Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 26 июня 2019

Вход в Летний сад станет платным?

Директор Русского музея не теряет оптимизма

— Повод для нашей встречи — не какие-то сенсационные события, разоблачения или опровержения (любимый сейчас жанр),  а просто информация о том, как мы живем, — с этого начал разговор директор Русского музея Владимир Гусев. Речь шла об итогах прошедшего года и будущих планах музея.

В ушедшем году музей посетил 1 миллион 200 тысяч человек, рассказал Владимир Александрович. По сравнению с цифрами пятилетней давности налицо тенденция к росту. В стенах музея открылось 34 выставки, из них 19 крупных. Еще музей организовал или принял участие в 28 выставках — в пределах Российской Федерации и в 17 — за рубежом. На зарубежные выставки, по предварительным данным, пришел 1 миллион человек. 

— На самом деле эта цифра еще больше. Только в Бразилиа за 1,5 месяца нашу выставку Кандинского посмотрели около 400 тысяч человек, — говорит директор. — И наша задача — опровергнуть представление о русском искусстве как о второстепенном, догоняющем. На самом деле это не так. Взять хоть Кипренского, которого не выпускали из Италии: таможня сказала, что русский художник не может так писать, это — Рембрандт, а Кипренского чуть не обвинили в подлоге. Или русский авангард, который до сих пор неизменно пользуется популярностью за границей… Надо продолжать постепенно открывать миру русское искусство, — заявил директор.

Владимир Гусев

Чилийское вино в Антарктиде

— Если без тебя дела идут лучше, чем при тебе, значит, хорошая организация, — пошутил Владимир Гусев. 

И в самом деле: сейчас музей со всеми своими филиалами настолько расширился, что везде поспеть мудрено. Культурно-выставочные центры открылись в Казани, Ярославле, Саранске и в марте — даже в Испании, в Малаге. А уж «виртуальных филиалов», о которых мы недавно писали — откроется около 20 в России и за рубежом.

Вход в Летний сад пока бесплатный

— Почему мы открыли два виртуальных филиала в Антарктиде? Это не рекламная акция Русского музея. Нет, я всегда мечтал там побывать. Но, как два известных депутата, я туда не поеду просто так болтаться, — рассказал директор Гусев. — На самом деле мы сделали там выставку художника Павла Михайлова, который был участником кругосветной экспедиции Беллинсгаузена и Лазарева, а значит, был в числе тех, кто открыл Антарктиду. Сохранились его рисунки новых берегов — маленькие, невзрачные, но ведь это такое свидетельство. Теперь уже полярники шутят, что станция «Беллинсгаузен» — культурная столица Антарктиды. Мы очень подружились там с чилийскими моряками. Они на открытие филиала принесли вино, приготовили очень вкусное мясо. Потом подъехали китайцы, корейцы… У нас были по-человечески хорошие контакты. В отличие от того, какие отношения сейчас бывают между государствами. Произведения искусства — это очень нужные вещи для людей, которые там работают. Во время зимовки им иногда даже из модуля в модуль не перейти. Необходимы какие-то впечатления.

Реализм жив или помер?

А вот в этом году надо ожидать, к сожалению, сокращение числа выставок. Все-таки сказывается кризис.

— Жаловаться на кризис сейчас — дурной тон, — сказал Владимир Гусев. — Понятно, что мы переживаем тяжелые времена. Поэтому придется о каких-то проектах задумываться более сдержанно. В каких-то планах я уже не совсем уверен. Нам необходимо выходить на определенный уровень по экономическим показателям, на исполнение которых уходит 85% всех заработанных нами средств. А государство в лучшем случае выделяет средства на две-три выставки. Все остальное мы организуем на деньги спонсоров. 

Совершенно точно, рассказал директор, состоится 12 выставок в стенах музея. Среди них — две юбилейные: к 150-летию Валентина Серова и к 200-летию Павла Федотова. На последнюю тем более стоит сходить, ведь Русский музей не располагает его картинами: весь Федотов собран в Третьяковской галерее.

Пройдут две «выставки-размышления». Во-первых, «Реализм. XXI век». Цитируя директора Гусева, она ставит вопрос: «Жив реализм в XXI веке или окончательно помер? Есть ли еще фигуративная живопись в искусстве?»

Летний сад для петербуржцев — культовое место

Другой, но не менее интересный, ряд вопросов ставит экспозиция «Новые рассказчики в русском искусстве».

К 70-летию Победы откроется выставка в начале мая. На ней будут представлены уникальные работы. 

— Дело в том, что голод, как бы это ни печально звучало, обостряет восприятие звука, цвета. А на этой выставке будут представлены небольшие полотна, созданные ленинградцами в годы блокады, — пояснил Владимир Гусев.

В рамках многолетнего проекта «Сага о Романовых» пройдет выставка «Птенцы гнезда Петрова» — этот год будет посвящен Петру Великому и его сподвижникам.

Пушкин ошибался насчет Павла I

А уже 19 февраля в залах на первом этаже Михайловского дворца после реставрации откроется обновленная экспозиция живописи XIX века. 11 залов были отреставрированы — это более шестисот квадратных метров. Живопись здесь перекомпонована и снабжена новым освещением.

Вот, кстати, о реставрации: в Михайловском замке восстановлены были парадная опочивальня и будуар Марии Федоровны, а также фасад по Фонтанке — с применением натурального мрамора, лепки, позолоты.

— Дворец — это биография в архитектуре. Очень много Павел своего туда закладывал. И «пустынный памятник тирану», по словам Пушкина — на самом деле был ярким, эксцентричным, как его владелец, — говорит директор.

В Мраморном дворце закончили восстановление небольших, но очень интересных с точки зрения истории интерьера помещений: Знаменной и Гостиной. В этом году займутся Ротондой. А в Строгановском реставрационные работы завершатся: в эксплуатацию войдут последние два зала — Библиотека и Физический кабинет Строганова.

«Я стоял насмерть против платы за вход»

Мы не могли не задать Владимиру Гусеву несколько «кризисных» вопросов.

— Есть ли все-таки опасность, что какие-то проекты в сфере реставрации из-за кризиса будут заморожены?
— Я думаю, что нет. Будет сокращаться темп работ — это возможно. И мы лучше, может быть, не будем пока трогать какой-то второстепенный декор, а займемся реставрацией более важных вещей. Такой драмы, что все остановлено и прекращено — ее нет.

— Как идет работа со спонсорами? Есть ли отказы от сотрудничества?
— Сейчас посмотрим, сможет ли нас поддерживать в прежнем объеме наш главный спонсор. Ежегодно эта фирма давала миллион долларов на выставки. Сейчас, конечно, все стало труднее. Это заставляет и нас усиливать фандрайзинг.

— В связи с этими сложностями что будет с ценами на билеты? Станет ли платным вход в Летний сад?
— Цены должны остаться прежними, льготы сохранятся. Что касается Летнего сада — да, не исключено, что нам придется ввести умеренную плату за вход. Мне этого очень не хочется, я стоял против насмерть… И если делать, то так, чтобы всем было удобно. Чтобы цена была подъемная для людей. Понятно, что это все равно вызовет неудовольствие посетителей. Но и содержание Летнего сада стоит дорого.

Станет ли вход в Летний сад платным?

↑ Наверх