Газета выходит с октября 1917 года Friday 20 сентября 2019

Тройка, семерка, дама!

27 мая премьерой оперы «Пиковая дама» на Новой сцене Мариинского театра открывается XXIII музыкальный фестиваль «Звезды белых ночей», посвященный 175-летию Петра Ильича Чайковского

Корреспондент «ВП» побывал в репетиционном зале и пообщался с режиссером-постановщиком, а также с исполнителями партий Графини и Германа.

— «Погиб он, погиб, а вместе с ним и я!» — в репетиционном пространстве Новой сцены Мариинского театра начинается очередной прогон финала «Пиковой дамы», действие третье, картина седьмая. За пультом — режиссер-постановщик спектакля маэстро Алексей Степанюк. Вернее, не за пультом (дирижирует Валерий Гергиев) — Степанюк на репетиции везде: он дирижирует, бегает, поет, кричит, шепчет, проигрывает и проживает все роли. Он знает всех хористов, всех работников сцены по именам, помнит биографию каждого. Степанюк ставит драму о торжестве страха, о бессмысленности человеческого бытия. Человек приходит в этот мир неведомо откуда неведомо зачем, он не понимает, что ему нужно в этой жизни, по глупости и неразумению совершает зло и уходит неизвестно куда. В нынешней «Пиковой даме» Степанюка очень много выразительнейшей хореографии — возникает ощущение оживших фигур Родена. Посреди сцены — стол с бутылками вина и стаканами, вокруг стола игроки с картами в руках…

«И всюду страсти роковые...»

В антракте между прогонами мне удалось поговорить с самим режиссером-постановщиком, Графиней (Ольга Савова) и Германом (Михаил Векуа).

Прямая речь

«Мы живем среди призраков»

Алексей Степанюк, режиссер-постановщик:

— Специфика нынешней постановки заключается прежде всего в том, что это происходит в Петербурге, на сцене Мариинского театра в юбилейный год Петра Ильича Чайковского. Эти обстоятельства накладывают безумную ответственность. Но меня с моими идеями очень поддерживают солисты, хор и оркестр. Сегодня в концепции постановки оперы я многое пересмотрел. Через любовь Лизы я хочу дать заглянуть зрителю в патологическую пропасть — любовь Германа к графине, стремление узнать три карты... Для чего? В конце концов и то и другое становится несущественным. Существенно же — что «там груды золота лежат / И мне, мне одному/они принадлежат». Это было важно во все времена, но в наши — особенно. Для чего Герману нужно это золото? Не для того же, чтобы жениться на Лизе (она и так согласна) или на графине и жить во дворце. А для того, чтобы властвовать над всеми, над всем миром. А почти все завоеватели, от Александра Македонского до Муссолини, Гитлера и нынешних, заканчивают крахом.

Одно из главных действующих лиц драмы — Петербург. Город, который противопоказан для жизни, здесь вольготно чувствуют себя призраки, они реально ходят по улицам. Город построен на болоте, на костях. На месте Мариинского театра когда-то была первая городская тюрьма — Литовский замок. Здесь, где мы с вами находимся, был очень маленький закрытый игорный дом, а в Литовском замке была квартирка палача. Считалось, что соседство с палачом приносит игрокам удачу. Здесь все овеяно мистикой. Возьмите нашу Офицерскую улицу (ул. Декабристов. — Прим. ред.), здесь Петр Ильич забирал свою так называемую жену из дома умалишенных на Пряжке, здесь Анна Павлова с Фокиным сочинили своего «Лебедя», здесь в подвале родилась Кшесинская, потому что ее отец был капельдинером Мариинского театра. Здесь Блок ходил в свою — воспетую им в знаменитых стихах — аптеку, потом в таверну, где сейчас Концертный зал Мариинки, и знакомился там с местными «незнакомками». Отсюда Мусоргского увозили умирать в Обуховскую больницу. И мы все живем среди этих призраков, которые до сих пор обретают удивительно реальные черты.

Алексей Степанюк видит в «Пиковой даме» драму о торжестве страха

«Моя графиня — мистический персонаж»

Ольга Савова, заслуженная артистка России:

— Графиня — моя первая «возрастная» партия. В «Пиковой даме» все пронизано петербургской мистикой, и моя графиня, безусловно, мистический персонаж. Я не считаю графиню, как это принято, таким уж демоническим образом. Она — человек высокой дворянской исторической породы. Молодое поколение ее раздражает своей безвкусицей, бессмысленностью. Она задержалась в эпохе, в которой прошла ее молодость. Графиня сидит в своем кресле, как будто на одиноком острове того времени, когда она блистала неприступной красотой и острым умом aux jeux de la reine (на карточной игре у королевы Марии-Антуанетты).

«Такие люди, как Герман, часто встречаются и в наше время»

Михаил Векуа:

— Партия Германа драматически сложна, и уже поэтому она мне интересна. Это дорога, проторенная многими великими. Но мне не хотелось, выявляя характер Германа, идти проторенными путями. В образе Германа, безусловно, присутствует когнитивный диссонанс — с одной стороны, он любит Лизу, с другой — одержим желанием разбогатеть, хотя Лиза и не требует от него богатства. Такие раздвоенные персонажи, как Герман, часто встречаются в современном обществе.

Справка «ВП»

Опера сочинялась для Мариинского театра по инициативе директора Императорских театров Ивана Александровича Всеволожского. Либретто написал Модест Ильич Чайковский. Композитор работал над «Пиковой дамой» во Флоренции зимой 1890 года и закончил оперу за фантастически короткий срок — 44 дня.

«Пиковая дама» — особенно петербургское сочинение Чайковского: действие разворачивается в Летнем саду, у Зимней канавки, в доме Графини на Малой Морской, в петербургских дворцах и казармах.

За 125 лет со дня премьеры в Мариинском театре опера ставилась шесть раз. Сегодня в афише театра идет спектакль 1984 года, в котором музыкальным руководителем и режиссером выступил Юрий Темирканов. Яркой была последняя постановка 1999 года (режиссер — Александр Галибин, музыкальный руководитель — Валерий Гергиев).

Нынешний спектакль поставил Алексей Степанюк. 

↑ Наверх