Газета выходит с октября 1917 года Monday 27 мая 2019

«У людей всегда должна быть отдушина…»

Донецкий художественный музей переживает трудности, но не прекращает работать

В Петербурге прошел научно-практический семинар «Порядок действий в чрезвычайных ситуациях» для директоров художественных музеев, который организовали Русский музей и Международный комитет музеев. Мероприятие стало первым событием подобного рода за последние 40 лет. На семинаре собрались специалисты со всей России. А также единственный музейщик из сопредельного региона — директор Донецкого художественного музея Галина ЧУМАК (на фото). «Вечёрка» встретилась с гостьей из Донбасса и поговорила с ней о работе культурного центра в нынешнее время.

— Галина Владимировна, чем живет музей? Работа его продолжается?
— Сегодня у нас на хранении находится 17 тысяч произведений. Это западноевропейская, русская, украинская живопись. Скульптура. Графика. Предметы декоративно-прикладного искусства. В музее 18 экспозиционных залов, из которых, к сожалению, большая часть в данный момент не работает. В силу технических причин. Тем не менее открыто шесть выставок. Две из них — из фонда музея: к 70-летию Победы в Великой Отечественной войне и к Дню защиты детей. А также выставки детского рисунка, донецких художников, компьютерные копии Рериха на холсте из Музея Востока Москвы и передвижная выставка из Музея-заповедника «Бородинское поле», посвященная 200-летию победы над Наполеоном.

— Почему закрыто большинство залов?
— У нас есть свои инструкции, которым мы обязаны следовать. Я не могу позволить себе вывесить ценные произведения из фонда в зал, в который завтра может прилететь снаряд. Не могу рисковать. Второе — это полное отсутствие охраны, один из важнейших моментов. Мы вынуждены пользоваться только системой сигнализации. И третье — нарушение температурно-влажностного режима: в музее разбиты девять окон, а в таких залах выставлять картины невозможно.

— Каким образом вас затронули военные действия?
— Все прошлое лето музей не работал. Тогда же, в июне, рядом с нами произошел теракт — были взорваны две машины. Все окна в доме, где находится музей, полетели вниз. В том числе у нас вылетело 21 окно, из них — 15 огромных витринных. На следующий день усилиями районного исполкома витринные окна нам вставили. Но некоторые остались незастекленными. В октябре был взорван химический завод — от этого удара вылетела еще одна витрина. Хотя, конечно, это не сравнить с трагедией Донецкого краеведческого музея, куда попало девять снарядов и половина экспозиции и экспонатов была уничтожена.

— Тем не менее работать продолжаете…
— Да, почти в полноценном режиме. С 9 до 17 часов. Приходят люди. Проводятся экскурсии. Мы открыли кинозал. Работают реставратор, научная часть. Огромная реставрационная работа была выполнена к 70-летию Победы. А вот участвовать в конференциях сейчас практически невозможно. Сложно выехать из региона. Сложно заехать обратно. Нет никакого финансирования. Я вот в прошлом году не приехала в Санкт-Петербург на конференцию — невозможно было. В этом получилось — уж очень важна тема: семинар по музейной безопасности. Нашла спонсора. А вот рядовой сотрудник спонсора себе вряд ли найдет. 

— Как обстоит дело с зарплатой?
— Есть материальное пособие. Хотя и его мы получали не каждый месяц. Начали вы-плачиваться пенсии. Сейчас мои сотрудники сообщили, что дали первую заработную плату. Хотя основная проблема — это отсутствие материального обеспечения самого музея. Средств на хозяйственные нужды пока не получаем. Нужно элементарно мыть полы, стирать шторы. Все принтеры, ксероксы стоят. На это необходимы деньги. Научные каталоги надо печатать, афиши, баннеры, пригласительные…

— Штат укомплектован? Остались люди?
— В штате у нас 71 человек. Работает около 60. Кто-то уехал в Россию и не вернулся, кто-то на Украину. Но большинство осталось. Музейщик — это ведь особая категория людей. Ты понимаешь, что сохраняешь национальное народное достояние.

— А посетители продолжают приходить в музей? Казалось бы — время такое, не до музеев…
— Ходят. Конечно, меньше. Население Донецка ведь сократилось на треть. В прошлом году и нынешней зимой совсем было туго — очень опасно. Пассажирский транспорт, к примеру, разбили. Сейчас многое выправлено. Транспорт восстановлен. Хотя к 7 часам вечера жизнь в городе, как и раньше, замирает.

— Можете выделить самый сложный период? Когда было тяжелее всего?
— Простых периодов не было. Бывает просто удачный день. И неудачный.

— И наконец, как вы считаете, музей должен продолжать работать в военное время?
— У людей всегда должна быть отдушина. А какую они найдут — это их личное дело. Смотреть без конца телевизор, из которого льется одна война, — невозможно. Ты поневоле становишься таким же агрессивным, в голове все перемешивается. И люди ищут что-то другое. У нас в Донецке работают филармония, театры, дом работника культуры. И знаете, они забиты посетителями.

И. Дряпаченко. «Навстречу вечеру»

И. Айвазовский. «Лазоревый грот»

И. Айвазовский. «Облака над тихим морем»

Справка

Донецкий областной художественный музей — один из крупнейших музеев художественного профиля бывшей единой Украины. Культурный центр Донецка и области. Обладатель «Золотого Скифа» 1999 года. Основан 23 сентября 1939 года по инициативе крупнейшего советского художника Исаака Бродского.

Исаак Израилевич выступил тогда с предложением — «в областном центре Донбасса — городе Сталино — создать портретную галерею к трехлетию стахановского движения. Галерея представит собой большой музей, основными экспонатами которого будут портреты крупнейших стахановцев во всех областях производства». 

На призыв Бродского откликнулись художники Ленинграда, Москвы, Харькова, Киева и художники-донбассовцы.

В 1941 году музей прекратил свое существование в связи с приходом фашистов. Из богатого фонда удалось сохранить всего 11 картин: их спас, вынеся на себе, один из жителей города. Сейчас в Донецком музее находится 9 из них. Восстановлен в 1958 году.

В постоянно действующей экспозиции сегодня представлены работы И. Айвазовского, В. Васильева, А. Бенуа, Д. Бурлюка, В. Васнецова, О. Кипренского, П. Кончаловского, А. Корина, В. Поленова, А. Саврасова, В. Серова, В. Сурикова, И. Шишкина, Т. Яблонской. Многие из работ в советское время были подарены Русским музеем, Эрмитажем, Третьяковской галереей, Музеем изобразительных искусств имени Пушкина.

↑ Наверх