте и оглядывает окрестности. Если над головой появляется тень птицы — все срочно прыгают в убежище.

Мурлыкающий ирбис

Снежный барс — самая неизученная кошка, в природе увидеть ее почти невозможно. Местные питомцы — Арбат и Кира — выросли в неволе. Арбат — само воплощение суровости и сдержанности, нежность он проявляет только к подруге. Кира — на удивление общительная, привлекает к себе внимание человека, иногда просит, чтобы знакомые почесали ей за ухом, и при этом мурлычет. Два года назад у них родился первый котенок. В отличие, например, от детенышей ягуаров, которые с первых часов начинают пускать в ход когти и зубы, маленький барс вел себя миролюбиво и спокойно. Вообще барсы — самые сдержанные кошки. Свою дочку Кира благополучно доверяла служителям для необходимых процедур. И пока котенка уносили для проверки температуры и взвешивания — отдыхала в свое удовольствие. Иногда, чтобы передохнуть от материнских обязанностей, запрыгивала в вольере на крошечный уступ и, балансируя с помощью хвоста, делала вид, что ее нет.

Песочные ванны для павлинов

Павлины — те редкие животные, которые гуляют по Ленинградскому зоопарку свободно. Сейчас их пятеро: два самца и три самки. Интересно, что обучила их всем премудростям жизни… китайская шелковая курочка! Яйца с будущими павлинами инкубировали. После — уже с проклювами — подложили курице. И та приняла их за своих детей, а они ее — за мать. Оттого и выросли менее заполошными, чем обычные павлины, доверчивыми и миролюбивыми. Первое время курица пыталась собирать их под себя и согревать. После научила купаться в пыли. В следующем году ожидается, что у самцов вырастут настоящие большие хвосты. Кто не знает: отращивают хвосты павлины каждый год весной, а сбрасывают спустя несколько месяцев.

Заботливая Мэри

Четыре носухи живут в одном вольере. Самец Оливер тянется к людям. Три самки больше держатся отдельной компанией. Яркая личность — Мэри, или, как ее называют в зоопарке, баба Мэри, пожилая уже в общем-то самка, которая при рождении малышей принимает в их воспитании самое деятельное участие. Вплоть до того, что отбирает у неумелых мам малюток и старается помочь сама (к бабе Мэри тянутся все малыши). Несколько лет назад к носухам поселили дикобразов. Первой знакомиться к новым жильцам побежала баба Мэри. Живут соседи мирно, без конфликтов: дикобразы на земле, носухи — выше. Иногда и тех и других можно обнаружить в разных «комнатах» одного домика.

Мальчик с тяжелым клювом

Кондор — самая большая и опасная птица, в зоопарке их трое. Пара — 45-летний Мальчик и 49-летняя Ева. И молодая Кондорина. От Мальчика работникам периодически перепадает: почти каждого хоть раз чувствительно ухватил клювом. Причем кондор чувствует страх и особо измывается над теми, кто его боится. В этих атаках Ева всегда на стороне человека: отвлекает внимание. В свое время ее, больную, вытащил с того света ветеринар, и с тех пор она не устает выражать свою благодарность людям. Клюв у кондора, как и у всех падальщиков, — настоящее смертельное оружие. А вот когти, в отличие от, например, орлов и орланов, — сравнительно безобидны. В день эти птицы съедают в зоопарке до 1 килограмма говядины и крольчатины.

Японский танец

Японские журавли — Кобэ и Фанабаши — удивительно грациозные птицы. Жители Страны восходящего солнца говорят: «У них надо учиться объясняться в любви». Любовный танец журавлей — это целое трогательнее представление. Причем, в отличие от других журавлей, японские танцуют не только в брачный период, но и круглый год. Начинает танец Кобэ, Фанабаши тут же подхватывает. Пернатые выгибают шею, приседают, стучат клювами, поют. В этом году у петербургской пары вылупились два птенца. За старшим следит папа, за младшим — мама.

Хвост, как жезл

В прошлом году в зоопарке впервые за долгое время дали потомство кошачьи лемуры — у Алфея и Нимфы родилась двойня. Один из детенышей очень привязан к маме, другой — более самостоятельный. Вообще мамы — это непререкаемые лидеры в стаях кошачьих лемуров: самцы имеют самый низкий социальный статус. Питаются в Петербурге эти гости с Мадагаскара фруктами, травой, насекомыми, а также очень любят березу, ель, сосну, осину. Отличительной особенностью этих приматов являют длинные полосатые хвосты: когда такая команда идет по траве — хвосты, как жезлы, обязательно подняты вверх — чтобы знать, где свои. Также самцы обмазывают себя с помощью хвоста пахучей жидкостью, выделяемой из желез на предплечьях. И еще они мяукают — точь-в-точь как кошки.

Семейный хор

У белоруких гиббонов — Габины и Персея — полгода назад родился второй ребенок — Тесей (тремя годами ранее на свет появился первенец — Орфей). Гиббоны рождаются голыми, внешне похожи на паучков. Сейчас младший полностью покрылся шерстью. Передвигаются эти животные в основном на руках. А также являются единственными поющими обезьянами, свои серенады они заводят по утрам. В зоопарке первой начинает мама, потом подхватывает папа. А с недавних пор в хор вступает и старший ребенок. Младший пока только прислушивается. Кстати, гиббоны еще и очень трогательно ухаживают друг за другом. Когда у Персея завязывались отношения с Габиной, он, нет- нет да и приносил ей в подарок орех или кусочек груши.

Репа и сельдерей для ленивца

Два двупалых ленивца — Соня и Кузя, обе самки — проводят время в основном в малоподвижном состоянии. Однако звери они вовсе не такие медлительные и вялые, как кажется. Иногда у них включается «турборежим», и тогда все свои действия они выполняют в пять раз быстрее. Например, если принесли давно не виданное лакомство. В случае опасности они тоже расторопны: размахивают лапами в разные стороны, пыхтят и норовят укусить. Клыки у этих животных острее бритвы: они растут всю жизнь и точатся друг о друга. Зрение у ленивцев крайне слабое, и они весь мир воспринимают на ощупь, на слух и на запах. Питаются петербургские питомцы растениями, но у каждого есть свои пристрастия. Соня больше всего любит яблоки и авокадо, Кузя — репу и сельдерей.

В военное время

Во время блокады зоосад часто обстреливали и бомбили: рядом находились стратегически важные объекты — мосты через Неву, Петропавловская крепость, зенитная батарея на пляже.

Хищные млекопитающие — лисы, еноты, песец — совершенно спокойно реагировали на стрельбу зениток. Беспокойство проявлялось лишь тогда, когда артобстрел велся по территории, непосредственно примыкавшей к их клеткам. В этих случаях они быстро прятались в свои норы и находились там до окончания огня.

Замечательным исключением были медведи. Они вели себя с невозмутимым спокойствием во время самых страшных обстрелов. Даже если снаряд разрывался рядом, они продолжали спокойно лежать у решеток и сосать лапу.

Широко известно, что во время одного из обстрелов погибла слониха Бетти. После попадания бомбы в слоновник ее завалило обломками и перекрытиями. Врачи госпиталя, располагавшегося на Зверинской улице, рассказывали, что долго не могли определить источник сильных и каких-то жалобных звуков, раздававшихся со стороны Невы. Сначала они думали, что это бесконечно гудит буксир. Но потом выяснилось, что это кричала Бетти (она звала на помощь, трубила более суток). Спасти ее не удалось. Захоронили слониху на территории зоосада, там, где сейчас стоит «козлиная горка».

Очень боялась обстрелов бегемотиха Красавица. При опасности она каждый раз старалась уйти в воду. И, несмотря на то, что ее бассейн стоял сухим, упорно спускалась туда и ложилась на дно. Служительница зоопарка Евдокия Ивановна Дашина, которая ухаживала за Красавицей, не оставляла свою любимицу — устраивалась рядом с животным на дне бассейна, старалась, насколько могла, обнять пугливую бегемотиху, успокоить ее. Они дожили до Победы.

Спасение в голод

Одной из самых главных трудностей, связанных с блокадой, был острый недостаток в кормах. После некоторых опытов оказалось, что лисицы, еноты, хорьки, горностаи, коршуны, грифы охотно поедали растительную пищу (отруби, корнеплоды, жмыхи), если эта смесь была смочена хотя бы отваром из старых костей.

Однако на таких зверей, как уссурийский тигр, орлы, филины, совы, этот фокус не действовал. Животные подходили к поставленной им в клетку смеси, разбрасывали ее, но не брали. Тогда сотрудники зоосада прибегли к новому приему: стали наполнять растительной смесью какую-нибудь пустую шкурку, например, кролика, морской свинки или даже птицы. Эффект получился необычайный. Питомцы сразу набрасывались на такую бутафорскую добычу и с аппетитом съедали то, от чего перед этим отказывались.

Звери в кино

Некоторые из обитателей зоопарка неоднократно снимались в кино. Одним из таких актеров был тигр Пурш. Родился тигренок в Рижском зоопарке и вырос вместе с двумя собачками — шпицем Парслой и дворняжкой Кранцисом. После Пурша отправили в Ленинград, причем не одного, а вместе со своим другом-шпицем. Ленинградцы массово шли увидеть эту диковинку: в клетке лежал огромный красавец тигр, а рядом, устроившись на его лапе или прижавшись к теплому животу, спокойно спал белый шпиц, которого посетители прозвали Пушком. Нередко Пушок, вцепившись в длинную шерсть друга, носился вместе с ним по клетке. Во время кормления Пурш, получив свою порцию мяса, не подходил к ней, а ждал, чтобы первым поел шпиц. Пурш снялся в фильмах «Опасные тропы», «Укротительница тигров» и «Полосатый рейс».

Празднование

15 и 16 августа пройдет праздник в честь 150-летия Ленинградского зоопарка. В эти дни посетители смогут совершить путешествие по «Реке времени». В программе — интерактивные и подвижные игры, викторины, мини-экскурсии. Также можно будет увидеть выставку ручных животных, показательные кормления, тренинги. Зоопарк приглашает всех, у кого сохранились фотографии, печатные материалы, просто воспоминания о довоенном и военном зоосаде, помочь в восстановлении его истории.

Фото Михаила Солдатенкова (предоставлено Ленинградским зоопарком)
↑ Наверх