Газета выходит с октября 1917 года Saturday 22 сентября 2018

«Удовольствовать всю Россию фарфором»,

или Почему XVIII век иногда называют фарфоровым столетием

Узнать о том, чем этот век заслужил подобное название, можно в Царском Селе на выставке «Императорский фарфор. Времен связующая нить», открывшейся в павильоне «Грот»

Для ГМЗ «Царское Село» это последняя выставка сезона. Для Императорского фарфорового завода — первая в череде торжеств, приуроченных к 270-летию со дня основания.

На открытии директор ГМЗ «Царское Село» Ольга Таратынова рассказала, что завод основала «наша любимая императрица Елизавета Петровна». Тогда, в 1744 году, он назывался еще Порцелиновой мануфактурой. Для налаживания производства выписали шведских специалистов, но они не справились с задачей, чашки выходили кривые и косые, к тому же темные. А вот помощник шведа Дмитрий Виноградов, учившийся за границей вместе с Михаилом Ломоносовым, разгадал «китайский секрет», создал русский фарфор и наладил производство. Фарфор тогда называли «белым золотом», стоил он чрезвычайно дорого. При Екатерине производство завода, который уже стал называться Императорским, расширилось. Императрица поставила задачу «удовольствовать всю Россию фарфором».

«Грот» найти очень легко. Сразу от центральных ворот нужно пройти по аллеям Екатерининского парка вперед, до Большого пруда, в котором лениво плавают разморенные жарой утки. А в Гроте, голубом с золотом расстреллиевском павильоне, окунаешься в благословенную прохладу. Драгоценные фарфоровые изделия из коллекции ГМЗ «Царское Село», помнящие роскошные пиры и семейные трапезы членов династии Романовых,  дополнены современной продукцией ИФЗ, в том числе репликами самых знаменитых ваз, сервизов и скульптурок.

Ваза «Сплетницы»

Сплетничать нехорошо? Но вот Оскар Уайльд, например, считал, что сплетни — единственное свидетельство нашего интереса к другим людям, а не только к себе любимым. Так или иначе, ваза «Сплетницы», монументальная, темно-голубая, с золотым декором — один из самых знаменитых, элегантных и обаятельных экспонатов выставки. Создал эту вазу в 1807 году архитектор Андрей Воронихин. «Форма вазы, представляющей стиль ампир, отсылает к античности, — рассказывает куратор выставки со стороны ИФЗ Светлана Краева. — А  название происходит от фигурок двух барышень, представляющих ручки вазы. Они наклонились друг к другу и явно увлечены беседой». Конечно же, перемывают косточки общим знакомым. Вечная тема!

В Гроте мы видим не оригинал, который хранится в Эрмитаже, а реплику, изготовленную на ИФЗ в 2009 году по музейным эталонам. Мастерам не разрешили снимать мерки с драгоценного экспоната, и тогда на помощь пришли компьютерные технологии — изготовили виртуальную копию в формате 3D, а уж потом воплотили в материале. Для декора использовали три вида вещества с высоким процентом содержания золота. 

Цветы в такие вазы, разумеется, не ставили. По словам Светланы Краевой, они были элементом декоративного убранства парадных интерьеров. 

Левретка

В отличие от монументальных «Сплетниц» этот экспонат — совсем маленький, и многие коллеги его просто не заметили. А зря! Статуэтка «Левретка» из темного базальта стоит нашего внимания. К тому же за ней — увлекательная история. На выставке мы видим реплику. А оригинальная скульптурка, которая хранится в Эрмитаже, исполнена самим Жаком Домиником Рашеттом, французским скульптором, который в 1779 году по приглашению князя Вяземского поступил на Императорский фарфоровый завод. Здесь он работал до 1804 года и преуспел так, что его время до сих пор называют «золотой рашеттовской эпохой».

Сама же левретка — знаменитая Земира, любимая собачка императрицы Екатерины Великой.

«Вы простите меня за то, что вся предыдущая страница очень дурно написана: я чрезвычайно стеснена в настоящую минуту некой молодой и прекрасной Земирой, которая из всех Томассенов садится всегда как можно ближе ко мне и доводит свои претензии до того, что кладет лапы на мою бумагу», — из письма монархини барону Гримму.

Левретки сопровождали Екатерину повсюду, как собачки породы корги — нынешнюю императрицу Великобритании Елизавету Вторую. Кстати, родоначальники левреточной венценосной семьи были присланы Екатерине из Англии — врачом Томасом Димсдейлом, который служил в Петербурге и прославился тем, что сделал императрице и ее внукам прививки от оспы. 

Когда Земира умерла, на Императорском фарфоровом заводе по модели Рашетта изготовили ее фарфоровую статую. Левретка сидит на подушке турецкого дивана императрицы (сейчас эта статуя демонстрируется в Большом Петергофском дворце). 

Любимые собачки императрицы похоронены в Царском Селе, у Пирамиды Екатерининского парка. 

Пурпуровый сервиз

«Знаменит тем, что это — самый последний сервиз, изготовленный на Императорском фарфоровом заводе для семьи Николая Второго», — говорит Светлана Краева. 

В начале XX века императрица Александра Федоровна заказала два сервиза — Александринский (бирюзовый) и Пурпуровый. Он состоял из более чем полутора тысяч предметов. До наших дней дошло меньше половины. 

Ираида Ботт, заместитель директора ГМЗ «Царское Село» по научной работе, рассказывает, что этот сервиз стоял на столах во время свадьбы великой княжны Марии Павловны и на торжествах по случаю 300-летия дома Романовых, которое отмечалось в 1913 году. 

Странное чувство посещает, когда смотришь на эти белоснежные тарелки и чашки, расписанные пейзажами и ангелочками пурпурного цвета. Хрупкая фарфоровая посуда уцелела, а Российская империя, казавшаяся целых три века такой могущественной и незыблемой, разбилась вдребезги.

↑ Наверх