Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 21 ноября 2018

Василий Кичеджи:
Чиновники не должны мешать

На вопросы «Вечернего Петербурга» отвечает вице-губернатор, ответственный за сферу культуры и СМИ

Василий Кичеджи — человек, старающийся все делать так, чтобы за державу не было обидно. Не случайно в его кабинете в Смольном висит портрет артиста Павла Луспекаева в образе бывшего таможенника Верещагина из культового кинофильма «Белое солнце пустыни», с которым у вице-губернатора (многие это отмечают) есть некоторое внешнее сходство. «Это мой любимый актер, — говорит Василий Николаевич. — Поэтому я решил у себя в кабинете повесить его портрет». А самая любимая фраза — опять же от Таможни: «Я мзду не беру, мне за державу обидно».

Народ здесь хороший

— Василий Николаевич, у вас своеобразный юбилей — вы уже полгода находитесь в должности вице-губернатора, курируете культуру и СМИ. Что удалось сделать за эти полгода, какие достижения вошли в копилку петербургской культуры? Или это еще слишком маленький срок, чтобы можно было говорить о заметных результатах?
— Конечно же, шесть месяцев — не срок для такого города, как Санкт-Петербург: здесь жизни не хватит, чтобы реализовать задуманное. А вот оценивать сделанное должно не руководство, а народ, и только народ. Хотя, я думаю, большинство промолчит.

— Тем не менее глас народа — глас Божий и власть должна прислушиваться к мнению горожан…
— Мы только этим и занимаемся! И вообще принцип моей работы — не навреди… Когда я ехал сюда из Москвы, то уже знал, что буду курировать культуру Петербурга. И я был рад этому, потому что как человек, выросший в Советском Союзе, к Ленинграду и Петербургу относился и отношусь с благоговением. Великий город! Безусловно, я знал его историю, культуру, имена замечательных деятелей, творивших здесь. Ему и в Советском Союзе не было равных по культуре, историческим памятникам, музеям, и сейчас тоже. Не хотелось бы обижать нашу столицу, но такого культурного наследия в Москве нет.

— А как сложились ваши отношения с деятелями петербургской культуры, ведь известно же, что творческие люди — особенные, со своим взглядом на проблемы и города, и мира…
— Честно сказать, я думал: приеду в Петербург и мне поручат роль «трупа», то есть нужно будет молчать. Но — нет, народ здесь хороший, и у меня со многими творческими деятелями сложились хорошие деловые взаимоотношения, в каких-то случаях могу даже назвать их приятельскими. Вообще говорить о Петербурге, о его культуре и людях можно очень долго. Но естественно, я еще учусь — прислушиваюсь к мнению авторитетных творческих людей и не скрываю этого…

— Хотелось бы коснуться болевых точек петербургской культуры, которые тревожат горожан. Реставрация памятников, исторических зданий — одно из уязвимых мест Петербурга: часто бывает так, что мы лишаемся аутентичного здания — оно без стеснения заменяется новоделом. Сейчас идет реставрация Каменноостровского театра, БДТ — кто контролирует процесс реставрации?
— Во-первых, контроль осуществляет губернатор. Вы знаете, что сам Георгий Сергеевич — из Ленинграда, Петербурга. Он здесь достаточно долго работал, потом уехал в Москву на определенное время, теперь вернулся в свой город, и понятно, что ему здесь все дорого… Во-вторых, у нас есть КГИОП — его возглавляет мой близкий друг Александр Игоревич Макаров, и там очень жестко следят за реставрацией исторических объектов… Я в силу своих возможностей стараюсь помогать нашим знаменитым культурным учреждениям — тому же БДТ. На днях мы собирались, искали решение по ускорению реставрации БДТ. Сразу оговорюсь — такие возможности есть, город очень серьезно занимается этим, хотя это и федеральный объект, это и федеральные деньги. И думаю, БДТ будет отреставрирован раньше, чем предполагалось.

Что касается Каменноостровского театра, то он пока не готов принимать зрителей — нет условий для артистов, проведения репетиций. Но я собирал руководство театра, поставил задачу и перед нашими строителями, и перед КГИОП, чтобы как можно быстрее устранить недоделки. В начале лета, думаю, мы уже сможем посетить этот прекрасный памятник. Мы стараемся активно помогать всем театрам — не делим их на федеральные — нефедеральные. Это касается и Мариинского театра, и БДТ, и Театра Европы, и других театров и музеев — это же все наши городские культурные учреждения, хотя они и имеют разных учредителей. Я думаю, что, объединяясь с федеральной властью, мы делаем одно дело — и для жителей города, и для его гостей — пяти миллионов туристов, для которых, мне кажется, нет разницы, федерального или городского подчинения памятник.

Ветеранов сцены в обиду не дадут

— Сложная ситуация и с Домом ветеранов сцены имени М. Г. Савиной — его реконструируют, но некоторые ветераны не желают уезжать с насиженного места на время капитального ремонта. Удалось достигнуть консенсуса и решить ситуацию без конфликта? На днях как раз появилась информация, что пансионат Союза театральных деятелей (СТД) в Комарове непригоден для проживания, значит, ветераны, не хотевшие переезжать туда, были правы?
— В конце прошлого года ко мне обратились наши народные артисты — Олег Басилашвили и Рудольф Фурманов. И мы провели совещание, чтобы оказать содействие в решении вопроса, связанного с предстоящим переселением жильцов Дома ветеранов сцены. Не могу сказать, что в СТД — учредителе Дома ветеранов сцены — ничем не занимаются: они много приложили усилий, чтобы навести там порядок. Да и Владимир Владимирович Путин своим постановлением выделил достаточно большие средства (более 2,5 млрд. рублей. — Л. К.), а когда вопросы финансирования решены, это очень облегчает дело. Затем ветеранов сцены стали переводить в пансионат в Комарове. Мы знали о том, что часть людей туда не поедет. Поэтому к каждому искали индивидуальный подход. Правительство предложило социальные объекты — в Павловске, Светогорске, Зеленогорске. И по ним у прокуратуры нет никаких претензий — претензии появились в результате проверки того объекта, который находится в Комарове. Но как меня заверил пока еще руководитель Дома ветеранов сцены — больших и серьезных нарушений там нет. И прокуратура абсолютно правильно проверила этот переезд — да, там были недочеты, но все эти нарушения, уверен, будут устранены. Еще раз повторю — ничего страшного там нет, можно оспорить стандарты по количеству метров, но все-таки там есть отдельное жилье для каждого ветерана. Главное, что строительство в том месте, где был Дом ветеранов, началось. Думаю, в течение полутора, максимум двух лет стройка закончится и ветераны вернутся в свой дом. Город возьмет на себя и юридическую, и моральную ответственность за судьбу ветеранов сцены.

— Василий Николаевич, в отношении директора Дома ветеранов сцены Александра Белокобыльского прозвучало слово «пока»... Значит ли это, что он вскоре лишится своего поста?
— Когда завершится процесс передачи Дома ветеранов сцены городу, то город имеет право назначить нового руководителя.

Все лучшее — детям

— Василий Николаевич, недавно было заявлено, что строившуюся для чиновников «Невскую ратушу» (так город собирался бороться с пробками, разгрузив центр) отдадут школьникам. Чем вызвана такая инициатива?
— Я дал поручение своим комитетам — комитету по культуре и комитету по образованию — подготовить предложения в случае, если будет изменено целевое назначение «Невской ратуши». Сейчас эти предложения готовятся. Дело в том, что, когда мы говорим о «Невской ратуше», мы не должны забывать, что есть постановление правительства, договоры с ВТБ-банком, и там прописаны очень жесткие условия. И когда мы говорим о каких-то изменениях, то должны к этому подходить очень и очень осторожно. Понятно, что у меня, как у вице-губернатора, который курирует этот блок, конечно же, есть желание, чтобы детям дали дополнительные площади, — я всегда за это выступал и буду выступать, потому что уверен, что самые лучшие инвестиции — это инвестиции в детей. И мы предложили сделать там новый Дворец науки и техники для детей, который должен включать в себя информационный и музейный комплекс, чтобы ребята могли ознакомиться с различными физическими, химическими, механическими экспонатами, там есть современные интерактивные устройства, комплекс сооружений для проведения занятий по техническим видам спорта — картодром, трасса для мотокросса, залы для автотрассового моделизма и радиоуправляемых моделей... Конечно, я прекрасно понимаю, что бюджет не резиновый, но наша задача — создать дополнительные образовательные услуги, которые в какой-то части не будут оплачиваться петербуржцами. Пока мы эти предложения с комитетами шлифуем, затем подадим их губернатору, и после этого губернатор с членами правительства будут принимать решение. Как человеку, курирующему культурно-образовательный комплекс, мне кажется, это был бы лучший вариант использования такого помещения. А предлагать чиновникам офисы класса «А» — думаю, для этого мы еще не созрели...

— И не важно, где сидят эти государевы люди — в центре города или на периферии?
— Это важно для горожан. Чиновники не должны мешать. Есть различные интересные примеры — когда правительство Москвы предложило перевести офисы чиновников из центра на юго-запад. И думаю, что этому примеру можно поучиться, но чтобы действительно быть объективным: ведь в Москве был объявлен международный конкурс — там участвуют и российские, и зарубежные компании, то есть идет такой хороший интеллектуальный спор. И может быть, этот спор принесет то решение, которое никто не ожидает. 

— В прошлом году горожане были напуганы слухами о перепрофилировании Аничкова дворца — о том, что там может быть размещен или очередной деловой центр, или отель... Ваше предложение об отдаче «Невской ратуши» детям не повлечет изменения статуса Аничкова дворца?
— Нет-нет, как все было в Аничковом, так и останется! Это даже не обсуждается, да я и таких слухов не слышал. У нас есть и будут ДТЮ, Дворец молодежи, Дворец творчества у Вознесенского моста и другие — они представляют ценность и как элемент системы образования города, и, конечно, как наше историческое наследие. 

— Василий Николаевич, а вы сами в детстве ходили во Дворец пионеров? Если не секрет, в какие кружки записывались?
— Конечно, ходил! Но это было так давно... Я вообще с детства любил читать, и поэтому во Дворце пионеров посещал литературный кружок, а в школе — участвовал в олимпиадах...

— А в каких олимпиадах выигрывали?
— Да в разных — по литературе, физике, математике. Проявлю нескромность — я был отличником…

— …И закончили школу с золотой медалью?
— Не получилось — у меня были две четверки. Но стихи, литературу всегда любил. К пятому классу прочел столько книг, сколько, может быть, человек за всю жизнь не прочитает...

— Это классика?
— Конечно — я читал и Бальзака, и Мопассана — мне было очень интересно. Но я любил и приключенческую литературу, и фантастику — тех же «Робинзона Крузо», «Всадника без головы», «Человека-амфибию» — могу перечислять очень долго. Великолепные книги «По тонкому льду», «Щит и меч» — на военно-патриотическую тему.

— Владимир Путин тоже в детстве любил читать «Щит и меч»…
— Правда? Я и не знал, но рад, что наши вкусы совпадают. Но самыми любимыми для меня остаются Гоголь и Крылов.

— Тогда перейдем на эзопов язык, особенно когда речь идет о ситуации с «Ленфильмом»… Некоторые деятели культуры, в частности Александр Сокуров, беспокоятся, что «Ленфильм» продолжает разрушаться, пишут письма Владимиру Путину, который не раз говорил о сохранении уникальной киностудии...
— Я под этим тоже подписываюсь — и разделяю боль Александра Николаевича. Но надо понимать, что «Ленфильм» — это открытое акционерное общество, 100% акций которого принадлежит правительству Российской Федерации. И сегодня вся полнота ответственности лежит на федеральном правительстве, в частности на Министерстве культуры.

— И город не может ничего сделать для сохранения этого бренда Петербурга?
— Город готов помогать — он дает государственные заказы на производство кинофильмов, оказывает помощь по вопросам коммунального хозяйства. Но собственники — Росимущество и Минкульт. Руководство Петербурга обратилось к Владимиру Путину о передаче 100% акций в собственность города. Как только это решение будет принято, мы обратимся к нашим уважаемым людям в лице Александра Николаевича с просьбой войти в органы управления — я этого не скрывал и ранее писал письма, чтобы Александра Сокурова включили в совет директоров. Если это случится — «Ленфильм» передадут городу — то, безусловно, мы будем использовать опыт такого человека. Могу сказать, помимо нашего есть еще несколько вариантов: разделить собственность пополам (50% — городу, 50% — федеральному правительству) или оставить все 100% у государства, но увеличить финансирование — все эти варианты могут иметь место, ведь понятно, что судьба «Ленфильма» волнует всех.

«Алые паруса» хуже не станут

— Василий Николаевич, еще один бренд города — праздник «Алые паруса». Интересно, кто участвует в конкурсе на его проведение?
— Конкурс у нас завершился, подала заявку одна компания, но пока не могу ее назвать — вы узнаете об этом, как только будут подведены итоги. Что касается самих «Алых парусов», то, думаю, всех интересует бюджет праздника выпускников — он в этом году на 30% меньше, чем в прошлом.

— Экономите на праздниках?
— Нет, на празднике экономить не собираемся, просто мы очень существенно увеличили благотворительную часть — на те же 30%. Этот праздник — бренд города, его смотрят во всем мире, сюда приезжает огромное количество туристов — свободных номеров в гостиницах в это время нет. Могу сказать, что в целом на праздник выделено 45 млн. 73 тысячи бюджетных рублей (а в прошлом году — 62 млн. 626 тысяч) — сюда включаются средства на организацию и проведение праздника — 20 млн. (в том году — 32 млн.), на праздничное оформление — 8 млн. (в прошлом году — 15 млн.), на прямую трансляцию и т. д. То есть по сравнению с прошлым годом мы имеем экономию в 30%, но я абсолютно уверен, что праздник от этого хуже не станет.

— Вот вы сказали, что вся страна и даже мир смотрит это шоу… А нет ли противоречия в том, что в Неву под алыми парусами входит не копия петровского судна «Штандарт», как это было пару лет назад, а шведская бригантина?
— К сожалению, пока нет альтернативы.

— Неужели никак нельзя договориться с капитаном «Штандарта» Владимиром Мартусем?
— Вообще-то это не вопрос исполнительной власти — она заказывает праздник, это дело организации, которая выиграла конкурс, а значит, прописывает в концепции и то, какой это будет корабль. Мы, безусловно, даем свои рекомендации, чтобы все это вписывалось в городской масштаб и праздник получился красивым, но все равно решает компания-победитель.

— А сколько планируете привлечь внебюджетных средств, можете назвать цифры?
— Я не могу говорить за инвестора — но, с его слов, эта сумма в разы превышает наши бюджетные траты… Вы знаете, впервые на правительство, когда принималось постановление о проведении праздника, мы пригласили бывшего выпускника, а ныне студента одного из петербургских вузов. И этот студент не был подставным человеком — мы заранее не знали о его пожеланиях, но обязательно их учтем. Поэтому мы уверены, что праздник станет еще лучше.

Газетных киосков станет больше

— Василий Николаевич, Валентина Матвиенко в бытность свою губернатором объявила войну ларькам. А сейчас, похоже, объявлена война газетным киоскам — они исчезли с остановок, возле метро, например у «Горьковской», да и в вестибюлях подземки их стало меньше. Отчего это происходит? Кому помешала пресса?
— Я вообще слово «война» не люблю — ни я, ни губернатор никому никакой войны не объявляли, тем более газетным киоскам. Более того, в комитете по печати разрабатывается концепция распространения периодической печатной продукции. И одно из направлений — увеличение количества точек продажи периодики. Эту концепцию мы будем обсуждать на правительстве в конце второго квартала, и у меня нет никаких сомнений, что она будет принята. Так что никакой войны не будет. А насчет «Горьковской» — то там действительно газетный киоск был убран, но связано это было с расширением наземного павильона станции после реконструкции. Торговый павильон оказался на пути следования людей к метро, но, повторяю, новые места по продаже печатной продукции возле станции метро «Горьковская» стопроцентно появятся. Я встречался с представителями Ассоциации по распространению прессы, дал им номер своего мобильного телефона и попросил их сообщать о случаях сноса газетных киосков, чтобы сразу принимать меры…

— Конечно, одно дело, когда в киосках на остановке продают продукты, и совсем другое — когда свежую прессу…
— Когда я работал в правительстве Москвы, возглавлял транспортный департамент, то был активным деятелем по наведению порядка на остановках. И могу сказать, что с этим в Петербурге не просто лучше, а в разы лучше, чувствуется, что здесь культурная столица. И когда мое внимание обращают на какие-то нехорошие моменты, я думаю: они не знают Москву!

В «Палате №6» все есть

— Ну раз мы заговорили о культурной столице, то задам вам вопрос как заядлому театралу — часто ли удается ходить на спектакли?
— Не могу сказать, что я такой уж заядлый театрал, но, конечно, я хожу на спектакли. Во-первых, меня приглашают и зачастую я не могу отказаться — это входит в круг моих обязанностей. А во-вторых, я действительно люблю театр.

— И какой спектакль вас больше всего поразил?
— Я ходил к Рудольфу Фурманову, и мне очень понравился спектакль молодого режиссера Влада Фурмана «Палата №6». Очень! Это абсолютно современный спектакль: все, что сегодня обсуждается в прессе — и хорошее, и плохое, и Болотная, и площадь Сахарова, — все там есть.

— То есть вы хотите сказать, что все это сумасшедший дом?
— Конечно (улыбается). Это же классика — она вечна… Еще мне понравилось «Счастье» Андрея Могучего в Александринке — просто великолепно! И в Молодежном театре на Фонтанке спектакль «Школа налогоплательщиков» — такой замечательный, как раз про коррупцию, всем советую посмотреть.

— А как, на ваш взгляд, выглядит скандальная ситуация с Театром Комедии имени Н. П. Акимова, руководство которого в последнее время часто критиковали? Вы были там, говорили о создании новой комиссии...
— Комиссия там свою работу практически завершила, и в целом работа театра признана удовлетворительной. Однако есть еще вопросы, есть сложности в коммуникации внутри театра — к сожалению, конфликты в театрах не редкость. Поэтому мы сегодня ведем разговоры про репертуарную, внутреннюю политику театров. Наверное, будут какие-то изменения, в городе должны появляться и новые лица, и новые идеи. И я вам скажу больше — к счастью, такие люди есть, и хочется, чтобы они каким-то образом могли себя проявить. Вот сейчас мы даем режиссеру Григорию Козлову целую площадку, есть Виктор Крамер — он тоже может себя показать, возглавив какое-то учреждение культуры. Есть много талантливых людей, и наши театры должны помнить об этом, улучшать репертуар, больше ставить премьер. Недавно я побывал в БДТ, который на время реставрации располагается в ДК имени Горького. Там играют великие артисты — Фрейндлих, Басилашвили. Не у всех театров есть возможность ставить спектакли с участием таких артистов, значит, они должны привлекать зрителя чем-то другим.

— То есть не исключено, что художественный руководитель Театра Комедии Татьяна Казакова уйдет из театра?
— Я своей целью не ставлю ее уход из театра. Еще раз говорю: конфликта нет, идет нормальное обсуждение проблем театра. Это вопрос комитета по культуре, потому что он отвечает непосредственно за это государственное учреждение.

— Василий Николаевич, тогда развейте еще один миф — насчет исторического здания театра, которое, говорят, приглянулось одному крупному инвестору…
— Есть предложение инвестора — оно пока только обсуждается, но не имеет конкретики. Моя личная позиция: инвесторы, которые хотят приходить в наши театры (и их там, кстати, ждут), могли бы возглавить попечительские советы, разумеется, чтобы участвовать не в подборе артистов, а в улучшении материально-технической базы театра, улучшении имиджа. Иными словами, чтобы они были благотворителями, и тогда их имена появятся и внутри самого театра и все будут знать, что эти люди творят благо для города. А речь о продаже или передаче театров каким-то коммерческим структурам, на мой взгляд, даже идти не должна.

Смотря кого считать богатым

— Василий Николаевич, в интервью нашей газете певец Сергей Захаров высказал мнение, что культурой должны управлять богатые люди. Вы согласны?
— Богатые — это те, кто много языков знает? Или у кого много музыкальных инструментов? (Улыбается.)

— Нет, это те, у кого в карманах много денег…
— Тогда давайте установим какие-то критерии. Я получаю 120 — 130 тысяч рублей. Я богатый?

— По сравнению с воспитательницей детского сада, думаю — да. Но если сравнивать с олигархом Романом Абрамовичем, то, конечно, нет...
— Я не читал налоговую декларацию Абрамовича, поэтому не знаю, какое у него количество денег. Но думаю, когда культурой управляют богатые люди — не совсем правильно. Везде должны быть профессионалы — они должны управлять и культурой, и спортом, и образованием… Это, наверное, самое правильное, а богатые они или небогатые — пусть налоговая инспекция разбирается, какой у них бюджет.

— Василий Николаевич, вы три года были директором Челябинского тракторного завода, ответьте, пожалуйста: что легче — руководить огромным заводом или рулить культурой Петербурга?
— Мне кажется, и то и другое делать сложно. Но с другой стороны и то и другое делать легко, если к этому относиться со всей душой, если болеть за дело. Я стараюсь — у меня есть образование, достаточно много опыта, да и возраст позволяет мне на многие вещи смотреть по-другому… На ЧТЗ была одна ситуация, в медиахолдинге, которым я руководил почти шесть лет, была другая ситуация, здесь, в Петербурге, — третья ситуация… Но мне очень нравится эта работа, которая полностью меня поглощает, хотя, к счастью, и на семью время остается.

— А промозглая петербургская погода нравится?
— Мне здесь нравится всё и все.

— И еще один момент. Осенью «Вечерний Петербург», выходящий с 1917 года, будет отмечать свое 95-летие. Приглашаем вас, Василий Николаевич, на наш праздник!
— Спасибо большое. Придем. И подарки с собой принесем.

Фото Натальи Чайки
↑ Наверх