Газета выходит с октября 1917 года Saturday 20 апреля 2019

«В обычной жизни я по-женски обаятельна»

Корреспондент «ВП» пообщался с Натальей Воробьевой, которая на днях впервые стала чемпионкой мира по женской борьбе

В Питер вернулась Наталья Воробьева — первая в истории города и России олимпийская чемпионка по женской борьбе, которая на днях триумфально завершила выступления на чемпионате мира в Лас-Вегасе: завоевала золото. За три года, прошедшие с лондонской Олимпиады, наша спортсменка многое перенесла: сменила весовую категорию (69 килограммов вместо 72), проиграла два мундиаля подряд. Но не сломалась. В эксклюзивном интервью корреспонденту «ВП» Наталья пояснила, откуда появляются в России «золотые девочки», какую моду она задает в спорте и в жизни, и о том, ради какого случая бережет на ковре роскошную копну волос.

Мест, кроме первого, для меня не существует

— Очень мало олимпийских видов спорта, где Россия доминирует. Борьба — в частности, женская борьба — один из них. Почему именно здесь мы впереди планеты всей? Наши борцы — особенные люди?
— Иного результата, кроме чемпионства, для меня не существует! Слишком высоко установила планку победой на лондонской Олимпиаде-2012. Специалисты и болельщики привыкли: Наталья Воробьева возвращается с турниров только с золотом. А серебро и бронза — не мой уровень. В прошлом сезоне сказала себе: титула чемпионки мира у меня еще нет — надо этот недостаток устранить во что бы то ни стало. И в Лас-Вегасе была психологически готова к тому, чтобы забрать награду высшей пробы.

— После победы на Олимпиаде в Лондоне вы дважды проиграли на чемпионатах мирах… Можно объяснить неудачи минувших лет тем, что вы еще не адаптировались к условиям новой весовой категории?
— Не хотелось бы искать оправдания — дело во мне. Но перестраиваться было тяжело. Когда готовилась к чемпионату мира, старалась сохранить состояние боевой ракеты, которая вот-вот взорвется.

— Ваш наставник Дмитрий Герчегло в Лас-Вегасе напомнил вам возле ковра перед финалом: нет у России пока золота в женской борьбе. А вы ответили: «Сейчас будет». Вышли — и буквально «разорвали» китаянку Чжоу Фэн...
— На самом деле это наша общая победа, мы ее заждались. Все сложилось исключительно благополучно. У меня не оставалось права на ошибку, тем более мы боролись в Америке, а это само по себе дополнительный стимул. Очень хотелось встать на пьедестал и выслушать наш государственный гимн — то, ради чего я вытерпела множество тренировочных сборов. И поэтому сегодня у нас праздник.

Пожать руку чемпиону — это заразно

— Чемпионат мира в Лас-Вегасе овеян несколькими легендами. Итак, во-первых, организаторы мундиаля перепутали российский гимн: когда на высшую ступеньку подиума встал Роман Власов, прозвучала мелодия «Патриотической песни» Федора Глинки. Неужто злой умысел?
— Нет, думаю, случайность. Когда мы приезжали в США два года назад на матчевые встречи, то ребята одного провинциального школьного оркестра тоже исполнили «иную версию» нашего гимна. Нас это и тогда не испугало. Может, информация у них неверная? А может, в Штатах до сих пор считают, что Россия — это большой Советский Союз, поэтому и «зубы точат». Но в Америке бороться очень интересно: адреналин зашкаливает! Там зрителю важна амплитуда бросков. Допустим, когда россиянка сражается с китаянкой, публика оценивает эффектное действие — весь зал орет! Даже в маленьких городках в штате Нью-Мехико люди заполняют трибуны, причем семьями.

— Еще рассказывают, будто вы чуть не проспали «золотую» схватку. Но как такое возможно?
— Я действительно заснула, только не перед финальной схваткой, а в 1/8 финала, где боролась с представительницей Швеции. В США большая разница во времени с Россией. Мы не спали в самолете, прилетели в Вегас в 10 вечера и «вырубались» на ходу, словно сонные мухи. Чтобы не рухнуть, днем старались двигаться — гулять по городу. А в зале оборудовали маленькие комнаты для переодеваний, там и маты постелили. У меня на мундилале было пять поединков, и однажды промежуток между ними составил около часа. Я сидела на матах и думала: «не спи, только не спи»! И — «провалилась», отключилась. А Дмитрий Герчегло находился рядом — охранял мой сон. Вдруг — по его рассказу — выскочил кто-то из наших тренеров и заорал: «Да у нее же бой через две пары!!!» А я реально глубоко уснула — никак толком в себя не прийти. И начала тогда отчаянно лупить себя по щекам! Разумеется, в первом периоде я «подотлетела» от соперницы на четыре балла... Но ко второму периоду проснулась.

— Третья история состоит в том, что перед финалом Дмитрий Герчегло заставил вас пожать руку чемпиону Роману Власову, заявив: «это заразно». Было дело?
— И такое было. Мы делали разминку перед выходом на ковер, подошел Ромка, посмотрел: «Борись, борись, не хочу мешать». А Дмитрий Герчегло увидел это, поздравил его с золотом, и заявил мне: «Ну-ка иди пожми ему руку — это заразно». Вот видите, я все эти легенды подтвердила.

— Лас-Вегас — столица игорного бизнеса в штате Невада. А существует ли в женской борьбе элемент лотереи, «рулетки»?
— О, женская борьба вообще непредсказуема. Можно вести в финале со счетом 5:0 и «завалиться» на туше — это обыденность. Бывало, «звезды не сходились»: все поединки ты выигрывал досрочно, но в финале уступил один балл. Но в целом, разумеется, надо готовиться физически, психологически.

— Кстати, говорят, перед финалом вы шутя пообещали Герчегло поставить в случае победы в казино все свои призовые деньги на 69 «черное» (напомним, Наталья Воробьева выступает в категории до 69 килограммов. — Прим. ред.). Рискнули сыграть?
— Я не очень-то азартный человек — засунула в автомат 10 долларов, для «галочки». Дескать, была в Вегасе и проиграла там «десятку» — круто! Лас-Вегас напомнил мне уже забытое из фильмов 90-х: музыка, «сухие» бабушки и дедушки с картами, фишками.

Держу свои волосы на крайний случай

— Руководство общества «Динамо» и внутренних войск, где вы дослужились до лейтенанта, подарило вам роскошные часы. А какой из презентов, полученных за карьеру, запомнился больше других?
— Министр спорта России Виталий Мутко однажды тоже подарил очень дорогие часы. Это такая вещь, которую ты либо покупаешь сам, либо получаешь в качестве презента — поэтому во втором случае получается очень приятно.

— Виталий Мутко назвал вас, Наталья, «лицом и визитной карточкой» женской борьбы. Вот и на торжественные встречи вы приходите в туфлях на высоких каблуках, с эффектной прической. Можете сказать, что ощущаете себя на шпильках, в ярком модном платье не менее уверенно, чем в трико на ковре?
— Мое внутреннее состояние не меняется от того, как я выгляжу. Я все равно представляю борьбу, стереотипы в отношении которой — женской, разумеется, — нужно менять. В зале я совсем другая — косы туго заплетены, на ногах — борцовки, одета в спортивный костюм: Воробьева готова крушить и ломать! Но в обычной жизни я по-женски обаятельна.

— Но разве уход за теми же волосами не доставляет проблем? Ведь они весят лишние минимум полкилограмма, что существенно в женской борьбе...
— Я просто свои волосы держу на крайний случай — вдруг не удастся согнать вес? Тогда и постригусь. Действительно, уж пятьсот граммов в них наверняка есть. А в остальном все как у обычных людей: моешь их и расчесываешь. Вот ногти должны быть короткими, да. Но, видите, я задаю моду на такие яркие коротенькие ноготочки — тоже плюс.

— Женская борьба — это броски с красивой амплитудой. И еще эмоции, страсть. Но как же хитрость? Не говорите про себя по ходу поединка: дескать, ах ты так — ну сейчас я тебя подловлю, конкурентка...
— Мне очень нравятся красивые и амплитудные броски. А обман? Борьба она по сути своей обман. А женщины — по природе обманщицы. Вообще изменения в правилах пошли нашему спорту на пользу — зрелищности прибавилось.

Наши девочки в деревнях борются в сараях, упражняются с кирпичами

— В нашем городе уже несколько лет проводится турнир по женской борьбе на призы Натальи Воробьевой. Как развивается этот проект?
— Он проводится уже третий год, количество участниц повышается. Надо развивать борьбу, чтобы дети не шатались по подворотням и улицам. В той же Америке этот вид спорта — отнюдь не космос. Там предпочитают теннис или американский футбол. Но борьбу любят и правильно ее транслируют: в новостях на телеканалах. Да у нас в России раз в два месяца случается серьезное событие в борьбе — вольной, греко-римской или женской, на взрослом уровне, на молодежном.

— Планируете сделать турнир международным?
— Приглашать иностранцев, чтобы они приехали в пустые залы? Пресса, мы на вас рассчитываем. Впрочем, интерес к борьбе в России есть. Даже в Иркутской области, где я в прошлом году провела турнир среди девочек в весовой категории до 26 килограммов, из одной Бурятии участниц приехало сто человек. В наших деревнях знают, что такое борьба. Но там люди сражаются не на коврах, постеленных международной федерацией, а в сараях, упражняются не с гантелями, а с кирпичами. У них есть стимул что-то доказать своим родителям и тренерам. Не так уж сложно постелить в школах ковры. Нужен урок борьбы. Борьба — это начало начал. Вся Олимпиада — это борьба.

— Через год — Олимпиада в Рио-де-Жанейро. Правда, что именно там вы собираетесь поставить заключительную, пусть и эффектную, точку в карьере?
— У каждого спортсмена есть своя цель. И тот из нас, кто уже побывал на Олимпийских играх, понимает: нет ничего круче олимпийского золота. Победить на Играх в Рио-де-Жанейро — моя мечта: надо постараться обойтись без травм и подойти к турниру в хорошей форме. А продолжу ли я после этого тренироваться и выступать на международном уровне... там будет видно.

↑ Наверх