Газета выходит с октября 1917 года Tuesday 17 сентября 2019

«Товарищи» из полка «Дер фюрер»

Или обзор литературы о нацизме на петербургских книжных прилавках

Недавняя история с публикацией романа Йозефа Геббельса «Михаэль» наделала много шума в информационном пространстве Петербурга и не толькоВот уже и городская прокуратура взялась за этот опус и выясняет, нет ли там призывов к экстремизму.

Между тем, история с этой «сенсацией» наводит на одну неутешительную мысль: а сколько вообще подобного не выявленного «добра» теснится на книжных полках наших магазинов? Ведь понятно: если бы не случайное попадание в сферу внимания журналистов романа идеолога фашизма (в серии «Проза великих»), он так и «пылился» бы благополучно на прилавках, ожидая очередного своего покупателя. Уместным будет предположить, что «Михаэль» — это всего лишь вершина айсберга. И ни прокуратура, ни ревнители этики никогда не разбирались в книжных развалах, коими полны стеллажи с табличками «Вторая мировая война». Корреспондент «Вечёрки» прошёлся по магазинам, и взглянул на страницы красочных книжек со свастикой на обложке.

Разнообразие литературы о нацизме на книжном рынке сегодня потрясает. Тут тебе и «История штурмовиков», и «Я – доброволец СС», и «Откровения «власовца», и вся остальная подноготная, начиная от коррупции в рейхе и заканчивая любовными интригами. Глаза разбегаются от обилия корешков — чтобы составить примерную картину такой библиотеки, нужно несколько дней беглого изучения! Сразу оговорюсь, что никаких откровенных фашистских «методичек» выявить, благо, не удалось (к слову, ещё лет 15 назад продажей таких книг многие не гнушались). Но несколько трудов всё-таки заставили опешить.

«Штурмовые орудия, вперёд!..»

Том «137-я пехотная дивизия» авторства Вильгельма Майер-Детринга. Серия — «Дивизии вермахта на Восточном фронте». Книга повествует о боевом пути дивизии, укомплектованной австрийцами и немцами. Автор — сам участник этого формирования, начальник оперативного отдела, прошедший с боями от Буга до Калуги. 137-я дивизия воевала против Красной Армии под Смоленском, Вязьмой, Орлом. После Курской битвы была разгромлена, переформирована. Вела кровавые оборонительные бои на Десне, Днепре, Припяти.

Казалось бы, интересно! И историку, и просто любознательному школьнику. Взгляд на эту страшную страницу глазами врага. Но вот нигде — ни в предисловии, ни в аннотациях — не говорится, что эта самая 137-я — враг, который пришёл на нашу землю убивать, сжигать, грабить, насиловать. Всё ровно наоборот! Враг — на другой стороне, иначе говоря — мы.

«За три дня из строя вышли четыре рации, — цитирует Майер-Детринг дневниковую запись одного из солдат. — Радисты не знали ни сна, ни отдыха... Мы были счастливы, когда удавалось накрыть позиции русских. Тогда мы открывали по ним скорострельную стрельбу!.. Наверное, Матерь Божия направляла нашу руку, когда мы стреляли вслепую...»

Или: «Повсюду в батальоне тебя встречает уверенность и спокойствие, которые чувствуются в каждом бойце, от рядового до командира. Поэтому каждый день приносит радость».

А чего стоит: «И только в одном мы были обеспечены в более чем достаточном объёме — доброжелательными советами, как самим себя обеспечить продовольствием в этой огромной стране с неограниченными возможностями!»

Особенно обращают на себя внимание подписи к фотографиям. Романтические — «Жажда! Пехотинец у колодца в Беловежской пуще». Циничные для русского читателя – «Штурмовые орудия, вперёд!». Вне конкуренции выглядят – «Картина зимних боёв: павшие товарищи» и «Самоснабженец: хорошо усвоенное не забывается!», где немец тащит крестьянский скот.

Не хочется быть ханжой, но, как ни крути, после прочтения такого рисуется довольно благородный образ захватчика. Как и с «Михаэлем» Геббельса, тут важно элементарно назвать вещи своими именами! В итоге мы имеем в руках приключенческую сагу, где фашисты представляются... героями, сражающимися за правое дело.

«Товарищи до конца»

Другая книга схожа с предыдущей. Тоже боевой путь. Тоже дневники, письма, журнальные записи. «Товарищи до конца» — так называется вышедший в стране, победившей фашизм, сборник воспоминаний участников СС полка «Дер фюрер» под редакцией Отто Вайдингера.

Нет смысла цитировать выдержки из этого собрания. Они вряд ли будут объективны. Едва ли не через страницу тут мелькают слова, относящиеся к самим штурмовикам, — «подвиг», «благородство», «самоотверженность». И снова без купюр (напомним, речь идёт именно об эсэсовцах).

Приведу для сравнения воспоминание о первой встрече с эсэсовцем писателя Бориса Полевого (автора «Повести о настоящем человеке»), опубликованное в его «Нюрнбергских тетрадях»:

«Это было зимой 1941-го, на Калининском фронте. В тот день в дивизии генерала Поленова захватили в плен эсэсовца. Первый пленный эсэсовец. Мы бросили все дела и, несмотря на сорокаградусный мороз, по замерзшей Волге рванули по направлению к городу Старица, где держал свой флаг генерал Поленов.

В просторной избе, где помещались разведчики, захватившие этот необыкновенный трофей, было жарко натоплено. Пленный сидел на корточках в углу — большой, плечистый, рыжий в черном, еще не виданном нами мундире с «молниями» на петлице кителя и серебряным черепом на пилотке. На рукаве у плеча была нашита ленточка с надписью «Адольф Гитлер», которую он, видимо, пытался содрать, но не успел. От жара лицо его было красно, как медная кастрюля, пот стекал с жирного лба, задерживаясь на жестких, будто проволочных бровях. В светлых маленьких, заплывших глазках было столько злобы, сколько бывает у хоря, угодившего в капкан. Имя его я теперь, разумеется, забыл, а вот это лицо помню.

Он уже дал показания. По мнению допрашивавшего его лейтенанта, он довольно охотно рассказал все, что знал о вооружении и дислокации своего полка. Его сообщения в основном совпадали с имевшейся разведсхемой. Но самым интересным оказался не этот первый захваченный охотниками за «языками» эсэсовец, даже не его показания, а нечто, что было снято с него при обыске и что лежало теперь на столе, являясь предметом брезгливого созерцания всех, находившихся в эту минуту в избе.

— Вот, товарищ бригадный комиссар, полюбуйтесь, что он носил на себе, — сказал, адресуясь к Фадееву, капитан, командир разведчиков, добывших этого редкого зверя. При этом коснулся карандашом чего-то матерчатого, затертого, грязного, что не очень ясно вырисовывалось на столе, ибо стекла в окнах избы были давно выбиты и отверстия заткнуты соломой.

Мы рассмотрели своеобразные брезентовые вериги, которые этот эсэсовец носил на теле под нижней рубашкой — эдакий широкий пояс с бретельками. К поясу были пришиты плоские матерчатые мешочки, набитые золотыми и бумажными деньгами всех государств, где воевала дивизия «Адольф Гитлер», ювелирными изделиями, превращенными для компактности в комочки золота, и, наконец, золотыми и платиновыми мостами и коронками, которые вырывал этот тип изо рта своих жертв.

Зубных коронок у него оказалось около ста двадцати, что говорило, хотя, разумеется, и не о полном, количестве его жертв. Поначалу, после того как его приволокли в эту избу, он держался очень уверенно и начал с вопроса, будет ли сохранена ему жизнь, если он все расскажет. Но после того как с него содрали эти вериги и все добро было высыпано на стол, он даже завыл от жадности и страха.

Я помню, как переводчица, обычная русская девушка из института иностранных языков, успевшая уже за войну допросить многих пленных и ко многому привыкшая, брезгливо отпрянула:

— Какое чудовище! Какая гадость!»

Эти слова писателя как нельзя кстати подошли бы в качестве комментария к произведению Отто Вайдингера. Но, увы…

Шестнадцать страниц

И, наконец, ещё одна книга. «Вторая мировая война» под редакцией английского журналиста Р. Холмса, изданная в английском же доме «Dorling Kindersley». Пожалуй, самая завидная книга на тему — ни одно отечественное издание не сравнится с ней в красочности и наглядности. Триста пятьдесят огромных глянцевых страниц уникальных фотографий, увлекательных схем, потрясающих рисунков. Кажется, редкая мама не хотела бы сделать своему ребёнку такой подарок – пусть изучает историю!

Листая страницы, действительно, трудно оторвать взгляд. Фотографии отобраны мастерски. Лондонское бомбоубежище — метро! Где такое ещё увидишь? Десятки мужчин и женщин лежат на платформе, на рельсах, подложив под себя одеяла, накрывшись пальто. Или «внутренности» подлодки: 40 британских парней тревожно глядят в объектив – где-то рядом немец. Фашисты в Париже, Елисейские поля, офицер со свастикой на плече сидит на плетёном стуле прямо на тротуаре, закинув ногу на ногу, якобы непринуждённо читает газету. Норвегия: смеющиеся белокурые девы и немецкие молодцы в форме. А вот расстрел евреев – эсэсовец в круглых очках приставил дуло пистолета к затылку несчастной девушки, через мгновение она упадёт мёртвая в ров…

Обращают на себя картинки, иллюстрирующие, например, шпионаж. Ампула с ядом. Кольцо с тайником. Карта на носовом платке. Набор отмычек. Фальшивое немецкое удостоверение. Нож в петлице пиджака. Ручка-пистолет. Схемы ориентированы в первую очередь на детей (о чём говорит и название издательства), чтобы объёмно и разносторонне показать, что представляла собой эта война.

Однако если обратиться к содержанию представленных статей, то сразу становится понятно, что ни о какой разносторонности тут речи нет. По крайней мере, о том, что именно Советский Союз внёс решающий вклад в Победу, никак не догадаешься!

«Битва за Британию», «Помощь Америки», «Конфликт на Ближнем Востоке», «Вероломство Японии», «Перл-Харбор», «Сражение в Западной пустыне», «Открытие второго фронта»…

Парочку страниц отдаётся под начало войны с СССР. Ещё по парочке под Сталинградскую битву и Курское сражение. Для примера, аналогичного объёма (две страницы) удостаивается некая «Операция на Соломоновых островах», «Схватка на тропе Кокода», «Высадка в Сицилии»… Более того, та же Сталинградская битва характеризуется лишь несколькими штрихами. «Сталин не мог отдать город, названный его именем», - поучают авторы. И ни слова не говорят о сражении за железнодорожный вокзал, подвигах Зайцева и Нурадилова, сибирских полках и множестве других аспектов…

Далее мы так толком и не узнаём, как развивалось наше наступление в 1944-1945-м. Чем оно закончилось. И даже чья заслуга в капитуляции Японии...

Из 359 страниц энциклопедии вкладу Красной Армии отдано всего... 16 страниц текста (столько же, сколько и Японии)! Да, издание британское. Но издают-то его в России! И эта книга призвана учить наших детей истории. Что узнает школьник о Великой Отечественной войне из такого сборника?

«Новый взгляд на войну»

Пару лет назад мне довелось отдыхать в компании местных ребят, а также гостей из Норвегии, Финляндии, Швейцарии и Германии. Общались, гуляли, весело проводили время. И вот во время пикника нечаянно зашёл разговор о Второй мировой войне. Иностранные гости как-то разом замолчали: им не хотелось поддерживать тему. И вдруг одна из девушек – петербурженка, то ли чтобы подбодрить друзей, то ли ещё по какой-то причине, начала вдруг рассказывать, что «фашисты были не такими уж плохими», что «смотря сегодняшние документальные фильмы и читая книги, по-новому начинаешь смотреть на эту войну» и что-то ещё в таком роде. Повисла неприятная пауза. Кто-то сменил тему. Девушка так и не успела до конца поделиться своими открытиями…

Читая литературу, которая отчего-то выходит сегодня «с чистовика», без купюр, без любых разъяснений (и, заметим, не только иностранцев, но и отечественных авторов, чего стоят труды псевдоисториков Виктора Суворова или Леонида Млечина), действительно, не заметишь, как станешь доказывать, что фашизм был не так уж плох. Зло ведь очень обаятельное. Не успел оглянуться, а ты уже на его стороне…

↑ Наверх