Газета выходит с октября 1917 года Saturday 19 октября 2019

«Вербовщики предлагали ехать в Киев за деньги»

События на Украине в рассказах простых жителей

Мы следим за событиями на Украине, воспринимая информацию через призму средств массовой информации. Лавируя между откровенной дезой, второсортными новостишками и официальными заявлениями сторон, мы, каждый для себя сам, собираем картину происходящего. Но пожалуй, мы упускаем из виду простых граждан, которые день за днем ездят на работу, живут в отдалении от городов и не помешаны на политике. 

Корреспондент «Вечёрки» побеседовал с петербуржцами, чьи родственники находятся сейчас в Харькове и Киеве. 

Олег Станиславович, 25 лет: Украина уже не будет прежней — после такого не оправляются

 Работает в сфере обслуживания автотранспорта;

 Образование высшее техническое, профильное;

 Живет и работает в Петербурге, гражданин Украины.

— У меня в Харькове живут мама и папа, множество друзей и родственников. Регулярно звоню им, вот вчера болтали. Проживают они в районе с названием «Новые дома», это Харьковский тракторный завод. Говорят, что сейчас более-менее спокойно, шумят только в центре. Ни комендантского часа, ни усиленных патрулей, магазины все работают, как обычно, а заодно и бары с клубами. Правда, денег матери не платят уже полтора месяца, а в банкоматах наличных вообще нет, у них собираются огромные очереди, и люди стоят часами, надеясь обналичить банковские карты. Продукты есть, только вот нет наличных, чтобы что-то купить, в некоторых магазинах перестали работать терминалы безналичной оплаты. Со дня на день в городе обещают ввести военное положение, а заодно и отключить сотовую связь и Интернет, но пока что все работает без перебоев. 

Поскольку я до отъезда в Питер занимался боксом, у меня до сих пор осталась куча друзей-спортсменов, которые все так же продолжают заниматься, выступают на соревнованиях. Тренируются они в обычных районных кружках, оставшихся, похоже, еще со времен СССР. Так вот до последнего времени, по словам моих товарищей, туда часто захаживали вербовщики — предлагали ехать в Киев, на Майдан. Задачей, которую перед парнями ставили, было под видом бойцов подразделения «Беркут», облаченными в их амуницию, всячески избивать протестующих, притом отмечали, что делать это нужно с максимальной жестокостью, так, чтобы была видна кровь. Деньги предлагали: тысячу гривен или же примерно четыре тысячи рублей. Только вот я не знаю, была это плата за всю «командировку» или же сумма в день. Из моих никто не согласился, послали уродов подальше, один товарищ мой даже накостылял такому типу… На районе, на самом деле, поразительно тихо. Молодежь, конечно, выбирается пройтись, в основном же люди стараются проводить вечера дома. Полицейских, которых и так было не много, теперь вообще почти не видно — говорят, что все уехали в Киев. Мама, конечно, переживает, отец же весьма спокоен, относится к происходящему философски, заняв выжидательную позицию. Все, с кем я говорю по телефону или переписываюсь в соцсетях, говорят прямо или подразумевают одно: «Стране конец, а если и не конец, то Украина уже не будет прежней». 

Ирина Олеговна, 24 года: Уже всем понятно, что народ опять обманули

 Получает высшее экономическое образование;

 Работает в социальной сфере;

 Живет и работает в Петербурге, гражданка Украины.

— Как рассказывает моя мама, действительно страшно было в начале двадцатых чисел февраля. Со стороны центра долетали звуки выстрелов, слышались крики. Мы живем на выезде из Киева, можно сказать, у трассы, что ведет к аэропорту; так вот, с утра ее перекрыли полицейскими машинами, подогнали грузовики с песком. Но так ничего и не произошло, к вечеру кордонов там уже не было. На протяжении одного дня некоторые магазины вообще не работали, в другие не подвезли продукты. Но буквально на следующее утро все пришло в норму. Цены, конечно, здорово выросли, доллар взлетел. 

Мама рассказывала, что очень сложно было добраться до работы. Дело в том, что всем, кто добирается до места работы с другого конца города, разрешили на службу не выходить. Мама же работает в аэропорту, и от нас это две остановки на метро, потом ее везут служебным автобусом. Так вот, зная, что метро будет закрыто, мама с вечера хотела заказать такси, но оператор заверил, что машину можно будет вызвать и утром — мол, не переживайте. Утром же несколько контор сразу отказали в подаче машины, до других было не дозвониться. Пришлось ей ехать до развозки на частнике, за двойную плату. В аэропорту же, как она сказала, не было ничего необычного — она даже ничего не сказала про дополнительную охрану. Зато вечером того же дня на районе из-за углов внезапно появлялись люди в темной форме, некоторые в масках, кто-то с дубинками, а кто-то вроде и с огнестрельным оружием. Правда, вели они себя спокойно, не нападали. Но, завидев группу таких людей по дороге в магазин, мама быстро пошла домой.

Между тем многие из моих друзей самостоятельно организовывали отряды самообороны: ходили по улицам, охраняя свои микрорайоны, более организованные отряды перекрывали дорогу, проверяли документы у автомобилистов, чтобы отсеять машины с Западной Украины. 

У нас хоть и обошлось без стрельбы, но провокации все-таки были: уже когда все поуспокоилось, на находящейся рядом большой стройке внезапно вспыхнули бочки с горючим или его остатками, горело сильно. А там стояло много техники, неподалеку — заправочная станция. Но пожарные расчеты прибыли быстро и пожар потушили. По району, да и по всему Киеву, ходили слухи, что парней из спортивных секций и кружков, да и просто ребят спортивного вида, пытаются вербовать для каких-то акций в центре города. 

Сейчас идут разговоры о мобилизации, некоторым военнообязанным знакомым уже звонили из военных частей, но, как я с их слов понимаю, все это в основном делается для организации охраны важных объектов. На самом деле никто «в ружье» вставать не хочет, так как до конца не понятно, с кем воевать. 

Сейчас транспорт ходит без перебоев, метро работает, зарплату платят. Правда, в банкоматах не всегда есть наличные и собираются очереди. По снятию денег введено ограничение в 15 тысяч гривен, и, чтобы снять больше, а порой и конкретно эту сумму, люди пишут заявления загодя. 

По отношению к России, благодаря разрешению Совета Федерации «если что» ввести российские войска в Украину, люди, притом как мои друзья, так и ровесники моих родителей, настроены крайне неоднозначно. Дело в том, что никто не хочет, чтобы Россия влезала в местные дела и что-то решала, с другой стороны, всем страшно и хочется почувствовать себя защищенными. 

Мои родители буквально на днях ездили к бабушке в Киевскую область, в местечко в ста километрах от города. Так вот там абсолютная тишина — люди узнают о происходящем в стране из теленовостей и невероятно удивляются происходящему. 

Если говорить о настроении, то могу сказать, что это состояние общей апатии, разочарования, обиды, наконец. Многие из тех, кто вышел на улицы, хотя бы для того чтобы охранять свой район, так или иначе верили, что свержение имеющейся власти, конкретно проворовавшейся, позволит честно и открыто выбрать новых руководителей. Но получилось все очень печально: пока активисты гибли на Майдане, группа каких-то людей все за всех решила и сама себя выбрала. Народ опять обманули, и куда теперь двинется страна — вообще непонятно, ясно лишь одно: к обычному человеку, даже после этих трагических событий, эта новая и самопровозглашенная власть лицом поворачиваться не собирается.

↑ Наверх