Газета выходит с октября 1917 года Monday 22 июля 2019

Восьмое чудо света

В доме купцов Елисеевых открылась выставка голографии и оптических клонов

— Ух ты! Как она туда поместилась?

Группа парней и девушек стоит в темном зале перед небольшим прямоугольником из стекла, в глубине которого отчетливо виден портрет женщины. Это оптическая картина — голография. «Ксения» — назвал ее автор. С виду ничего примечательного, но если приблизиться и заглянуть туда, как в окно, увидите молодую женщину в полный рост. И такие чудеса практически в каждом экспонате выставки световых иллюзий «Magiс of light», открывшейся в Музее оптики Университета ИТМО на Биржевой линии, 14. 

Плазменные лампы Николы Теслы. Изобретение не новое, но впечатляющее

Сейчас это одно из самых удивительных мест в Петербурге.

Работает каждый день до девяти вечера. Билеты не дешевые, но и не кусаются. Каждые полчаса волонтеры водят экскурсии. По 18 залам, в которых есть что посмотреть. Корреспондент «ВП» побывал во всех.

Выставка работает на двух этажах. Вход на втором. Там оптоклоны экспонатов из Музея Фаберже — самых дорогих в мире пасхальных яиц. Оптоклоны — это голограммы высочайшего качества. Иллюзии золота, изумрудов и бриллиантов. Но настолько явственные, что невозможно отличить. Это самые реалистичные в мире голограммы, сделанные совместно специалистами Университета ИТМО и Греческого института голографии.

Это знаменитое яйцо Фаберже называется «Яйцо Ротшильда». 1902 год

Интересно, что само здание ИТМО под стать выставке. Это дом купцов Елисеевых. Входишь — видишь богатые комнаты, инкрустированные по стенам золотом, мрамором. Но это тоже иллюзии. Глава большой семьи был человеком бережливым и не тратил деньги почем зря. И заказал все из гипса. И золото, и мрамор. Не отличишь. Да и границы комнат — тоже иллюзия. Например, кабинет. Ровное прямоугольное пространство. Но справа за стеной — шахта, куда богач прятал свой сейф. За стеной, за письменным столом, стоит отодвинуть панель —  и можно принимать ванну. Весь кабинет окружен потайными комнатами. Говорят, во время революции хозяева спрятали в доме богатейший клад. И верится, что никто до сих пор не смог его найти.

Экскурсовод вел нас из комнаты в комнату, показывая экспонат за экспонатом. Вот осенний этюд маслом. Не может быть, чтобы не маслом. Каждый мазок кистью — а автор писал экспрессивно, стараясь успеть за заходящим солнцем, — отчетливо виден. Нет, это голография. Неправда, картину просто положили под стекло! Голография.

Следующий зал — артистическая голо­графия. Вот Бой Джордж. Как живой. Сам позировал английскому голохудожнику.

Голографическая инсталляция «Бой Джордж». Певец лично позировал голохудожнику

Другой зал — мультипликационная голо­графия. Тут изображения уже движутся. Американская красотка сексуально проводит язычком по губкам, заманивая. Девушка в платье крутанулась в танце. Здесь интересно наблюдать за зрителями. Они либо ходят на полусогнутых, либо встают на носки. Дело в том, что важен горизонт. А голокартины вешали люди под свой рост. Например, художница из Японии, чья модель подбрасывает вверх серпантин, небольшого роста. И чтобы увидеть, как он рассыпается в воздухе, надо присесть до уровня ее глаз.

Глаз ангела. Мы смотрим на него, он — на нас. И следит за нами

Еще зал — мутирующая голограмма. Кроссовка превращается в гоночный болид. Мало того что мутирующая, она еще снабжена датчиками движения. И вот огромный глаз ангела открывается, когда ты приближаешься к нему, а потом следит, куда ты пойдешь.

У нас нет места, чтобы описать все залы. Спустимся на первый этаж. Он более концептуальный. Потому что именно там можно посмотреть, как создается голограмма. Есть американский способ, где лазерный луч разделяется на два и по сложной схеме создает изображение на стекле. А есть более простой способ сотрудника ИТМО академика РАН Юрия Николаевича Денисюка, благодаря открытию которого, собственно, и стала возможна эта выставка, потому что именно он сделал голографию цветной и четкой.

Там можно увидеть разбитое стекло с голограммой чаши, в каждом куске которой сохранилось изображение и в каждом мы снова видим чашу.

Там самая большая в мире коллекция стекол. Не «всего лишь стекол», а, например, стекол, которые не искажают изображения даже при мощном рентгеновском излучении. 144 уникальных стекла в брусках. Говорят, они стоят половины Васильевского острова со всем имуществом и недвижимостью, которые на этой половине находятся.

Двухсторонняя голограмма. Маски видны и отсюда, и оттуда

Там же, на первом этаже — монохромная комната. Там все в желтом свете. Но если посветить светом белым, к которому мы привыкли, — обычным светодиодным фонариком, — все предметы засверкают яркими красками. Это основной концепт — монохромный желтый только для того, чтобы посетители не ударились о стол или не врезались в стену, потому что все, что мы видим, мы видим только благодаря свету, который отражают предметы. Так что оптические иллюзии более реальны, чем нам кажется. Оптика — это восьмое чудо света.

Обидно, что именно эти концепты волонтеры-экскурсоводы как-то упускают из внимания. Потому что без них сразу вспоминаются девяностые и нищие инженеры-оптики, которые продают на Невском сделанные ими голографические картинки.

Обидно, что волонтеры — не оптики. Потому что оптики рассказали бы, что голография — не только для того, чтобы сексуальная красотка облизывала языком губы. А что в ближайшем будущем будет создан полностью оптический компьютер, элементы памяти, монитор и сенсорные устройства будут работать по принципу создания голографии. И что изображения на смартфонах скоро станут объемными. И что принципы голографии активно используются в космических аппаратах, станко- и приборостроении. Жаль, что не рассказывают…

Но и без этого выставка очень интересная. А пытливые зрители остальное узнают сами.

Невооруженным глазом — стакан прозрачный, а через специальное стекло он видится цветным

Фото предоставлены Музеем оптики
↑ Наверх