Газета выходит с октября 1917 года Thursday 23 мая 2019

Вдохнуть глоток свободы

В Музее Фаберже открыта выставка «Русский военный портсигар. XX век», посвященная 70-летию Победы

Не только золото и бриллианты

— За военными портсигарами, которые вы здесь видите, стоят человеческие судьбы, — рассказывает Михаил Овчинников, замдиректора Музея Фаберже. — Многие из порт­сигаров пришли в музейные и частные собрания из окопов Русско-японской, Первой мировой, Гражданской, Великой Отечественной войн. 

Для нас важна возможность лишний раз показать, что Музей Фаберже — не только золото и драгоценные камни. Это музей о русской истории и о тех людях, которые ее творили. 

За каждым портсигаром — история России и человеческие судьбы

Перед входом на выставку — плазменный экран, на котором крутят черно-белую хронику. Звучат песни военных лет. Вспоминается, пожалуй, самая знаменитая песня, связанная с темой выставки, — «Давай закурим!», исполняемая Клавдией Шульженко. 

В небольшом затемненном зале подсвечены лишь витрины. 

В них — сто портсигаров. От золотого порт­сигара с вензелем великого князя Николая Николаевича-младшего, изготовленного в мастерской Карла Фаберже, до самодельных, сделанных солдатами Великой Отечественной из подручных материалов.

С Фаберже, конечно, не сравнить, но есть очень тонкая работа.

Памятный портсигар, выпущенный к шестилетию Октябрьской революции, сделан из серебра и украшен полудрагоценными камнями. Не Фаберже, конечно, но тоже богато.

Портсигар как гимн силе человеческого духа 

Замечаю у витрины историка моды Мэган Виртанен, которая внимательно изучает предметы.

— Для меня лично наиболее интересны именно портсигары времен Великой Отечественной, — рассказывает она. — В истории костюма всегда восхищал военный период, когда женщинам в сложные времена удавалось делать себе наряды буквально «из ничего». В данном случае мы видим мужскую версию. Попав на войну, в условия, где речь шла о жизни и смерти, они не только делали порт­сигары «из ничего», но еще и умудрялись их украшать. Мы видим достаточно сложные гравировки, узоры. Есть тончайшая работа. Эти портсигары ведь тоже можно воспринимать как гимн силе человеческого духа. 

Именной портсигар был передан Военно-историческому музею артиллерии снайпером А. С. Садовским.

Вместо смертного медальона

На выставке много памятных портсигаров. Один из них, например,  посвящен Дню снятия блокады Ленинграда. На крышке — силуэт башни Адмиралтейства и солдаты в касках. 

Вместо золота, серебра и платины использовались алюминий, латунь, сталь. Часто эти материалы добывались прямо на поле боя. В ход шли сбитые вражеские самолеты, испорченные котелки, осколки снарядов. Но для солдат и офицеров эти коробочки из дешевого металла подчас были дороже золота. 

Об этом рассказывает Сергей Курносов, директор Музея обороны и блокады Ленин­града:

— Надеюсь, никто не упрекнет организаторов выставки в пропаганде курения.

Сигарета на войне — не столько вредная привычка, сколько возможность снять стресс, подавить чувство голода и, главное, получить хотя бы пять минут своего законного свободного времени — в буквальном смысле  вдохнуть глоток свободы.

Портсигар —  вещь индивидуальная. Если все, что на солдате надето, получено им под роспись, если номер оружия внесен в документы и за утерю его полагается трибунал, то портсигар человек мог взять из дома в память о мирной жизни, а мог заказать или сделать сам из подручных материалов. 

Портсигар из золота и серебра с вензелем великого князя Николая Николаевича-младшего изготовлен фирмой Фаберже.

Известно, что на войне существовали так называемые смертные медальоны. Но многие бойцы не заполняли анкету. Из суеверия — мол, будешь носить с собой свою смерть. А вот написать имя на своем портсигаре — другое дело. Так что очень часто именно порт­сигар становится единственным документом, по которому сегодня поисковики могут определить фамилию, имя, отчество погибшего бойца.

Есть на выставке и портсигары, принадлежавшие солдатам и офицерам других войн, сотрясавших Россию и мир в безумном XX столетии: Русско-японской, Первой мировой, Гражданской. Портсигары воинов царской армии и Красной армии, революционеров и тех, кто сражался с ними до последнего. Тех, кто свято верил в справедливость своей борьбы, и тех, кто просто хотел жить, но оказался по воле судьбы втянутым в смертельную воронку войны. 

Светлана Успенская, замдиректора Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи, называет эти портсигары «овеществленной историей», свидетелями жизни и, к сожалению, смерти. По ее словам, в музейной коллекции есть портсигары, пробитые пулями. А иногда случалось так, что этот небольшой кусочек металла спасал воину жизнь, становясь препятствием для пули… 

Заводская коробка с портсигаром, спички и пачка махорки. СССР, 1940 — 1950 гг.

***

Первые портсигары (от французского «porte» — носить и «cigare» — сигара) XVII века являлись элементом роскоши и изготавливались в ювелирных мастерских. Однако к концу XIX — началу XX века, когда курение стало популярно во всех слоях населения, портсигары превратились в привычный и традиционный предмет личного пользования. В тот же период в русской армии их начинают использовать как форму поощрения, причем не только офицеров, но и нижних чинов. Наградные портсигары, как правило, имеют гравировку, сообщающую, кому, от кого и за какие заслуги подарен портсигар. Всплеск популярности портсигаров приходится на время двух мировых войн XX века, так как окопная жизнь неизбежно связана с сыростью и грязью, следовательно, для высоко ценимых на фронте папирос требовался надежный герметичный футляр. При этом интендантство не занималось специализированным снабжением частей фабричными портсигарами, и их производили прямо на месте, в прифронтовых мастерских или самостоятельно — в окопах. Материалами для таких портсигаров служили плексиглас, авиационный алюминий и сталь, зачастую добытые прямо на поле боя — их снимали с подбитой вражеской техники. Неудивительно, что подобные портсигары быстро стали статусной вещью — своеобразным трофеем и отличительным знаком ветерана войны.

↑ Наверх