Газета выходит с октября 1917 года Thursday 1 октября 2020

Владимир Путин: Мы уверенно решаем социальные проблемы

Президент России убежден в позитивном сценарии развития страны

Президент России Владимир Путин 23 ноября дал интервью ТАСС в рамках проекта «Первые лица». Глава государства говорил о наиболее актуальных проблемах для нашего общества. Приводим основные тезисы из интервью президента.

О телевидении

— Как в средствах массовой информации подается информация, как вы влияете на умы миллионов людей, какие программы у нас идут по центральному телевидению? Мы что, страна, где федеральные каналы должны исключительно зарабатывать деньги и думать о стоимости минуты рекламного времени, поэтому с утра до вечера нужно крутить так называемые «дефективы»? А все позитивное, воспитывающее, дающее стандарты восприятия мира — фундаментально-философского, эстетического характера — показывать лишь на канале «Культура»? Наверное, нет.

О ценах на нефть и перспективах российской экономики

— Многие говорят, что цены на нефть падают и из-за возможного сговора между традиционными производителями, в том числе Саудовской Аравией и США. Мол, это делается специально, чтобы опустить российскую экономику.

А что это означает для российского бюджета? Мы-то рассчитываем его не в долларах. Упала стоимость рубля, он обесценился… Но вот смотрите: раньше мы продавали товар, который стоил доллар, и получали за него 32 рубля. А теперь за тот же товар ценой в доллар получим 45 рублей. Доходы бюджета увеличились, а не уменьшились.

Да, существуют определенные коридоры и ограничители, связанные с тем, что для отраслей производства и предприятий, ориентированных на закупки за границей на валюту, ситуация ухудшается.

Но для бюджета не так, мы уверенно решаем социальные проблемы. Это относится и к задачам оборонной промышленности. У России есть собственная база для импортозамещения. Слава богу, нам немало досталось от прежних поколений, да и за последние полтора десятилетия мы многое сделали для модернизации промышленности. Наносит ли это нам ущерб? Отчасти. Но не фатальный.

Если занижение цены на энергоносители происходит специально, оно бьет и по тем, кто эти ограничения вводит.

О коррупции

— Думаю, это одна из очень серьезных проблем, которая досталась нам из прошлого. Когда администрация любого уровня считала, что может делать все, имея на это право, и никто не волен покушаться на ее полномочия и как-то контролировать. Потом добавилось то, что лишь усугубило ситуацию — непрозрачная приватизация. Это было ужасно, огромная ошибка! Задним числом мы все умны. Может, те, кто принимал тогда решения, многое сейчас выстроили бы иначе. Кстати, европейцы и в 90-е говорили: не нужно слушать американских экспертов. Но мы пошли по этому пути... Непрозрачная приватизация привела к тому, что люди подумали: ладно, если одним можно украсть у государства миллиарды, почему нам нельзя утащить что-нибудь подешевле? Почему тем можно, а этим нет?!

И еще одна составляющая. Когда принимались решения по формированию рыночных механизмов и функционированию демократических институтов общества, мы как-то подзабыли, что демократия и наплевательское отношение к закону — разные истории. Закон надо соблюдать всем. Между рыночной экономикой и госрегулированием нет непреодолимой пропасти. И, кстати, едва возникают кризисные явления, все вспоминают о государстве... Но дело даже не в принципах строительства экономической жизни, а в том, что при переходе к рынку мы не создали инструментов контроля.

Порой в крупных акционерных обществах приходится наблюдать странные ситуации. Принято считать, что уж хозяин-то у себя тырить не будет. Еще как! В огромных количествах. Почему? Тем, у кого контрольный пакет, не очень хочется делиться с миноритариями. Вот и создаются сотни схем по выводу ресурсов из компаний. И так во многих сферах!

Предстоит не только ужесточение фискальной политики или правоохранительных санкций. Нужна и воспитательная работа, создание эффективной, современной, конечно, рыночной системы отношений в экономике, которая по факту ограничила бы возможность для появления коррупции. Вот над этим надо работать, смотреть лучшие мировые практики и внедрять. Да, это требует времени, усилий, настойчивости, воли, но иного пути нет.

О материнском капитале

— Коллеги из рыночно-либерального блока говорили нам: «Ни в коем случае нельзя принимать программу материнского капитала». Меня лично много раз убеждали: «Как в «черную дыру» бросить огромные деньги. Не просчитать!» И результата, говорили, не будет. Программа не повлияет на уровень рождаемости в стране.

Приводили примеры некоторых западноевропейских стран, где платят большие пособия за рождение ребенка, а толку нет. Я выслушал аргументы «за» и «против», а потом пришел к выводу, что у нас иная ситуация.

Нашим людям надо дать другой горизонт планирования семьи. В Европе жизнь качественно отличается. В России одним из ограничителей роста рождаемости тогда являлся очень низкий уровень доходов, семья не могла позволить себе ребенка, тем более двух. А для нас это важно, особенно в регионах. Были опасения: справится ли бюджет с новыми платежами, не обманем ли людей? Нет, и не обманываем, и справляемся. Наряду с другими мерами поддержки все сработало! В России не было такой рождаемости в последние десятилетия!

О новом сроке

— И для страны неправильно, вредно, и мне не нужно. Есть сроки, отведенные Конституцией России. Считаю важным соблюдать требования, предусмотренные Основным законом. Видно будет, как сложится ситуация, но в любом случае срок моей работы ограничен Конституцией.

Разве об этом сейчас надо думать? 2014-й не закончился, а вы говорите про 2018-й. Столько времени впереди, сколько еще воды утечет…

Цепляться за что-то контрпродуктивно, вредно и совсем неинтересно. Есть Конституция, нужно действовать и жить в ее рамках. Да, существует возможность моего нового выдвижения. Будет ли она реализована, пока не знаю.

О «русском мире»

— Нам говорят: что вы все время выкатываете идею Русского мира, может, люди не хотят в вашем мире жить. А никто не навязывает. Но это не значит, что его не существует!

Когда разговариваю с людьми из Крыма, допустим, или с того же востока Украины, спрашиваю: «А вы кто по национальности?», некоторые говорят: «Даже разницы не делаем». Но если Россия начинает об этом говорить, защищать людей и свои интересы, сразу становится плохой. Думаете, дело в нашей позиции по востоку Украины или по Крыму? Совершенно нет! Если бы не это, нашли бы другую причину. И так всегда было.

Посмотрите на нашу тысячелетнюю историю. Только поднимемся, сразу надо Россию немножко подвинуть, поставить на место, затормозить. Теория сдерживания — сколько лет она существует? Кажется, что возникла в советские времена, хотя ей сотни лет. Но мы не должны нагнетать, драматизировать. Надо понимать: мир так устроен. Это борьба за геополитические интересы, а за ними — значимость страны, ее способность генерировать новую экономику, решать социальные проблемы, улучшать жизненный уровень граждан. У нас совсем не агрессивная позиция.

↑ Наверх