Газета выходит с октября 1917 года Sunday 25 октября 2020

Владимир Березин: ТВ должно информировать, развлекать, просвещать и умиротворять

Народный артист, знающий толк в женской красоте и в телеиндустрии, поделился с нашим корреспондентом своими соображениями по поводу обеих животрепещущих проблем

Владимир Березин — легендарный телеведущий, народный артист России. И еще за ним закрепилось амплуа ведущего конкурсов красоты. Всевозможных. И вот ему вновь довелось встать у руля состязания, именуемого «Женщина России-2012». Встретились мы с ним для того, чтобы обсудить это событие, но вы сами понимаете, как это бывает с гостем «Вечёрки»: увлеклись, зато успели поговорить о современных женщинах, о семье, детях и телевидении.  

Беззащитны без дресс-кода

— Владимир Александрович, у вас огромный опыт работы на всевозможных «женских конкурсах». Можете ли вы углядеть победительницу хотя бы среди финалисток?
— Хотелось бы все-таки выделить конкурс «Женщина России» из общего ряда, это не классическое состязание 90 — 60 — 90. Здесь совсем другие цели и ценности. Но за четыре года ведения этого конкурса я пришел к выводу, что предугадать победительницу абсолютно невозможно. Пусть у кого-то круче бедро, стройней нога, выше грудь, тоньше талия, но это не показатель. Рядом может стоять взрослая женщина, лет 57, с тремя детьми, она и так жизнью прижатая, куда ей эти конкурсы? Но вот, приехав из далекого региона и побыв пару дней в Москве, она преображается. И теперь, если поставить рядом с ней писаную красавицу, скроенную путем многочисленных пластических операций, то на нее никто смотреть не будет: ведь рядом стоит настоящая русская женщина, светлая, легкая, как облачко на весеннем небе, энергичная, обладающая невероятным природным магнетизмом, которому можно только позавидовать! 

— Перейдем от красоты внешней к человеческим качествам. Сейчас стало принято считать, что женщины из регионов в этом смысле лучше, нежели представительницы прекрасного пола из Москвы и Петербурга. Как вы относитесь к такому мнению?
— Здесь дело обстоит как с воздухом: когда он есть — ты дышишь, не замечая его присутствия, все в порядке. Но стоит ощутить лишь легкую его нехватку, как  уже трудно дышать, ты пытаешься понять, что же произошло. Именно такая ситуация  и с женским полом в условиях мегаполиса. Отношусь я к высказанному вами утверждению положительно, и вот почему: женщины, живущие в провинции, в наименьшей степени тратят себя на то, что зовется глянцем в самом широком смысле слова. Им не нужно соответствовать непонятно кем установленным стандартам, им не нужна «самая последняя новинка такого-то бренда». Там, где они живут, им нужна простая удобная одежда, такая же обувь, им не нужно накладывать тонну макияжа, им нужно, чтобы глаза видели, а кожа была здоровая. Поэтому они просто ближе к изначальному пониманию слова «женщина». Дамам же, которым приходится существовать в условиях мегаполиса, просто необходимы все эти доспехи, дабы оградить себя от агрессивной среды социума, можно сказать, что это не только дресс-код, но и их защита.  

— Получается, что женщине в мегаполисе достаточно сложно сохранить естественность, ну а существование «без доспехов»  — вообще невозможно… 
— Женщины наверняка точнее ответят на этот вопрос. Я же могу сказать, что им приходится сложно, ведь существует закон социума, некий стандарт жизни: если ты приходишь в ресторан в валенках и домотканом платье, то окружающими это будет воспринято как бравада и эпатаж, а того хуже — психоз. В обществе существуют законы, и им необходимо следовать. Но если, живя в Питере или Москве, женщина работает, растит детей, не дерганая, не нервная, и глаза ее по-прежнему теплые, и добром от нее веет — то все нормально, все так, как и должно быть. Поймите, что здесь все дело в силе духа: если он силен, то с соблазнами жизни справиться намного проще, тогда законы мегаполиса ничего не значат и вы можете пройти мимо с гордо поднятой головой.

— Мне показалось, или на «детях» вы сделали особый акцент?
— Вы верно заметили. Дело в том, что весьма скоро эти маленькие существа станут взрослыми, сильными, и уже не они будут зависеть от нас, а мы от них. И тогда они все вернут через внимание, доброту, любовь, заботу. Более того, дети — это единственное, что мы оставим после себя, ведь ни машина, ни деньги не напомнят о тебе окружающим, не расскажут, какой ты был, не дадут продолжение твоей фамилии, твоему роду. Вот когда люди — и женщины, и мужчины — приходят к осознанию всего этого, тогда им становится ясно, что никакие деньги, макияжи, карьеры, шубы, шпильки и машины не заменят этого. Они не могут конкурировать с жизнью, которая является продолжением тебя. 

Кто и где ищет золото

— Разговаривая с вами, я просто обязан спросить о телевидении. Дело в том, что есть такая поговорка: «мы то, что мы едим». Если спроецировать данное высказывание на телевидение, то ответ будет неутешительным…
— Путь, которым телевидение пошло в целом, похож на состояние человека, перепутавшего тропинку в лесу: он пошел не туда, а затем возвращается к той дороге, которая уже поведет его к намеченной цели. Стоит учесть, что, когда создавалось телевидение, страны, в которой мы живем, даже в проекте не было! Поэтому телевизионщики — первопроходцы, ищущие золото: там покопали, здесь покопали, думали — золото, увидели что-то желтенькое, ан нет, обознались. И так далее. Меня часто спрашивают, жалко ли мне старого телевидения.  Я всегда отвечаю, что жалко, но еще более я тоскую по стране, которой не стало. И пусть я жил тогда хуже, чем сейчас, сейчас я могу выбирать передачи и проекты, на которых буду работать, выбираю источники информации и брендовые ботинки, но тогда была духовность, были актуальны такие понятия, как семья, дружба, патриотизм. Теперь актуальны лишь шмотки и как ты выглядишь. Вы правильно говорите: что ни включи, везде какой-то… гламур. Телевидение уже успело стать жанром искусства, это сложившийся факт. Но если оно собирается им оставаться, то имеет смысл вспомнить его функции: ТВ должно информировать, развлекать, просвещать и умиротворять. Сейчас оно потеряло последние две функции. Скорее даже не потеряло, а их убрали, якобы они не нужны. Но давайте обратим внимание: пара ударов по клавишам компьютера, и вы получаете столько разноплановой информации и развлечений, сколько ТВ не может и представить. Стало быть, телевидение проигрывает и, более того, теряет статус искусства — как родилось, так и умерло. Нас, конечно, пытаются завлечь гламуром и оголенными частями тела, но простите, я хоть и мужчина и мне это все интересно по умолчанию, но уже тошнит. И не только меня. Это вызывает раздражение у многих.

— Каково же будущее телевидения? Успеет ли оно вернуться на путь истинный?
— Боюсь, что нет: технологии шагают быстрее, чем падают рейтинги на каналах, привлекающих пошлятиной. Будущее за интернет-телевидением. Скоро, очень скоро, набрав в поисковике фразу «хорошее ТВ», мы сможем получить то, что у нас отняли: просвещение и умиротворение.

 

Досье

Владимир Александрович Березин родился в 1957 году. Учился в Орловском училище культуры на факультете режиссуры, а позже — на факультете журналистики Уральского госуниверситета.

В 1980 году возглавил дикторский отдел на телевидении Свердловска, где проработал десять лет. С 1990 года работал на Центральном телевидении. Среди проектов — передача «Доброе утро», некоторые выпуски программы «Спокойной ночи, малыши». После путча 1991 года стал ведущим программы «Время». Впоследствии перешел на канал ВГТРК, где стал главным диктором канала.

В 1993 году был награжден орденом Мужества за исполнение профессиональных обязанностей с риском для жизни.

Сейчас из телеведущих ушел, ведет концертные и официальные мероприятия в Кремле, различные фестивали, концерты и шоу.

Народный артист России, заслуженный деятель искусств. 

Женат, имеет дочь.

 

 

↑ Наверх