Газета выходит с октября 1917 года Friday 23 октября 2020

Виталий Чуркин: Ни украинцы, ни американцы не оставят наш Крым в покое

Постоянный представитель РФ в Совете Безопасности ООН ответил на вопросы «ВП»

27 февраля в Нью-Йорке прошла встреча Совбеза ООН, в очередной раз посвященная ситуации на Украине. Россия не очень поддерживала проведение этого мероприятия, понимая, что Запад попытается дать свою трактовку Минским соглашениям. И действительно, после закрытого заседания Постоянный представитель РФ в Совете Безопасности ООН Виталий Чуркин подтвердил, что западные страны стремятся переписать договоренности, более того, они пытаются оказывать влияние на работу миссии ОБСЕ на востоке Украины — подобные высказывания прозвучали во время заседания Совета Безопасности ООН от представителей США и Великобритании. «Вечёрка» решила расспросить влиятельного российского дипломата и о предпринимаемых попытках ревизии договоренностей в Минске, и о Донбассе, и по крымской теме... 

— Критикуя сегодняшнюю ООН, не будем забывать, что она — это не всесильное мировое правительство, а межправительственное, межгосударственное объединение, состоящее из государств-членов. И именно от них и их доброй воли и зависит эффективность самой Всемирной организации. Фото: Andrew GOMBERT/EPA/ТАСС

— Виталий Иванович, еще 17 февраля Совет Безопасности ООН единогласно поддержал российский проект резолюции по Украине, где говорится об обязательном исполнении Минского меморандума и о «полном уважении суверенитета, независимости и территориальной целостности Украины». О Крыме не вспоминали. Значит ли это, что Запад решил оставить Крым в покое?
— Принятая по российской инициативе резолюция 2202 одобрила не Минский меморандум, а «Комплекс мер по выполнению Минских соглашений», согласованию которого предшествовали беспрецедентные дипломатические усилия высших руководителей России, Франции, Германии и Украины. А это вещи несколько разного плана, поскольку фактически «Комплекс мер» поднял планку украинского урегулирования на следующую, более продвинутую ступень, став своего рода «новым заветом» этого процесса.

Действительно, в упомянутой резолюции крымский сюжет никак не затрагивается. И это вполне логично, поскольку задача, стоявшая перед нами при подготовке этой резолюции, была совершенно иного плана. Мы хотели подкрепить авторитетом Совета Безопасности — главного органа ООН, отвечающего за вопросы поддержания мира и безопасности, — самодостаточный документ, включающий в себя набор шагов, а также их последовательность, которые необходимо реализовать не только для того, чтобы прекратить огонь и предотвратить новые жертвы, но и добиться всеобъемлющего политического урегулирования внутриукраинского кризиса. То есть по сути СБ стал — в дополнение к лидерам «нормандской четверки» — гарантом достигнутых в Минске 12 февраля договоренностей. Тем более, что резолюции Совета, согласно Уставу ООН, обязательны для исполнения всеми ее государствами-членами.

Что касается положения об уважении суверенитета, независимости и территориальной целостности Украины, то мы рассматриваем этот пассаж как подтверждение ее нынешних границ — на день принятия резолюции. Такая формула никак не ставит под сомнение принадлежности Крыма России. Для нас этот вопрос закрыт.

Да и объективно на фоне кровавых событий в Донбассе крымская тема в ООН несколько потускнела. Даже западные политики сейчас понимают, что именно конфликт на юго-востоке Украины является тем пожаром, на тушение которого надо бросить все силы. Тем не менее, не будем обольщаться — и сами украинцы, и во всем поддерживающие их американцы и европейцы не оставят наш Крым в покое, и эта тема еще долгое время будет, к сожалению, раздражающим моментом в отношениях России с Западом.

— Иногда складывается впечатление, что ООН бессильна предотвратить конфликты, что она исчерпала свой ресурс. Может, и вправду распустить ООН, как предлагают некоторые «горячие головы»?
— Как свидетельствует и далекая, и близкая история, революционный лозунг «разрушить все до основания, а затем…» не работает. Достаточно посмотреть на то, что происходит сейчас в Ираке или Ливии, где после беспардонных внешних интервенций была сломана вся функционировавшая до тех пор государственная машина.

Конечно, Всемирная организация не лишена недостатков, и это все знают и признают. Проблема в том, как достичь того максимально широкого согласия, того разумного баланса, которые позволили бы определить наиболее рациональные пути ее реформирования. В конце концов, на фоне неизбежного усиления многополюсного вектора в системе международных отношений будет объективно расширяться и роль самой ООН — единственной универсальной площадки, которая способна в своей повседневной деятельности и планах на перспективу учитывать и отражать всю палитру мнений, подходов, концепций. Лучшего механизма, который смог бы эффективно заменить ее в качестве гаранта всеобщего развития и работающего механизма сдержек и противовесов, человечество еще не придумало. И вряд ли придумает в обозримой перспективе.

И потом, критикуя сегодняшнюю ООН, не будем забывать, что она — это не всесильное мировое правительство, а межправительственное, межгосударственное объединение, состоящее из государств-членов. И именно от них и их доброй воли и зависит эффективность самой Всемирной организации.

— Виталий Иванович, глядя на то, как вы на заседаниях Совбеза ООН защищаете позицию России, понимаешь, что стену непонимания пробить архисложно. Какими приемами приходится пользоваться, чтобы донести свою точку зрения до мировой общественности?
— Информационной работе мы уделяем самое серьезное внимание. И это далеко не дань моде в век цифровых технологий — это острая необходимость. Таким образом мы как бы обращаемся к мировому, в том числе и российскому, общественному мнению напрямую — поверх ооновских структур и вне формата официальных заседаний.

Эта работа осуществляется нами на постоянной основе и с максимальным использованием современных технологий. Помимо веб-сайта Постпредство ведет свои аккаунты в Twitter, Facebook и Youtube, где практически на ежедневной основе размещается информация о нашей деятельности в рамках ООН, даются выступления и комментарии для прессы, анонсы предстоящих мероприятий. В более широком плане в координации с Департаментом информации и печати МИД мы «подсвечиваем» российскую позицию по ключевым международным проблемам и вопросам, связанным с многосторонней дипломатией.

Помимо задействования собственных информационных ресурсов мы находимся в постоянном контакте с российской и иностранной прессой, которая широко представлена на «площадке» ООН. Тесно взаимодействуем и с теми СМИ, которые не имеют своих корреспондентов в Нью-Йорке. Наша позиция и точка зрения освещаются также Министерством иностранных дел России и пресс-службой Секретариата ООН. То есть налажен полезный канал двустороннего обмена информацией.

— Министр иностранных дел Польши Схетына все время провоцирует: то Освенцим освобождали украинцы, то празднование Дня Победы предлагает перенести в Берлин или Лондон… Что бы Вы сказали тем, кто перевирает историю, а учитывая и антиклерикальные тенденции в обществе, и тем, кто оскорбляет чувства верующих?
— Я бы разделил ваш вопрос на две части. Не секрет, что в последние годы мы сталкиваемся с настойчивыми попытками переписать историю Второй мировой войны в ущерб интересам нашей страны, фальсифицировать факты, которые еще совсем недавно никто и не думал оспаривать. Причем больше всего усердствуют в этом вопросе в тех странах, где, казалось бы, не понаслышке должны знать, какую цену пришлось заплатить за Победу.

Недавние «откровения» на сей счет Г. Схетыны — наглядное тому подтверждение. И вряд ли здесь можно говорить о простом незнании истории политиком столь высокого уровня. Совершенно очевидно, что мы имеем дело с хорошо срежиссированной кампанией, имеющей целью не только принизить роль Советского Союза в разгроме фашизма и нацизма, но и в более широком контексте навязать России как продолжателю СССР некое чувство «исторической вины» за все то, что происходило в Восточной Европе с середины прошлого века.

Но историю переписать невозможно, как бы этого кому-то ни хотелось. Непреложным остается тот факт, что именно наши отцы и деды, вне зависимости от их национальности, семьдесят лет назад не только отстояли свободу нашей страны, но и внесли решающий вклад в освобождение Европы от «коричневой чумы». Уверен, это хорошо понимают все здравомыслящие люди.

Теперь что касается разжигания межрелигиозной ненависти. Соблюдение права на свободу выражения мнений, без преувеличения, составляет сердцевину любого демократического общества и лежит в основе уважения человеческого достоинства. Без создания условий для свободной реализации этого права невозможно формирование информированного, толерантного и политически активного общества.

В то же время свобода не означает вседозволенности. К сожалению, современная история изобилует примерами, когда неосторожно, а может быть, и умышленно брошенная фраза способна привести к разжиганию межэтнических и межрелигиозных конфликтов, всплеску экстремистских и неонацистских проявлений. Христианофобия, исламофобия и в целом религиозная нетерпимость становятся серьезными проблемами на пути развития общества. В этой связи как никогда остро стоит задача поиска разумного баланса между обеспечением свободы мнений и их выражения, с одной стороны, и уважением религиозных чувств верующих — с другой. Важно активно поощрять и развивать меж- и внутриконфессиональный диалог, включая обмен мнениями с верующими, принадлежащими к различным религиям. Только таким образом можно добиться того, чтобы религия являлась фактором, объединяющим, а не разъединяющим общества и государства.

— Виталий Иванович, как на ваш взгляд, монополярный мир уже превратился в биполярный или гегемонизм США ни у кого не вызывает сомнений?
— Позволю себе не разделить вашу категоричную оценку нынешней международной ситуации. Как представляется, в исторической перспективе мир после распада биполярной системы в начале 90-х годов прошлого века вступил в затяжной переходный период, который характеризуется столкновением одно- и многополярной тенденций. Но мы, если честно, и не ожидали, что объективное движение к полицентричному мироустройству и «ломка» однополюсных мировоззрений будут протекать легко, тем более когда у большей части американской политической элиты в сознании прочно засел тезис об исключительности и безгрешности собственной страны.

Тем не менее наша работа в ООН свидетельствует: у все большего числа государств зреет понимание, что в одиночку с современными проблемами не справиться, а если к некоторым из них и можно подступиться «в единоличном качестве», то их решение окажется значительно сложнее и затратнее, чем если бы действовать сообща.

Не будем забывать и о набирающем обороты процессе глобальной регионализации, предполагающей формирование различных центров силы, которые в конечном итоге будут компенсировать избыточное влияние того или иного полюса на мировые дела. К наиболее перспективным объединениям, обладающим соответствующими таким амбициозным задачам ресурсами, я отнес бы БРИКС, все страны которого имеют солидный потенциал роста и занимают прочные позиции на международной арене.

— Можете ли вы дать прогноз, как долго будет наблюдаться похолодание между Москвой и Вашингтоном?
— В ближайшей перспективе, тем более с началом в США нового электорального цикла, который вносит все более существенные коррективы в поведение президента США и Конгресса, особого потепления в наших двусторонних отношениях ожидать, на мой взгляд, не приходится. Но при этом не будем забывать: похолодание в наших отношениях произошло не одномоментно, негатив и системные сбои накапливались годами, и в украинском контексте этот «гнойник» просто сильно прорвало.

Но, что примечательно, говорить о тотальном похолодании — значит грешить против истины. Например, наше взаимодействие с американскими коллегами в Совете Безопасности ООН никуда не ушло, мы видим их готовность и стремление консультироваться и работать с нами в интересах поиска решения проблем, стоящих на повестке дня. И мы сами к такого рода взаимовыгодным и взаимоуважительным контактам всегда открыты.

— Вы как-то сказали, что дипломаты должны говорить честно о проблемах. Но почему тогда весь мир использует двойные, даже тройные стандарты и не стесняется этого?
— Я и по-прежнему придерживаюсь точки зрения, что только честный разговор о тех или иных проблемах может быть продуктивным и позволяет приблизиться к их решению. Ведь не осознав и не проанализировав в полной мере все первопричины какой-либо острой ситуации и не дав объективную оценку нынешнему состоянию дел, мы не сможем нащупать адекватные пути урегулирования. И опыт Ирака, Афганистана, Ливии, Сирии, теперь Украины тому подтверждение. Если воротить нос от сути вопроса, прятаться за идеологическими шорами и клише, то ничего путного не выйдет. Может, в краткосрочной перспективе у вас и будет какой-либо выигрыш, но долгосрочных дивидендов это точно не принесет.

Но, как показывает практика, многие предпочитают в силу тех или иных мотивов пребывать в плену иллюзий или же загоняют себя в такую ловушку сами. Помножьте все это на голый прагматизм, порой граничащий с цинизмом, и вы получите гремучую смесь двойных, а иногда даже и тройных стандартов. Цель оправдывает средства? Многие так считают, и это, к сожалению, реальный мир современной (да и не только) политики, порой далеко отстоящий от идеального мира справедливости, разума и взаимоуважения, к построению которого искренне стремится большинство людей.

— И последний вопрос: какую дипломатическую победу России за последнее время вы считаете самой важной?
— Я не сторонник мерить нашу работу такими броскими категориями, как победы и поражения. Почему? Да потому, что если есть победители, то есть и побежденные, а значит, есть не удовлетворенные достигнутым, и они не будут мириться со сложившимся положением дел, а наоборот, будут всячески стремиться развернуть ситуацию в свою пользу. При играх с «нулевым результатом» устойчивой системы взаимоотношений сформировать не удастся.

Поэтому для меня основной критерий оценки нашей деятельности — это насколько мы смогли продвинуться в устранении стоящих перед нами проблем. Понятно, что основным залогом на этом пути является сопряжение усилий международных игроков. И в ряду наиболее значимых достижений такого рода за последнее время я привел бы успешную реализацию российско-американской инициативы по ликвидации сирийского химического оружия, принятие резолюций СБ по гуманитарной ситуации в Сирии и о недопустимости нефтеторговли с террористическими группировками в Ираке и Сирии. Весьма обнадеживающих результатов удалось достичь, и когда Совет Безопасности ООН по нашему предложению смог одобрить уже упоминавшуюся резолюцию в поддержку «Комплекса мер» от 12 февраля.

Andrew GOMBERT/EPA/ТАСС
↑ Наверх