Газета выходит с октября 1917 года Thursday 14 ноября 2019

В Шереметевском дворце поселились платья великой актрисы

Здесь до 30 ноября будет открыта выставка «Петербург Людмилы Гурченко. Роман длиною в жизнь»

Костюмы и платья, туфли и сумочки, украшения, фотографии, афиши — не просто экспонаты выставки и будущего музея. Это — любимые вещи, сопровождавшие актрису долгие годы, в них — история ее жизни и творчества, часть ее души.

Торт «Наполеон» и «Севастопольское шампанское» для тонкой талии

Рассказ об открытии выставки придется начать с конца — с банкета, увенчавшего вернисаж. Сергей Михайлович Сенин, муж актрисы, предоставивший костюмы для выставки, пригласил всех присутствующих: «Я решил угостить вас любимыми лакомствами Людмилы Марковны. Это «Севастопольское шампанское», торт «Наполеон» и конфеты «Столичные» фабрики «Красный Октябрь».

Уж не ослышались ли мы? Сладости? Казалось бы, женщина, которая всю жизнь блистала тонкой талией, весила не более 53 кг и носила 44-й размер одежды, должна была изнурять себя диетами. Ничуть не бывало! Сергей Сенин рассказал, что «Наполеон» был в доме всегда», «елся ложками». И никаких лишних килограммов! Можно только позавидовать.

Белый берет из фильма «Двадцать дней без войны».

Ну а теперь вернемся к началу. На открытии выставки директор Музея театрального и музыкального искусства Наталья Метелица назвала Людмилу Гурченко «эталоном русской и, может быть, даже советской женщины».

«Она пережила сложные моменты личной жизни, сопряженные с не менее сложной историей нашей страны, но всегда вела себя в высшей степени достойно», — сказала Наталья Метелица. По ее словам, выставка неслучайно называется «Петербург Людмилы Гурченко»: «Посмотрите, как Петербург к лицу Людмиле Марковне! Большую часть жизни она провела в Москве, но лучшие ее работы все-таки созданы на «Ленфильме».

Платье Людмилы Гурченко для роли мадам Клары Бокардон («Соломенная шляпка»).

— Когда сотрудники этого роскошного петербургского музея предложили мне сделать здесь выставку, я сразу согласился, — рассказал на открытии выставки Сергей Сенин. — Ведь Ленинград — Петербург стоит в одном ряду с Москвой и в творческой, и в человеческой жизни Людмилы Марковны. Она здесь отдыхала душой. Люся и Ленинград — что это прежде всего? Это «Ленфильм», Эрмитаж, куда она ходила каждый раз, приезжая в ваш город, это Мариинка, гостиницы «Астория» и «Европа», череда талантливых людей — Эйфман, Гергиев, Боярский!

В этом городе началась и закончилась ее актерская карьера. Фильм «Дорога правды» Яна Фрида, снятый на «Ленфильме», — первая ее работа. И так печально замкнулся круг, что в рождественский вечер 2010 года, незадолго до ее ухода, здесь состоялся последний концерт Люси.

Антон Приймак коллекционирует старинные наряды.

В стиле Марлен Дитрих 

Когда мы бродили по выставке, обратили внимание на очень элегантный белый костюм, дополненный огромной черной брошью в виде птицы, шляпой и длинными перчатками. Над манекеном колдовал молодой человек, внося последние штрихи.

Им оказался Антон Приймак, коллекционер старинного нижнего белья, корсетов и кринолинов, работающий сейчас ассистентом петербургского модельера Татьяны Котеговой.

Он рассказал нам историю этого костюма:

— Костюм был создан в Модном доме Татьяны Котеговой для вечера, посвященного Марлен Дитрих. Он проходил в 2006 году в «Гранд Отель Европа». Там была целая коллекция костюмов в стиле Марлен. Этот костюм, который демонстрировала Людмила Марковна, сохранился у Татьяны в коллекции Модного дома. Он состоит из приталенного жакета и узкой длинной юбки, сшит из тонкой шерсти цвета экрю. Брошь «Птица» сделана из перьев и стекляруса (ручная работа).

Людмила Марковна бывала в Модном доме, встречалась с коллективом. После мероприятия оставила памятную надпись, благодарила за костюм.

Прямая речь

Михаил Боярский:

— Мы общались с ней много лет, и ни разу между нами не пробежала ни одна черная кошка!

У меня есть свой, личный музей Людмилы Гурченко (показывает на сердце). Эксклюзивные экспонаты, которые хранятся здесь, я никому показывать не буду. Я не так уж часто делюсь воспоминаниями. Это все только мое. Она из тех редких актрис, которые не снимались в кино — а играли в кино. Как Фаина Раневская или Рина Зеленая.

Это сейчас многие снимаются, материальная сторона для них важнее всего. У Людмилы Марковны всегда была цель. Она точно знала, ради чего играла ту или иную роль, пела песню.

В белой накидке Гурченко щеголяла в фильме «Аплодисменты».

«Она была идеального «французского» размера» 

Встретили мы на вернисаже и петербургских модельеров Юлию Бунакову и Евгения Хохлова. В зале есть созданный ими для Людмилы Марковны костюм из серебристо-черного бархата (на фото внизу). Дизайнеры рассказали нам о своей работе:

— Мы сделали этот костюм в 2008 году для проекта журнала «Собака.ру» «Дивы». Людмилу Марковну было очень сложно затащить в Петербург для съемок проекта. Но без нее невозможно обойтись, она была в этом проекте «номер один». Чтобы получить ее согласие, журнал предложил сделать костюм специально для нее. И обратились к нам, поскольку знали, как мы восхищаемся ею. Мы нарисовали эскизы и отправили их ей. Она выбрала эскиз, по которому мы сшили костюм для съемок. А потом, после съемок, мы его подарили Людмиле Марковне. Мы встречались в гостинице «Европа». Она уделила нам много времени, мы говорили не только о моде, но и на многие другие темы — о военных песнях, о Владимире Высоцком, о жизни.

Для съемок мы еще сделали головной убор с перьями. Потом, через несколько лет, Людмила Марковна снялась в нем в своем последнем клипе на песню Земфиры «Хочешь…». Она его переделала, конечно, в своем стиле. Она все переделывала и видоизменяла. Я думаю, что ни одна сделанная для нее дизайнерская вещь не оставалась в первоначальном виде, она всегда вносила что-то свое. Наш костюм она ведь тоже изменила, например укоротила юбку. Но общий стиль остался. Костюм этот можно увидеть и в ее фильме «Пестрые сумерки», где она играет актрису, кинозвезду — собственно говоря, саму себя.

— А примерки были?
— Нет, шили без примерок. Людмила Марковна была идеального «французского» размера — 44-го. Талия действительно была тончайшая. И она не против была ее подчеркнуть. На съемках мы использовали корсет.

Сергей Сенин

Сергей Сенин: Людмила Марковна всегда точно знала, что ей к лицу 

О том, что значила одежда для Людмилы Марковны, как она работала с художниками по костюмам, о будущем музее Сергей Михайлович рассказал «ВП».

— Будет ли в Москве создан музей Людмилы Гурченко? Что для этого нужно — найти помещение?
— Много чего нужно. Вот уже два года мы ведем кропотливую работу. Ведь у нас дома хранится колоссальное количество костюмов, аксессуаров, экспонатов. Ими сейчас и занимается большая группа ученых — в основном это сотрудники Строгановской академии. Они перебирают каждую вещичку, каждую бусинку, каждое перышко — все на свете! Бережно, трепетно, сдувая пылинки. Все нужно описать, датировать, сфотографировать, осмыслить, рассортировать. Найти помещение — важная история. Но пока мы занимаемся подготовительной работой, и она не менее важна. 

— Сколько же примерно вещей, оставшихся от Людмилы Марковны, хранится в вашей квартире?
— Я не могу вам назвать пока точную цифру. Могу лишь сказать, что костюмов и аксессуаров порядка 800. Эти вещи не обладают какой-то сверхъестественной стоимостью, но они уникальны, потому что их носила Людмила Марковна, а многие сделаны ее руками.

— Людмила Марковна ведь всю жизнь уделяла огромное внимание своей внешности, одежде?
— Конечно, она ведь была актрисой, это естественно. Это — часть профессии.

— Скажите, пожалуйста, если вы куда-то собирались вместе, вам приходилось ее ждать?
— Нет, обычно она готовилась к выходу очень недолго. Она же была профессионалом, все точно знала про себя. Если у нас было запланировано какое-то мероприятие, которое мы должны посетить, она уже накануне знала, что наденет. Поэтому не было никаких капризов, расфуфыривания. Она всегда была готова к тому событию, которое предстояло.

Эти золотистые тканевые туфельки с золотистым декором бусинами вышиты руками актрисы.

— На какие костюмы, представленные на выставке, вы бы рекомендовали обратить особое внимание?
— Здесь у каждого костюма своя история. Мы же их неслучайно привезли, отобрав 26 костюмов из нашей коллекции. Один предоставлен «Ленфильмом» — это платье, в котором она играла в фильме «Соломенная шляпка». Есть еще один головной убор с «Ленфильма» — белый берет, из картины Алексея Германа «Двадцать дней без войны».

Есть костюмы, которые она носила в жизни, есть из спектаклей, из фильмов: из «Аплодисментов», из «Старых кляч». Вот алое платье, сделанное Аллой Коженковой для спектакля братьев Пресняковых «Паб». Есть костюмы, созданные известным кинохудожником Натальей Ивановой. Есть модели Вали Юдашкина, Модного дома «Кристиан Диор», в конце концов. 

— Вмешивалась ли Людмила Марковна в работу художников по костюмам? Предлагала свои идеи?
— Это всегда было сотворчество. Художники по костюмам, конечно же, прислушивались к ее мнению. Она не была просто послушной моделью или манекеном. Работая над ролью, всегда продумывала каждую деталь костюма, включая нижнее белье, которого на экране не было видно. Людмила Марковна сама была художником по костюмам в прямом смысле этого слова, профессионалом. Я знаю, что художники по костюмам очень ценили возможность работать с ней — в кино, театре, на телевидении.

— Следила ли она за модой? Или у нее был свой стиль?
— Конечно, следила. Она была в курсе всех модных новостей, но никогда не бежала за модой. Свой стиль, свой образ она лепила, выстраивала сама, всегда точно зная, что ей нужно выбрать. Ее отношения с модой — это очень индивидуальная, своеобразная, собственноручно (в переносном и прямом смыслах слова) выстроенная история. 

— Какое платье из показываемых на выставке особенно дорого вам лично?
— Вот этот костюм, в котором она выступала в концерте «Песни военных лет». Увидев ее выступление, я и влюбился в нее.

↑ Наверх