Газета выходит с октября 1917 года Friday 24 мая 2019

Всегда быть в маске — ее судьба

Корреспондент «ВП» познакомился с настоящими девчонками, которые играют в настоящий хоккей с шайбой

От безысходности в составе у «Пантер» на один лед выходят девушки всех возрастов.

В хоккей играют настоящие девчонки. «Пантеры». Именно так и называется одна из питерских команд, в которой женщины на лед выходят, шайбы не страшась. Корреспондент «ВП» напросился к ним на тренировку.

Что у хоккеистки в «дамской сумочке» лежит?
Не смейтесь. Питерская хоккеистка, которая ловко орудует клюшкой, — девушка умелая и строгая. Иного мужчину за пояс заткнет.
«Как вы хватаете клюшку? Метлу так держат, а не клюшку!!! — остудил порыв гонявшего немного шайбу с пацанами во дворе корреспондента «ВП», который в раздевалке потянулся было к «инструменту», тренер «Пантер» Игорь Киселев. — Вы перепутали хват. Любая девочка, игравшая у нас, знает, как правильно кисть развернуть».

...Если вы думаете, что в хоккей играют «неженки», которые используют на льду какие-то особенные дамские средства защиты, то сильно заблуждаетесь. Различия в экипировке существуют. Но во-первых, отличаются они нюансами (клюшки, к примеру, чуть мягче и легче). А во-вторых, в Питере девичью экипировку днем с огнем не сыщешь — наши женщины играют в мужском облачении. Да и баул с полным хоккейным снаряжением, который спортсменка таскает на тренировки, весит ни много ни мало 25 килограммов.

«Девчонки, если у кого-то нет с собой трусов, то получите трусы у меня», — продолжил огорошивать наставник «Пантер» Киселев.
Э-э-э... ничего себе, подумалось, — что за излишества такие нехорошие? Неужели хоккеистки ходят на «ледовые занятия», пардон, без нижнего белья?
Нет, разумеется — речь о хоккейных трусах шла. О них особый разговор — в этом изделии капронового производства не «утонул» бы разве что боксер Николай Валуев. Делают их нынче из синтетики, которая прекрасно испаряет влагу, в отличие от хлопка. Да и надевают девушки их не на голое тело — на кальсоны или на комбинезон.

«Хорошо, что вы еще не вздумали напяливать «хоккейку», — прокомментировала нападающая из «Пантер» Кристина Тетерук, которая в этот момент наблюдала за телодвижениями корреспондента «ВП». — Это такая специальная рубашка, которая надевается через голову. Мне до сих пор в команде помогают в нее облачаться. И снять после игры — потную, мокрую».

У девушек есть и еще одна проблема — как спрятать длинные волосы под шлемом. Правила женского хоккея строги: пребывать на льду можно лишь в «полной защите лица» (шлеме с решетчатой маской) и без распущенных локонов. «Болельщики не видят наших лиц, но это не беда: выходим на площадку играть, а не красоваться. Но что мы ни придумывали — и косички заплетали, и заколками цепляли, — они все равно ниспадают до плеч», — вздохнула Тетерук. По словам Кристины, она завидует «пантерам», решившимся постричься очень коротко.

Женские нагрудники в команде не используют. По словам Андрея Лихачева, дочка которого, Анастасия, играет за «Пантер», хоккейные нагрудники для девушек на берегах Невы достать хоть и можно, но только плохие — панцирь мужской спортсменку все равно надежней защитит, чем «специализированный». А суспензориев (иначе — раковин, средств защиты паха) в городе вовсе не сыскать. Жаль.

Трусихи в хоккей тоже не играют
«Ну да, трусихи в хоккей точно не играют, — говорит Кристина Тетерук. — Правда, мальчики относятся порой к нам снисходительно. Не знают, что в «Пантерах» существует свой девиз: «В хоккей играют настоящие девчонки».

...Силовая борьба в женском хоккее запрещена. Но «Пантеры» вынуждены проводить большинство матчей с командами юношей. А пацаны поблажек девчонкам не дают. Норовят прижать к борту

«Ну и что? Это хоккей, — считает Тетерук. — Да и непросто меня прижать к борту — на коньках катаюсь здорово. Правда, в каком-то матче, помню, 27-й номер «приложил» мне здорово. Я продолжила игру как ни в чем не бывало. Хотя подумала сперва: «Я тебя сейчас найду в раздевалке — и так огрею...» Теперь я с нетерпением жду следующей встречи. Этого защитника я хорошо запомнила, а тренер показал мне несколько силовых приемов».
Удаления за грубость, впрочем, нередки и у женщин. Бывает, доходит до драк.

«Однажды мы отправились на выезд, кажется, в Зеленоград. И там на льду одну мою подругу по команде, девушку внушительной комплекции, соперница не то толкнула, не то оскорбила, — вспомнила игрок «Пантер» Медина Уракчиева. — Подруга сама женщина ну очень эмоциональная — сразу накинулась на оппонентку с кулаками. Ну и те, кто на льду был, поддержали ее. Получилась почти бойня «стенка на стенку».

Как же, подумалось, дерутся на льду женщины? Ведь скинуть шлем с маской и краги — дело непростое...

«У нас, у девушек, по-моему, не нужно ничего скидывать — сразу что есть мочи все туда, в соперницу, — невозмутимо промолвила школьница Медина, которая пять лет отзанималась карате. — Это только кажется, что панцирь защищает женщин от всего. На самом деле если стукнут хорошо — такую боль почувствуешь!»

Да, шайба с клюшкой не щадят нежный девичий стан. Но не только от этого больно.

«Я 12 лет занималась фигурным катанием и привыкла к «зубцовым» конькам, — вспомнила Кристина Тетерук. — А на хоккейных коньках зубцов нет. И когда вышла на одну из первых тренировок по хоккею, забыла об этом нюансе, резко затормозила и, упав, сломала руку. А на другом занятии разбила клюшкой ногу тренеру — до крови».

На тренажеры для хоккея девушки-«пантеры» встали впервые в карьере. Понравилось очень.

Экипировка для игры в хоккей среди женских команд
Полный дешевый комплект амуниции обойдется от 30 до 60 тысяч рублей: коньки с «картонными» ботинками (примерно 11 тысяч рублей), нательное белье, комбинезон, трусы, щитки, нагрудник, налокотники, краги (от 3 до 5 тыс. руб.), «раковина» (1,5 тыс. руб.), шлем с полной защитой (3 тыс. руб.) и клюшка. Только играть в нем — на свой страх и риск. Хорошие хоккейные коньки, определяющие мастерство катания, — одни стоят не менее 24 тысяч рублей. Вратарский комплект формы (щитки там шире, клюшка больше, «панцирь» тверже) из отличных современных материалов стоит раза в три дороже — от 90 до 120 тысяч рублей.

 

Фото Бориса ОСЬКИНА
↑ Наверх