Газета выходит с октября 1917 года Sunday 25 октября 2020

Владимир Путин: Если нас шлепнули — надо ответить, иначе нас всегда будут шлепать

Президент 4,5 часа отвечал на вопросы журналистов

 

Вчера журналисты (1000 российских и около 200 иностранных представителей прессы) собрались на большую пресс-конференцию Владимира Путина в Центре международной торговли на Краснопресненской набережной в Москве.

Первым делом Владимир Путин привел экономические показатели страны, которые в целом оказались хуже, чем в прошлом году, — ВВП вырос на 3,7%, урожай зерновых собрали 74 млн. тонн, инфляция — 6,3%, промышленный рост — 2,7%.

Но есть и хорошие показатели: среднемесячная зарплата россиян выросла на 8,8%, инвестиции — на 8,4%, денежные доходы населения выросли на 4%, а пенсии по старости подросли с 8876 рублей в прошлом году до 9810 рублей в этом, вырос и материнский капитал — на 1 января 2013 года он составит 408 961 рубль.

Затем президент начал отвечать на вопросы журналистов, которые просили главу государства прокомментировать положения его обращения к Федеральному собранию, спрашивали о Михаиле Ходорковском, об усыновлении российских детей иностранными родителями, о влиянии телевидения на общественное сознание, об отношениях с Грузией, о конце света, о здоровье («Не дождетесь!»)… Даже рассказали Путину анекдоты про Путина: «Президент специально назначил пресс-конференцию за день до конца света, потому что хочет подвести итоги развития всего человечества».

Приводим некоторые ответы Владимира Путина, прозвучавшие во время общения с прессой.

 

 

О «законе Магнитского»

— Это, безусловно, недружественный в отношении Российской Федерации акт. И дело не в чиновниках, которым запрещают иметь какие-то счета или ставить под контроль недвижимость. Дело в том, что они один антисоветский, антироссийский закон заменили другим. Не могут без этого никак обойтись. Все пытаются остаться в прошлом. Это, конечно, само по себе отравляет наши отношения.

О «перезагрузке»

— Что касается риторики, антиамериканской, любой другой, антизападной — и любую другую страну могу назвать, — нам вообще не нужна анти- какая-то риторика, она всегда вредна. Но мы, наверное, с вами — или я — плохие христиане.

Когда бьют по одной щеке, надо бы подставить другую. Я к этому пока морально не готов. Если нас шлепнули — надо ответить, иначе нас всегда будут шлепать. Вот адекватно, неадекватно — это другой вопрос. Причем они сделали это неспровоцированно. Сами там по уши в одной консистенции находятся, я уже перечислил их проблемы. Как лом, торчат там в этих проблемах по самую макушку, а на нас переваливают. Это неправильно. Это же не наш выбор. Не мы кого-то провоцируем, а нас провоцируют. Что касается «перезагрузок», это не наш термин, нам его предложили американские партнеры. Я даже не очень понял — а что нам перезагружать? У нас в принципе нормальные отношения были. Они испортились в связи с тем, что у нас была другая позиция по Ираку. Вот отсюда начались проблемы.

О работе правительства

— В целом работой и премьера, и правительства доволен. Надо не забывать, что действующий премьер, председатель правительства, в течение четырех лет исполнял обязанности главы государства. Это огромная ответственность и колоссальный опыт. Поэтому я уверен, что все это будет применено и использовано Дмитрием Анатольевичем и на новом месте работы.

Об увольнениях министров

— Я объявил выговор трем министрам. Почему раньше не было, а сейчас это востребовано? Во-первых, ситуация в стране изменилась. И нам нужно решать уже застарелые, но очень важные проблемы, прежде всего в социальной сфере. Нужно, чтобы люди понимали: между тем, что было заявлено в стране в качестве первоочередных и среднесрочных целей и в экономике, и в социальной сфере в ходе президентской предвыборной кампании, и тем, что правительство делает, не должно быть никакой разницы. Это должна быть работа одной слаженной команды, единой команды, иначе результата не будет.

О ветеранах

— Мне, наверное, нет необходимости сейчас говорить о том, как я отношусь к людям старшего поколения… Вот в 2015 году у нас будет юбилей, связанный с Победой в Великой Отечественной войне. Может быть, 2015 год назвать годом ветеранов? Давайте вместе подумаем.

О конце света

— Я знаю, когда наступит конец света. Через 4,5 миллиарда лет примерно. Потому что, насколько помню, цикл функционирования нашего светила, Солнца, — 7 или 14 миллиардов. Мы сейчас в самом центре. Могу ошибиться, по-моему, всего где-то 7 миллиардов; где-то 4,5 уже прошло, так что через 4,5 все закончится, просто реактор погаснет. Вот это будет конец света. Но до этого еще произойдут другие события с Солнцем: оно превратится в белого малого карлика, то есть жизнь уже к этому времени закончится. Если вы в этом смысле рассматриваете проблему конца света — она закончится еще раньше.

О Жераре Депардье

— Я уверен, что высшие должностные лица не хотели обидеть Жерара Депардье... Но должен сказать: он хоть и заявил, что считает себя европейцем, человеком мира, но я знаю точно — у меня с ним сложились очень добрые личные отношения, дружеские, хоть мы не часто виделись, — он считает себя французом. Он очень любит свою страну, ее историю, ее культуру, он живет этим, и я уверен, что сейчас он переживает нелегкие времена. И я надеюсь, что они закончатся в конце концов. А если Жерар действительно хочет иметь или вид на жительство в России, или российский паспорт, то будем считать, что этот вопрос решен уже положительно.

О губерниях

— В Российской империи не было деления на национально-территориальные образования, были просто губернии. Это касается и тех субъектов Федерации, которые сегодня входят в Российскую Федерацию, и тех, которые уже не входят. Скажем, была Тифлисская губерния, не было Грузии никакой. В полной мере это относится и к сегодняшним субъектам РФ. И в целом все как бы функционировало, и функционировало неплохо. Можно ли вернуться в прошлое? Я не знаю, и, прежде чем говорить об этом, надо было бы посоветоваться с национальными республиками в составе Российской Федерации. Нам меньше всего нужно напряжение в этой сфере.

Любые решения в этой области в соответствии с законом Российской Федерации не могут быть приняты иначе, кроме как через соответствующие решения самих субъектов. Они могут быть приняты двумя способами: либо референдумом, голосованием, либо решением парламента.

О переводе стрелок часов

— То время или не то, правительство должно определить в ходе мониторинга, который сейчас правительственными структурами проводится. И по результатам этого мониторинга будет принято окончательное решение. Конечно, есть проблемы, я их вижу, я и сам с ними сталкиваюсь, с этими проблемами: встаешь — темно, ложишься — темно, это все понятно. Есть и проблемы более системного характера, особенно связанные с предстоящими крупными спортивными соревнованиями. Потому что, скажем, проведение чемпионата мира, или Олимпийских игр, или Универсиады связано ведь с трансляцией, с правами на трансляцию в других странах. И когда разница большая — три часа с Европой, с Великобританией — четыре, то соревнования начинаются, а значительная часть потенциальных зрителей еще на работе находится. И нам уже представители международных организаций тоже на это указывают. Повторяю еще раз, мы прежде всего должны руководствоваться даже не этими соображениями, а интересами своих собственных граждан.

Правительство проводит мониторинг, и по результатам этого мониторинга будет принято окончательное решение.

О новых лидерах

— Есть ли человек, которому я мог бы доверить страну? Ведь не я доверяю страну — граждане доверяют страну в ходе голосования. И в результате голосования, когда люди приходят к избирательным участкам, они говорят свое слово, кому они доверяют и хотят доверить страну. Что касается вашего покорного слуги — меня, то рано или поздно, разумеется, я оставлю этот пост так же, как оставил его 4,5 года тому назад. Разумеется, мне небезразлично, кто будет возглавлять страну.

Вы знаете, я сейчас без всякой иронии скажу. Я хочу, чтобы будущие руководители страны, в том числе и будущий президент, были еще более успешными. Но я считаю, что если сравнить с другими периодами развития России, вот этот период был далеко не самым худшим, а может быть, одним из лучших. Но я хочу, чтобы будущие руководители страны были еще более успешными, еще более удачливыми, потому что я люблю Россию.

 

↑ Наверх