Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 28 октября 2020

Все это к моде очень близко…

В Музее-усадьбе Гаврилы Романовича Державина открылась выставка, названная строчкой из «Евгения Онегина»: «И флер от шляпы отвернув…»

Попробуйте придумать что-то необычное, когда отмечать нужно уже 213-й день рождения. А именно столько лет минуло с того июньского дня, когда родился Александр Сергеевич Пушкин. А вот ведь придумали! Среди обычных ритуальных плясок вокруг памятника Пушкину, возложения венков и чтения стихов сразу выделяется небольшая изящная выставка, открывшаяся в Музее Державина, посвященная, конечно же, шляпкам. 

На верхнем фото — куратор выставки «И флер от шляпы отвернув...» Мария Карпенко в парижской современной шляпке.

В большой моде были шляпки-ток (в переводе на русский «шары»), об этом сообщает знаменитый журнал мод «Московский телеграф». Вот что он пишет: «Испанскими токами называются такие, у которых сверху золотая испанская сеточка, а украшение составляет райская птичка. Турецкие токи делаются обыкновенно из материи с золотыми и серебряными сеточками или бархатными квадратами». Название «ток» (в переводе «шар») отсылает к XVI веку.

Шляпу-ток (не испанский и не турецкий) можно увидеть в витрине. Там же есть гравюры и акварели из старинных журналов мод. А про знаменитый «Московский телеграф», издаваемый в то время Николаем Полевым, можно найти немало упоминаний в стихах Пушкина. Вот что читаем в «Графе Нулине» в сцене беседы помещицы Натальи Павловны с заезжим гостем, решившим передохнуть на пути в столицу, куда мчится с «запасом фраков и жилетов, Шляп, вееров, плащей, корсетов, Булавок, запонок, лорнетов, Цветных платков, Чулков a jour»… 

На фото слева — портрет Александры Смирновой?Россет кисти Ореста Кипренского. Как видим, шляпка украшает даму сегодня так же, как и 200 лет назад.

Помещица, впечатленная видом гостя, интересуется новостями моды. Он отвечает ей: «Позвольте видеть ваш убор; Так, рюши, банты, здесь узор; Все это к моде очень близко». «Мы получаем «Телеграф»!» — с гордостью заявляет провинциальная красавица. 

Наталью Николаевну часто попрекают ее страстью к нарядам, из-за которых бедный муж гнал строку и влезал в долги. Но это не совсем справедливо. Известно, что туалеты любимой племянницы часто оплачивала бездетная тетушка Екатерина Загряжская. Кстати, ею же оплачены и портреты модного и недешевого живописца Гау. 

Начнем не с главной героини выставки Натальи Николаевны Пушкиной, первой красавицы Российской империи. А с императрицы Александры Федоровны, чей великолепный парадный портрет кисти неизвестного художника представлен в музее. Об отношении поэта к супруге всемогущего властителя России Николая Первого ничего не известно. В юности он частенько захаживал в Зимний дворец, но не с официальными визитами. Поэт наведывался к одной из фрейлин императрицы — Александре Смирновой-Россет. Стрелой взлетал он на третий этаж (где сейчас висят картины импрессионистов и постимпрессионистов), легко преодолевая 96 ступеней. Ей он посвятил прелестный шутливый мадригал: «Черноокая Россетти в самовластной красоте все сердца пленила эти, те, те, те и те, те, те!» 

Парадный портрет Александры Федоровны кисти неизвестного художника.

Императрица Александра Федоровна обитала этажом ниже. Если Пушкин и посвящал ей стихи, то они науке неизвестны. Хотя Николай Первый и она считались красивейшей венценосной парой Европы. 

Впрочем, посмотрев на парадный портрет Александры Федоровны, одетой  в алое бархатное платье и черный берет с ниспадающими на плечи пышными перьями страуса, можно понять, что она — не мечта поэта. Изящна? Да. Грациозна? Бесспорно! Благородна? Без сомнения. Но лицо какое-то нервное, бледное и кислое, словно она только что проглотила лимон. Хотя  образ императрицы полностью вписывается в струю моды 20 — 30-х годов XIX века, когда женщине предписывались мечтательность, задумчивость, бледность и томность.

Романтизм был одним из ярчайших течений той эпохи. Неудивительно, что юная жена Пушкина, красоту которой называли при дворе «романтической», пользовалась таким феерическим успехом в свете. 

На выставке есть еще много чего любопытного: цитаты классиков, акварели из старинных журналов мод, фотографии потомков Пушкина, веера, шкатулки, кошельки, карне. Уголок, воссоздающий дамский будуар, где, если захочется, можно примерить шляпку. И сами шляпки, в том числе из ретроколлекции известного петербургского мастера Марины Седовой. 

Мода представляет нам вечную историю борьбы шляпы с головой. Сегодня, на мой взгляд, победила голова. Шляпа, как ни стараются ее вернуть в обиход энтузиасты вроде Марины Седовой, не приживается, ибо время ее прошло. Сегодня шляпа воспринимается не как деталь туалета, а как этакий арт-объект, уместный только в необычной обстановке. К примеру, куратор выставки  Мария Карпенко пришла на вернисаж в причудливой черной шляпке из морских водорослей. Директор Всероссийского музея Пушкина Сергей Некрасов, полюбовавшись портретами красавиц прошлого и своей сотрудницей, даже произнес прочувствованную речь, наполненную сожалением об утрате такой отрады для мужских глаз, как женщина в шляпке.

Зинаида АРСЕНЬЕВА, фото предоставлены пресс-службой Всероссийского музея А. С. Пушкина
↑ Наверх