Газета выходит с октября 1917 года Thursday 12 декабря 2019

В Василеостровском районе изучили всех родственников блокадницы

Ветерану из коммуналки снова отказывают в предоставлении отдельной квартиры — потому что у нее есть невестки и сватья

Зоя Ивановна Боровик, жительница блокадного Ленинграда, 83 года. Живет в коммуналке — 12 комнат, 10 семей. Пишет письма в администрацию Василеостровского района с просьбой предоставить положенную ей по указу президента России и по закону Санкт-Петербурга отдельную квартиру. А ей уже в который раз отказывают.

В отказных письмах из районной управы каждый раз какая-то странная причина. То площади у нее в коммуналке слишком много. То невесток, у которых свои квартиры, поминают и их площадь к ее площади приплюсовывают. А в одном из последних писем аж маму одной из невесток сюда прибавили. Нам, журналистам, уже стыдно в глаза этой женщине смотреть. А сотрудники жилищного отдела Василеостровского района продолжают писать.

Мы уже описывали историю Зои Ивановны в номере «Вечернего Петербурга» за 21 января. Блокадница живет в коммунальной квартире. Там же зарегистрированы два сына и муж. Мы сейчас не будем вдаваться в подробности о площади и жилищных нормах. Потому что по закону Санкт-Петербурга от 28.07.2004 №409-61 (с изменениями от 3 апреля 2013 года) «О содействии Санкт-Петербурга в улучшении жилищных условий граждан» не важно, сколько метров общей площади имеет ветеран для того, чтобы встать в очередь на квартиру. Если блокадница или участник войны живет в коммунальной квартире, то поставить на учет должны только на этих основаниях.

Но ей отказывают. Она — пожилой человек — даже не понимает почему. И суть не в сложности правовых норм, а в том, что не поддаются логике ответы чиновников. Женщина приходит к юрисконсультам нашей горячей линии «36 квадратных метров». Показывает письмо. В нем буквально написано, что, мол, ей не дадут квартиру потому, что у нее есть невестки, а у одной из них есть мама и у нее тоже есть жилплощадь. Юристы только руками разводят. А Зоя Ивановна рассказывает:

— Вы только посмотрите. Я не могу даже читать это. У нас в коммуналке 10 семей. Удобств по минимуму. Мне уже очень много лет, чтобы жить в таких условиях. Я только прошу: пусть они не трогают моих невесток. Я к семьям своих сыновей отношения не имею, они все живут своей жизнью. И при чем здесь моя сватья?

Мы тоже написали письмо, изложили в нем позицию блокадницы, позицию администрации Василеостровского района и направили в жилищный комитет. Там, наверное, тоже удивились. Первый заместитель председателя комитета Марина Орлова ответила: «На жилищный учет принимаются ветераны Великой Отечественной войны, проживающие в коммунальных квартирах и не имеющие иных жилых помещений, независимо от имущественного положения и размера занимаемого жилого помещения».

Она рекомендовала администрации района поставить блокадницу на жилищный учет. Но точку на этом не поставила. Марина Орлова отметила, что жилищный комитет не уполномочен отменять распоряжения районных властей.

То есть управы нет.

Вот и пишут в Василеостровском районе все что угодно, лишь бы не давать блокаднице отдельную квартиру. Предлагают жильцам этой коммуналки встать в программу расселения коммуналок. А что это за программа? Как все знают, это небольшая ссуда, которая не решает жилищных проблем. Зачастую жильцы коммуналок с меньшим населением не могут между собой договориться, что уж тут говорить о 12-комнатной! Да и зачем блокаднице программа, если она по федеральным и региональным нормам имеет полное право на отдельную квартиру?

Мы поинтересовались, кто именно пишет такие письма, — город должен знать своих героев. Последнее письмо, то, где про маму невестки, подписано госпожой Дианой Бакаевой, которая является начальником жилищного отдела администрации Василеостровского района.

Диана Юрьевна, вы очень хорошо разбираетесь в родственных связях, но мы вас просим: вы все-таки перечитайте вышеупомянутые законы и помогите блокаднице!

↑ Наверх