Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 24 июля 2019

И даже пусть ворона чтоб стала хороша!

В городе на Неве появился госпиталь для птиц

Наверное, каждому хоть раз приходилось видеть на улице больную птицу — ворону или голубя, сидящих на асфальте, застывших в печальном оцепенении. Многие и рады бы помочь умирающим пернатым, но как? На днях ответ на этот вопрос нашелся: в Петербурге открылась первая клиника для птиц, куда можно приносить любых хворых найденышей. Содержание здесь, правда, платное. Но лечением пациента будут заниматься профессиональные ветеринары, которые по выздоровлении отправят его в реабилитационный центр, а после выпустят на волю. «Вечёрка» побывала в новой клинике.

Главный врач клиники Владимир Владимирович Романов с птицами — на «ты».


Петербург — транзит — Рязань

Необычная больница находится в подвальном помещении одного из домов на Васильевском острове. Рядом с входом — огромная кормушка, вокруг которой вьется туча синиц и воробьев. На двери — красноречивая надпись: «Ассоциация любителей птиц».

Попадая внутрь, сразу обращаешь внимание на резкий специфический кисло-сладкий запах — так пахнут дикие пернатые. Несмотря на то что центр официально еще не открыт, некоторые клетки уже заняты — в них лежат или разгуливают первые пациенты.

— Люди приносят птиц, работа началась, — рассказывает нам главный врач Владимир Романов. — Сейчас у нас шесть больных. А всего мы можем принять до сорока. Курс лечения в госпитале составляет месяц-полтора. После этого мы отправляем пациентов в реабилитационный центр в Рязанской области, где они уже полностью приходят в себя.

По словам Романова, в настоящее время в России открыто несколько таких больниц для пернатых — в Москве, Твери, Калуге, Ульяновске, теперь вот в Петербурге. А связующим звеном этой сети является центр на Рязанщине. Туда везут птиц на поправку сразу из всех госпиталей, и не только. Там построены открытые вольеры на площади в полгектара. Удачно скучены в одном месте различные биотопы — леса, болота, реки. Там же происходит научное изучение подопечных орнитологами. Птицы в центре какое-то время живут в вольерах. А потом выбирают новое место обитания и улетают. Самое главное — здоровые!

Рыба, каша, насекомые

Проходимся вдоль клеток. В одной сидит молодой голубь. Он вывалился из гнезда и остался один, без родителей. Когда его принесли сюда, ни летать, ни есть он не мог, а значит, был обречен на гибель. Какое-то время птенца кормили через зонд. Сейчас он уже сам справляется с зернами.

В другой клетке — ворона с перевязкой на крыле, смахивающая на раненого пирата. Она стала жертвой кроу-киллера — любителя попалить из «воздушки» по птицам: в ее теле обнаружили дробину. Как и все пациенты, первое время в лечебнице она очень нервничала, сбросила в весе. Но постепенно адаптировалась. Сейчас уже бойко скачет по своей «палате» с утра до вечера.

Еще один пациент — лебедь-шипун, большой, белоснежный. Он без кисти, то есть без крыла. Лишился его, вероятнее всего, во время полета, такое бывает — налетел на линию электропередачи или другое опасное препятствие. Подобрали шипуна в Кингисеппе — сидел на земле, начинал замерзать. В небо он, к сожалению, уже не поднимется, но зато сможет обосноваться на лесном озере или в пруду городского парка. Сотрудники реабилитационного центра об этом позаботятся.

Как рассказывает Владимир Романов, попавшие в госпиталь птицы чаще всего довольно быстро идут на поправку, главное — пережить первичный стресс. Еще один немаловажный момент, зависящий уже от специалистов, — обеспечить птиц нужным кормом. Если с вороной, например, просто — она ест мясо, рыбу, каши, то лебедю нужно подобрать свою смесь из комбикорма, яиц, мясного фарша и овощей. А например, стрижей или вальдшнепов приходится кормить исключительно насекомыми.

Первое дело, чтобы птица пошла на поправку, — подобрать ей подходящее меню. На фото — лебедь-шипун, которого привезли в Петербург из Кингисеппа.

«Не хочется, чтобы живое существо погибло»

Нам удалось стать и свидетелями настоящего первичного осмотра поступившего больного. В госпиталь зашла девушка с картонной коробкой и сообщила, что принесла вороненка.

— Вот, подобрала, — сказала она. — Третий день сидит во дворе, не улетает. Другие вороны его заклевали, и он пошел к нам, к людям. Подходит во дворе к лавочкам, в глаза заглядывает. Решили принести. Не хочется, чтобы живое существо погибло.

Девушка вскрывает ящик. Наружу выпархивает, сверкая глазами, общипанный вороненок. Ветеринар Романов ловко хватает его. Вертит со знанием дела в руках. Мнет, как тряпичную куклу. Даже выдергивает слабые перья! Птица отчаянно верещит и впивается клювом в руку бесцеремонного дядьки. Врач даже не обращает внимания на кровоточащий щипок.

Девушка заполняет специальную анкету, говорит, что будет следить за выздоровлением птицы, и расплачивается. Ветеринар поясняет нам, что за принятие птиц на лечение сотрудники вынуждены брать деньги — иначе на пищу, лекарства и лабораторные анализы средств не хватит.

Хотя деньги (а это несколько тысяч, в зависимости от вида птицы) берутся только в том случае, если человек оставляет ее в госпитале. Если же он готов выходить птаху у себя дома, то врачи бесплатно ее обследуют, могут провести операцию, наложить повязку или гипс и консультировать впоследствии.

Каждый из неравнодушных горожан выбирает свой вариант. Главное — больных пернатых на улицах становится меньше. А люди, зная, что есть такая специальная птичья клиника, как утверждают сами ветеринары, становятся намного внимательнее к окружающему.

Справка

Ассоциация любителей птиц — общероссийская общественная организация, в которую может вступить каждый, кто интересуется птицами, — любитель или профессионал. Сфера деятельности ассоциации довольно широка — научные экспедиции, наблюдения, просветительская деятельность, помощь птицам. 

Адрес петербургского отделения и госпиталя: ул. Карташихина, 12. 

Телефон 8-926-608-4346. 

↑ Наверх