Газета выходит с октября 1917 года Tuesday 21 ноября 2017

Виктор Раков: Кино может предать, театр — никогда

Известного актера увидим в гастрольном спектакле Театра «Ленком» «Ложь во спасение»

Он давно относится к числу узнаваемых. В кино ему в основном доставались роли отъявленных мерзавцев, в которых он был ох как убедителен: начиная от предателя Генриха в «Убить дракона» до фашиста Канариса в сериале «Вольф Мессинг». Хотя узнавать его стали как раз после «благородной» роли: в самом известном сериале 90-х «Петербургские тайны» он сыграл князя Чечевинского — российского Монте-Кристо. Но больше, чем в кино, ему повезло в театре: уже больше 30 лет артист принадлежит к труппе прославленного захаровского «Ленкома».

Фото: А. Стернин. Предоставлено пресс-службой Театра «Ленком»

О театре и публике

— Виктор Викторович, все театры уже давно в отпусках, а «Ленком»  — на гастроли в Петербург…
— Мы уходим в отпуск 20 июля, так что короткие гастроли в Петербург со спектаклем «Ложь во спасение» у нас приходятся почти на конец сезона…

— «Ленком» часто бывает в нашем городе. Московские и петербургские спектакли чем-то для вас отличаются?
— Московская публика более избалованная, и часто люди приходят на спектакли ради какого-то непонятного престижа, а в Питере, мне кажется, приходят те, кто понимает, зачем нужно ходить в театр.

— Помните, как самый первый раз вышли на сцену в спектакле «Ленкома»?
— Да, это случилось в 1984 году, почти сразу после того как я был (даже до окончания выпускных экзаменов) принят в труппу — во время летних гастролей театра в Саратове. Я тогда ввелся на роли Ведущего и Таможенника в спектакль Марка Анатольевича Захарова «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты».

— Страшно было?
— Было невероятно сложно, было столько задач, которые надо было выполнить (это были танцы, стихотворный текст, срочный ввод — за одну ночь), что бояться было просто некогда. Я выходил делать дело…

О партнерах и режиссерах

— Такое отношение к профессии — «делать дело» — осталось до сих пор? Неужели нет священного трепета из-за того, что, например, играете с Чуриковой на одной сцене, в одном спектакле?
— С Инной Михайловной я в конце 80-х годов снимался в фильме Глеба Панфилова «Мать», где мне довелось быть ее сыном, потом мы играли вместе в спектакле «Мудрец», где она была любовницей моего героя, а теперь  — во «Лжи во спасение» Чурикова играет мою жену. Такой вот «семейно-театральный» рост произошел со мной.

— «Ложь во спасение» — одна из театральных работ Панфилова, известного мастера кино. Что отличает его постановки от работ прочих режиссеров?
— Конечно, Панфилов не театральный постановщик, хотя набирать сценический опыт он начал еще с «Гамлета», поставленного им в нашем театре в 1986 году. Потом в 2010 году увидела свет его «Аквитанская львица», а теперь вот появилась «Ложь во спасение». Мне кажется, что Глеб Анатольевич, привнося в театр что-то от кино, постоянно «набирает очки» как театральный режиссер, становится интереснее, а его спектакли — многограннее.

— Во «Лжи…» традиционно для «Ленкома» звучит живая музыка, и вы даже танцуете под нее с Инной Михайловной…
— В нашем театре, наверное, в одном из первых в стране появилась когда-то рок-опера — «Автоград XXI», упомянутые уже «Звезда и смерть...», «Юнона» и «Авось»… ­Ансамбль «Аракс», который немало гастролировал по стране, был известен, нашел когда-то свой «причал» в Театре «Ленком» и до сих пор с нами. Это чудесные музыканты: Сережа Рудницкий, народный артист России, пишет музыку, которая вживую звучит практиче­ски во всех спектаклях Захарова: «Королев­ские игры», «Женитьба Фигаро», вот новый спектакль «Вальпургиева ночь», который мы привезем в Петербург в октябре… Панфилов не стал нарушать эту традицию и тоже пригласил профессиональных музыкантов, которые играют живьем. 

О кино и антрепризе

— Параллельно с работой в театре вы еще успеваете очень много сниматься. Насколько кино важно для вас?
— В моей жизни театр, конечно, важнее, потому что кино может предать. Театр — никогда. 

— Почему же многие молодые артисты чуть ли не с порога вуза кидаются очертя голову в кинопроцесс? Не знают об этом?
— Часто в наши дни кино и даже телевизионные сериалы, на которые затрачены время и силы многих людей, ложатся «на полку», их никто не видит: работа может пропасть… Думаю, тем, кто по молодости кидается в кино,  кажется, что вот сейчас они снимутся в одной, ну максимум в двух ролях и сразу станут безумно популярны и всем нужны. Но ощущение это обманчиво, это скорее исключение из правил: такое случается крайне редко. И эти люди возвращаются в театры, в антрепризу и все равно работают на сцене…

— А вы когда-нибудь играли в антре­призе?
— Да, в спектакле по пьесе «Трактирщица» Гольдони. Этот спектакль Виктора Шамирова мы привозили и в Питер, и играл я в нем с Татьяной Васильевой и Валерием Гаркалиным… Но сейчас у меня в театре большая занятость (девять названий в репертуаре), и мне совершенно некогда заниматься антрепризой.

О семье

— Как семья переносит вашу сумасшедшую занятость?
— Работаю я один, так что терпят как-то… 

— Ого! А другие мужчины в наше время все как-то норовят переложить  груз финансовой ответственности или, по крайней мере, разделить его с женщинами. А то и вовсе снимают с себя ответственность за семью…
— Не знаю, не знаю… Мы с супругой уже давно вместе — в следующем году будем отмечать серебряную свадьбу, так что приоритеты у нас уже давно и как-то сами собой выстроились. Для меня семья — ячейка общества, как бы банально это ни звучало. Конечно, семья — это определенные обязанности, но в первую очередь это и тыл, и радость. Вне семьи я себя совершенно не представляю.

— Если бы ваши дети захотели стать актерами…
— Я просто хотел бы, чтобы у них всегда был выбор. Старшие уже как-то определились: сын у меня занимается книготорговым делом, дочь заканчивает продюсерский факультет ГИТИСа… Посмотрим.

— Отпуск проводить где будете?
— Сначала съезжу в Геленджик, а потом буду в Подмосковье, с семьей.

Фото: предоставлено пресс-службой Театра «Ленком»

***

— Думаю, тем, кто по молодости кидается в кино, кажется, что вот сейчас они снимутся в одной, ну максимум в двух ролях и сразу станут безумно популярны и всем нужны. Но ощущение это обманчиво, это скорее исключение из правил: такое случается крайне редко. 

Досье

Виктор Раков родился 5 февраля 1962 года. Коренной москвич, окончил ГИТИС (курс Владимира Андреева) в 1984 году. Был принят в труппу знаменитого московского Театра им. Ленинского комсомола («Ленком»), где  работает по сию пору. Первую роль в кино исполнил еще во время обучения в вузе, известен широкой публике стал в 1988 году, когда режиссер Марк Захаров взял его на роль Генриха в фильме «Убить дракона». Снимался в фильмах «Мать» (реж. Глеб Панфилов), «Мастер и Маргарита» (реж. Юрий Кара), «Любить по-русски» (реж. Евгений Матвеев), «Барханов и его телохранитель (реж. Валерий Лонской), «Пестрые сумерки» (реж. Людмила Гурченко), телесериалах «Петербургские тайны», «Вольф Мессинг», «Однажды в Ростове», «Алхимик. Эликсир Фауста» и других. Но призванием Ракова остается театр: на сцене «Ленкома» он играет в спектаклях «Женитьба», «Юнона» и «Авось», «Ва-банк», «Шут Балакирев», «Пер Гюнт», «Попрыгунья», «Щелкунчик», «Вальпургиева ночь» и «Ложь во спасение». Последний спектакль петербуржцы смогут увидеть 11 и 12 июля на сцене ДК им. Ленсовета.

↑ Наверх