Газета выходит с октября 1917 года Monday 16 сентября 2019

Вадим Радомысльский: В современном мире слово утратило вес

С поэтом, актером, режиссером, продюсером — словом, человеком весьма разносторонним корреспондент «ВП» встретилась в преддверии очередного показа его фильма «Исповедь в четыре четверти пути» на канале «100ТВ»

Перья острые, кровоточа,

Метят души нам своим острием…

— Вадим, у вас есть музыкальный альбом, книга, фильм, спектакль… А как все начиналось? 
— Каждый человек, начинающий творить, имеет своего предтечу, из творчества которого вырастает и, постепенно отпочковываясь, самостоятельно развивается его творческая судьба: начинающего Достоевского сравнивали с Гоголем, а ранний Маяковский вытравливал из себя Блока… Для меня таким человеком был Владимир Высоцкий. Я стал разучивать его песни и петь их, потом что-то начал писать сам — было это в 1990-е. Потом я открыл студию звукозаписи.

— Почему именно студию звукозаписи?
— Чтобы записать свои песни. В чужой студии — конвейер, а это не на пользу творчеству. Многие мои тексты, положенные на некую музыкальную основу, превратились в песни. Я не считаю себя композитором в полном смысле слова. Люди, занимающиеся песнетворчеством, делятся на две категории: для кого-то в песнях главное — текст, для кого-то — музыка. Для меня восприятие любой песни идет от текста. 

Мой путь напоминает мне байку барона Мюнхгаузена о том, как он за волосы вытащил себя из болота. На этом пути под названием «Сделай себя сам» ты должен знать все — все правила игры медиаиндустрии, чиновничьего аппарата, звездной тусовки и многое другое. Мне пришлось овладеть огромным объемом абсолютно разной информации, став специалистом в целом ряде профессий. 

В 2005 году я стал организатором и режиссером праздника 300-летия Петергофа, восемь лет делал эти праздники. В 2007-м познакомился с Тото Кутуньо и, получив официальное разрешение от композитора, сделал ремейк на его песню «Amore No», которую исполнял Челентано, и снял видеоклип, выступив в качестве автора текста, режиссера, певца и исполнителя роли Челентано. Тогда еще и близко не было на ТВ пародийных программ со сложным гримом. Я сделал это первым в России — без всякого грима и в гораздо более сложной форме сюжетного видеоклипа. Параллельно писал стихи «в стол». Наконец, в 2009-м вышла моя книга, по которой я сделал музыкально-поэтический моноспектакль. Многие почему-то думают, что мой спектакль — о Высоцком. Нет, он состоит из моих стихов и размышлений, но с Высоцким как бы ведется заочный диалог. Судьба удивительным образом сводила меня со многими людьми, которые занимали важное место в жизни Владимира Высоцкого. Еще в 1996 году я познакомился с Юрием Любимовым, потом с Борисом Хмельницким. Мы разговаривали с ним о театре, о поэзии, я прочитал ему свое стихотворение «Шут», он посмотрел на меня внимательно и сказал так задумчиво: «Хорошо».  Для меня это был большой комплимент. В этой же беседе я признался ему, что мечтаю создать художественный фильм о Высоцком. Анализируя свою жизнь, я прихожу, может быть, к нескромному выводу: мне так же необходимо сыграть Высоцкого, как ему в свое время — Гамлета. Доказать объективность такого заявления можно только на деле: сейчас идет подготовительный период к съемкам художественно-биографического фильма о Владимире Высоцком, где я выступаю автором идеи, продюсером и исполнителем главной роли.

А тогда, в 2002-м, Хмельницкий пригласил меня участвовать со своими стихами на вечере памяти Высоцкого, где я познакомился с Валерием Золотухиным, благодаря которому спустя девять лет состоялся показ моего спектакля в Театре на Таганке. Мы обсуждали возможность сделать из моноспектакля спектакль. Золотухин сказал: «Давай начнем с малого. Покажи сначала у нас моноспектакль, потом будем дальше решать». Был аншлаг, вышла рецензия. В кассу приходили и спрашивали, будет ли еще показ. Но тут судьба вмешалась: в той же газете, где вышла статья обо мне, был напечатан и некролог о Золотухине. Спектакль прошел на сцене Театра на Таганке 23 марта 2013 года и теперь там идет регулярно. Это доброе дело можно считать последним проектом Валерия Сергеевича Золотухина.

С отсчетной точки до мечты отрезком в жизнь

Иду один в один конец и без расчета…

— Сколько же профессий вам пришлось освоить?
— Никогда не считал, но много (смеется). Главное во всей моей деятельности — то, что я пишу стихи.

Мой фильм в 2012 году был назван событием года. В чем событийность? Вряд ли на телевидении вы часто видите людей, которые читают стихи. Если и видите, то это мэтр читает гения — условно говоря, Юрский читает Пушкина. И то — покажут только к дате.

А если человек живет сегодня и читает себя самого, то увидеть его на экране вообще невозможно. Нам создают впечатление, что поэтов не существует, никто ничего не пишет. А я хочу как раз показать, что это не так, что пишут. Но сегодня если что-то не отражается в телевизоре, то этого чего-то… действительно как бы нет. 

В 1960-е поэты собирали многотысячные залы. Был создан «поэтический прецедент»: в достаточно непростые времена существовал настоящий  «разгул» поэзии, причем востребованной людьми. Поэзия была популярна, как сейчас r’n’b. В современном мире люди стали меньше общаться и слово в принципе утратило вес. Таким образом, поэзия переживает не лучшие времена.  

— Но вы решили противостоять этой тенденции…
— Главное для меня — слово, а цель — пробиться с этим словом к людям. Сейчас быть поэтом  как-то немодно: актер, режиссер, продюсер — профессии, которые в наши дни на первых ролях, но это же нонсенс! Пианистов и певцов знают больше, чем композиторов! Но остаются в людской памяти имена творцов: композиторов, писателей, художников, поэтов, а интерпретаторов — музыкантов, певцов, актеров — достаточно быстро забывают…

— Вам все же удалось попасть на телевидение…
— С огромным трудом. То, что показывают, зависит от двух-трех десятков людей, «форматирующих» наше сознание, и к ним со стороны пробиться невозможно. Меня познакомили с Мариной Влади, когда она приезжала со спектаклем «Владимир, или Прерванный полет» в Петербург. Я подарил ей свою книгу, мы общались, и я сказал, что ватная стена, о которой говорил Высоцкий, никуда не делась, а стала еще более ватной. Она только грустно улыбнулась… 

Эту систему надо пытаться обыграть, чтобы донести свое слово до людей. Для этого нужно просто верить в то, что ты делаешь… И делать.

Досье

Вадим Радомысльский родился в Ленинграде, в семье инженеров. В 1989 году окончил факультет физкультуры РГПУ им. Герцена, в 2005-м — филологический факультет СПбГУ. 

В 2001 году вышел  музыкальный авторский альбом «Я желаю вам…», в 2009‑м — книга «Исповедь в четыре четверти пути», в которую вошли стихи и размышления автора (в сентябре выйдет новый сборник стихов и афоризмов). На основе книги был создан одноименный моноспектакль, который стал лауреатом XI Международного славянского форума искусств «Золотой Витязь» в 2013 году и был особо отмечен президентом форума Николаем Бурляевым.

По мотивам спектакля Вадим создал фильм-размышление, который был  показан на шести телеканалах, два из них — федеральные. Участник фестиваля «Послание к Человеку» в 2012 году. 

Вадим Радомысльский — режиссер и организатор празднований  300-летия Петергофа, автор официального гимна Петергофа. Включен в энциклопедию успешных людей России («Who is who в России») за 2009 год.

Фильм «Исповедь в четыре четверти пути» Вадима Радомысльского будет показан на канале «100ТВ» 27 июля, в воскресенье, в 9.30.

Фото из архива Вадима Радомысльского
↑ Наверх