Газета выходит с октября 1917 года Sunday 19 мая 2024

Ветерана хотят лишить права на отдельную комнату

После переезда из расселяемого дома ей придется жить на кухне

89-летняя Нина Васильевна Васильева, труженица тыла, вдова инвалида — участника Великой Отечественной войны, ветеран труда, скоро останется без собственной комнаты, в которой живет с 1967 года. Причина: дом идет под реконструкцию, и вместо четырехкомнатной квартиры семье дают двухкомнатную. 

И в год 70-летия Великой Победы не все ветераны, нуждающиеся в улучшении жилищных условий, смогли получить благоустроенное жилье. Это подтверждают непрекращающиеся обращения на нашу горячую линию «36 квадратных метров». Пример тому — история с Ниной Васильевой, которая занимает комнату 8 кв. м в миниатюрной четырехкомнатной квартире-хрущевке на улице Лени Голикова (Красносельский район). Хрущевка идет под снос по программе реконструкции, жильцов будут переселять в новый дом, возводимый по соседству. Это случится уже скоро, в октябре. Вот только семье Нины Васильевны вместо четырехкомнатной квартирки дают двухкомнатную. А в квартире проживают три человека, принадлежащие к разным поколениям: Нина Васильевна, ее сын и взрослая внучка. На Нину Васильевну комнаты не хватит. 

Переезд в двухкомнатную квартиру ухудшит условия проживания Нины Васильевны

«Мне жить на кухне или в коридоре?»

Журналисты «ВП» в гостях у Нины Васильевны. Первый этаж видавшей виды хрущевки. Дом облупленный, в парадное неприятно входить. Сама квартира (общей площадью 49,6 кв. м), расположенная на первом этаже, — та еще песня. С позволения сказать, «шедевр» архитектурной мысли. Коридорчик — крохотуля. Из коридорчика одна дверь ведет в совмещенный санузел, вторая — в комнату Нины Васильевны (8 кв. м), третья — в комнату сына (5 кв. м). А где дверь на кухню? С кухней — хитро. Четвертая дверь из коридорчика ведет в большую комнату, фактически ставшую коридором. Потому что из комнаты дверь идет в кухоньку, и еще одна дверь — в комнату внучки (7 кв. м). Такие квартирки в народе не зря прозвали живопырками. 

— Нам дали эту квартиру в 1967 году — на меня, мужа, сына и дочь. Дали хоть и малюсенькую, неудобную, но все-таки четырехкомнатную. На каждого по комнате, — поясняет Нина Васильевна.

Из окна комнаты Нины Васильевны открывается вид на новостройку — высотку, в которую и предполагается переселять жильцов хрущевки. Кто-то такому переселению очень рад, ибо условия в новом доме — не чета нынешним. 

А Нине Васильевне радоваться нечему. Потому что собираются им дать двухкомнатную квартиру общей площадью 51 кв. м. 

— Нам предлагали несколько вариантов. Либо двухкомнатная квартира плюс квартира-студия (23 кв. м), но за которую нужно платить. Либо трехкомнатная квартира, но за третью комнату (12 кв. м) тоже нужно платить. Просто трехкомнатную квартиру без доплат нам не предложили, потому что будут давать, исходя из метража. А трехкомнатных общей площадью в 49 — 50 кв. м нет, — уточнила ветеран. 

Вот в этом-то вся проблема. При расселении приватизированной квартиры (а квартира Нины Васильевны приватизирована) новое жилье дают исходя из метража. То есть в трехкомнатную семья Нины Васильевны не попадает. Что касается доплат, то кому-то они могут показаться приемлемыми, а кому-то — заоблачными. За 10 кв. м берут по 75 000 руб. за метр, за каждый последующий метр — по 90 000 рублей. То есть за комнату 12 кв. м нужно доплатить около миллиона рублей. За квартиру-студию в 23 кв. м — соответственно более 2 миллионов рублей. Таких денег в семье нет.

— Поначалу мы надеялись, что как-нибудь соберем деньги, и выбрали вариант из двухкомнатной и студии. Но нам и на трехкомнатную не собрать. Я уже ходила уточнять, что будет, если мы не заплатим. Сказали, что дадут двухкомнатную и все. А мы не заплатим. Сын был вынужден досрочно уйти на пенсию, она маленькая. Нам неоткуда взять средства, — говорит Нина Васильевна. 

Ветеран уже обращалась в самые разные инстанции с просьбой помочь. Ведь ее жилищные условия расселение однозначно ухудшает, но ничего не изменилось.

— Мне ничего не нужно, никаких хором. Оставьте мне мою комнатку в 8 кв. м! А в новой двухкомнатной — где мне жить? Либо на кухне, которая не такая уж и большая, либо в коридоре, либо в одной комнате с внучкой. Но у нее своя собственная жизнь, а мне нужны тишина, покой. Дайте возможность дожить оставшееся время спокойно! Именно об этом я прошу чиновников. Но меня не замечают. Вот только поздравлений кучу прислали с Днем Победы, — Нина Васильевна с трудом сдерживает слезы. 

Обращалась Нина Васильевна к властям с просьбой признать ее нуждающейся в улучшении жилищных условий. Понятное дело: отказ. Потому что больше 9 кв. м на человека. А что в одной квартире фактически живут три семьи — она, сын, внучка — с разным образом жизни и раздельным ведением хозяйства, так это у нас считается нормой. 

— Я не знаю, что и делать, как доказать, что двухкомнатная квартира в нашем случае не есть замена четырехкомнатной. Мы бы хоть в этой хрущевке остались. Так и этого не разрешают, — вздыхает ветеран. — И то, что я коренная ленинградка, и что муж у меня защищал Родину и получил ранение, и что сама я — труженица тыла, никому не интересно.

Девчонкой работала на лесоповале, затем таскала мешки с картофелем

Война застала Нину Васильевну в Калининской области, в глухой деревне, куда она приехала из Ленинграда на лето погостить у бабушки.

— Такая глухая деревня была, что сейчас трудно представить, что такое было возможно. Ни света, ни радио, ни телефона. Поэтому о начале войны мы узнали не из сообщений Информбюро, а от людей, которые приехали из ближайшего городка Кашина. Но все-таки поначалу мы все и предположить не могли, что все будет так страшно, кроваво и так надолго.

Мужчин сразу забрали в армию. На селе остались женщины да дети. Нужно было работать, и забрали работать всех, в том числе пятнадцатилетнюю Нину. 

— Я такая была худенькая городская девочка, которая ничего не умела. А научилась и деревья валить, и траву косить, и тяжести таскать, и лен убирать. Все это была совершенно непривычная и очень тяжелая для меня работа, — вспоминает Нина Васильевна.

Сначала молодых девчонок отправили на лесозаготовки. Техники — никакой. Нужно было обычной пилой вдвоем спилить дерево, свалить его, отрубить сучья, распилить дерево, сложить получившиеся поленья. И работать в лесу нужно было в любую погоду — в мороз, в дождь.

— Нас отвозили далеко в лес, и жили мы не дома, а у кого-то, поближе к месту лесозаготовок. Помню, спали вповалку в ледяной комнате. Да и не кормили нас: только кто что из дома успел взять. Кусок хлеба, мерзлая картошина да кипяток — вот и вся еда, — рассказывает труженица тыла. 

Питались в основном упомянутой мерзлой картошкой. Да еще у бабушки на огороде росло много черной смородины. Она сушила ее на зиму, этот целебный отвар потом пили, что помогло избежать цинги. 

— Лен собирать тоже было очень тяжело, все внаклонку. Собирали в снопы, потом сушили, затем отбивали молотком. Все руками, никакой техники. Вспомнишь — вздрогнешь. И еще меня совершенно доконала работа по заготовке картофеля. Нужно было тяжеленные мешки с картофелем везти на заготовительный пункт на лошадях. Приедешь, и этот мешок на своей спине нужно было еще по сходням снести, а затем над головой поднять и сбросить, — уточняет ветеран. — Я бы, наверно, там костьми в конце концов и легла.

Но выручил случай. В колхоз приехал новый председатель из Ленинграда. Посмотрел, как девчата картофель на себе волокут, и сказал матери Нины, что больше так нельзя, что организм Нины не выдержит, и дал справку об освобождении от работ. С этой справкой Нина поехала в Кашин, где устроилась бухгалтером. 

В родной Ленинград Нина Васильевна вернулась после войны. Пошла работать бухгалтером в мастерские Кировского театра (отец Нины Васильевны работал на изготовлении декораций и, кстати, всю блокаду проработал в театре — правда, не в Кировском, а в Музкомедии). Там Нина Васильевна отработала 19 лет, потом перешла в Академию наук. Трудилась, пока не исполнилось семьдесят. 

…Теперь 89-летняя ветеран с тревогой смотрит из своего окошка на новый красивый дом. И понимает: совсем скоро нужно будет собирать вещи. И все еще надеется, что власть имущие обеспокоятся ее судьбой, тем, что в таком преклонном возрасте она останется без собственной комнаты. 

Новый дом виден из окна Нины Васильевны. Условия там, конечно, лучше, но отдельной комнаты пожилой человек лишается...

Комментарий юриста

Татьяна СМИРНОВА, юрисконсульт горячей линии «36 квадратных метров»:

— Снос многоквартирного жилого дома, в котором проживает Нина Васильевна, предусмотрен планом реализации мероприятий по развитию застроенных территорий, утвержденным Комиссией по развитию застроенных территорий 

4 февраля 2011 года. В рамках реализации Адресной программы развития застроенных территорий предоставление отдельного благоустроенного жилого помещения ветерану обеспечивает ООО «Воин-В».  

В результате реализации права на участие в приватизации в свое время Васильева Н. В. получила 1/3 долю в праве собственности на четырехкомнатную хрущевку в доме на ул. Лени Голикова. Согласно сложившемуся порядку пользования жилыми помещениями занимает комнату площадью 8 кв. м.

По смыслу части 8 статьи 32 ЖК РФ собственнику жилого помещения другое жилое помещение взамен изымаемого должно предоставляться на праве собственности. Вместе с тем не исключена возможность предоставления собственнику с его согласия другого жилого помещения на иных правовых основаниях (например, из государственного или муниципального жилищного фонда по договору социального найма; по договору найма в домах системы социального обслуживания населения).

Нина Васильевна согласна на переезд в благоустроенную квартиру на праве собственности, о чем и заявляла в ООО «Воин-В», но с сохранением количества комнат. Обоснованно полагает, что предоставление двухкомнатной квартиры 

с увеличением общего метража на 1,44 кв. м лишит ее возможности жить в своей комнате и существенно ухудшит жилищные условия. 

Васильева Н. В. рассказала, что при подписании договоров с ООО «Воин-В» выбора у нее почти не было. Действительно, из письма с исх.№136 от 23 апреля 2015 г. за подписью директора ООО «Воин-В» Глущенко О. И. следует, что Васильевой Н. В. были предложены варианты: первый — двухкомнатная квартира общей площадью 51,04 кв. м; второй — двухкомнатная квартира 51,04 кв. м и студия 23,52 кв. м за плату в размере 75 000 руб. за первые 10 кв. м, за остальные 13,52 кв. м по 90 000 руб. за метр; третий вариант — двухкомнатная квартира 42,88 кв. м и студия 23,52 кв. м с оплатой за 16,78 кв. м по 75 000 руб. за первые 10 кв. м, 90 000 руб. за каждый последующий метр; четвертый — трехкомнатная квартира 61,86 кв. м с доплатой за 12,26 кв. м по 75 000 руб. за первые 10 кв. м и 90 000 руб. за каждый последующий дополнительный метр. 

Денег на приобретение квартиры-студии у Васильевой Н. В. нет, о чем она сообщила в упомянутое ООО письменно: «На ваш исх.№136 от 23 апреля 2015 г. извещаю вас о нижеследующем. Предлагаемые вами условия расселения нашей квартиры, расположенной в доме по адресу: Санкт-Петербург, ул. Лени Голикова, д. 23, корп. 4, общей площадью 49,6 кв. м, для меня, Васильевой Нины Васильевны, собственницы 1/3 доли в указанной квартире, по-прежнему неприемлемы. Об отсутствии у меня достаточных денежных средств для покупки предлагаемой вами квартиры-студии площадью 23,52 кв. м (без учета балкона), 3-й этаж, в строительных осях В/2-Г/2 и 1/2-4/2, строительный №19, корпус 9, в строящемся многоквартирном доме по строительному адресу: Санкт-Петербург, Кировский район, ул. Лени Голикова, участок 147.1 вам известно. Варианты, перечисленные вами в письме, также заведомо для меня неприемлемы…» 

Однако несогласие ветерана с предложенным вариантом не было учтено: «Расселение квартиры Васильевой Н. В. будет производиться в соответствии с достигнутыми между застройщиком и собственниками договоренностями».   

Неукоснительное требование соблюдения прав горожан при переселении из хрущевок было отражено, например, в пятом ежегодного послании губернатора Санкт-Петербурга Матвиенко В. И. Законодательному собранию Санкт-Петербурга:

«Сегодня я обращаюсь к вам с пятым по счету ежегодным посланием.

Ветхий фонд и хрущевки — это близнецы-братья. Это две стороны одной медали. Это две гири на наших ногах. Я говорила в прошлом году и повторюсь: на все бюджета не хватит. Мы побуждаем инвесторов включаться в реновацию территорий. А это означает строительство новых современных домов, приведение в порядок всех внутриквартальных коммуникаций, комплексное благоустройство, оборудование спортплощадок и парковочных мест. В сентябре порядка 10 кварталов будут выставлены на торги. Вслед за тем в каждом из них пройдут общественные слушания, жителям представят эскизы застройки квартала, очередность сноса домов и точные сроки переселения граждан. У меня нет сомнений: как только первые обитатели хрущевок въедут в новые квартиры, так сразу растает та политическая пена, которую взбили специалисты по манипулированию общественным мнением.

Чего только не услышала власть, приступив к этому крайне важному для города пилотному проекту! Да, не все предложения районов по включению кварталов в программу были продуманы. Отдельные вовсе не выдерживали критики. И правительство города дало им соответствующую оценку. Но мы же сказали: решение примут сами жители. И не отступили от обещания. Мы сказали: новые дома будут строиться максимально возможно в пределах расселяемого квартала. И я подтверждаю: никакого этапирования в отдаленные районы, которым пугают людей, не будет. Я несу ответственность за свои слова! Мы сказали: реновация квартала не означает тотального расселения. Относительно крепкие дома мы будем санировать без выселения жильцов, прокладывая новые сети, меняя кровли, утепляя панели. Мы сказали: никто не ухудшит свои жилищные условия — все улучшат, никто не потеряет в цене жилья — все только приобретут. Так и будет. Много ли жителей хрущевок сегодня имеют жилье по социальной норме? Меньшинство, а получат все. Даже собственники, хотя Жилищный кодекс обязывает нас предоставить им всего-навсего равноценное жилье и вовсе не обязывает увеличивать количество квадратных метров. Но мы прописали эту норму в законе Санкт-Петербурга. И если сегодня в приватизированной квартире в хрущевке приходится, к примеру, по восемь квадратных метров на человека, то получат они по восемнадцать. И в новом доме с готовым косметическим ремонтом. И без всяких доплат. Малоимущим гражданам, инвалидам город даже с переездом поможет.

Скажем правду: в хрущевках богатые не живут. И для абсолютного большинства их обитателей — это единственный шанс получить ключи от новых квартир. Мы должны дать людям этот шанс. Не скрою, это сверхсложный проект. Но альтернативы нет. Можно, конечно, махнуть рукой на все неизбежные сложности и оставить хрущевки доживать свой век. Но это значит — оставить «наследство» тем, кто придет к руководству города после нас. Мы можем так поступить? Нет, ибо мы — не временщики. Мы ответственная власть».

Суды исходят из того, что предоставление собственнику непригодного для проживания жилого помещения другого жилого помещения на праве собственности возможно исключительно при наличии достигнутого об этом соглашения с органом государственной власти или местного самоуправления, принявшим решение о сносе дома.

Позиция судов нашла отражение и в судебной практике Верховного суда Российской Федерации.

Из содержания положений статьи 32 ЖК РФ и разъяснений, содержащихся в пунктах 20, 22 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 2 июля 2009 года №14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», следует, что у собственника, проживающего в доме, признанном аварийным и подлежащим сносу, жилое помещение может быть либо изъято путем выкупа, либо по соглашению с собственником ему может быть предоставлено другое жилое помещение с зачетом его стоимости в выкупную цену при условии соблюдения предварительной процедуры как по направлению органом местного самоуправления собственникам жилых помещений требования о сносе аварийного дома либо его реконструкции, так и последующему принятию органом местного самоуправления решения об изъятии земельного участка, на котором расположен аварийный дом, и каждого жилого помещения, находящегося в таком доме, если собственники жилых помещений в этом доме не выполнили требование о его сносе или реконструкции.

Таким образом, то обстоятельство, что многоквартирный дом, в котором находится принадлежащая семье Васильевой Н. В. квартира-хрущевка, включен в перечень многоквартирных домов, в отношении которых планируется предоставление финансовой поддержки в соответствии с указанным выше законом на переселение граждан в рамках Адресной программы по переселению граждан из аварийного жилищного фонда, не исключает обязанности соблюдения при переселении граждан, проживающих в домах, включенных в указанную программу, их прав с учетом положений жилищного законодательства, в частности статьи 32 ЖК РФ. 

↑ Наверх