Газета выходит с октября 1917 года Monday 27 мая 2019

В магазинах появятся продукты с маркировкой «содержит ГМО»

Ученые утверждают, что они абсолютно безопасны

Мы часто видим на этикетках надпись: «Без ГМО», но специалисты утверждают, что на самом деле она ничего не значит, так как пока в нашей стране нет надлежащего постоянного контроля за возделыванием и использованием трансгенных растений. Так что вполне вероятно, что под вывеской «Без ГМО» может содержаться этот самый генномодифицированный организм. До сих пор трансгенные растения разрешалось только ввозить к нам из-за границы, но вот в конце прошлого года вышло постановление, которое дает зеленый свет выращиванию таких растений на территории нашей страны. Предполагается, что возделываться они начнут уже со следующего года. Вот тогда на этикетках появится другая надпись: «Содержит ГМО». Доцент кафедры генетики и биотехнологий СПбГУ Татьяна Матвеева утверждает, что покупать такие продукты можно без опасения. 

Если на этикетке значится «Не содержит ГМО», совершенно не очевидно, что так и есть на самом деле.

В растение вставляют ген бактерии, животного или другого растения

— Начнем с азов. Напомните, что такое ГМО…
— Генномодифицированные организмы — это те, в которых была модифицирована ДНК, как правило, сейчас под ними подразумевают только один вид — трансгенные организмы: такие, в которые вставлен один ген или небольшая группа генов, может быть, из животных, из других растений, из бактерий. Вот, например, как получают растения, устойчивые к насекомым-вредителям? Долгое время для борьбы с вредителями использовали интексициды, которые наносились путем распыления. В середине XX века получило распространение использование средств биологической защиты — биологические препараты, применялась, например, суспензия, полученная из определенной бактерии. Если ею обработать поля, то резко сокращается количество насекомых-вредителей за счет того, что эта бактерия образует протоксин, который в организме насекомых превращается в токсин. Отчего вредитель погибает. Но вместе с вредными насекомыми погибали и остальные насекомые, бабочки например. То есть с одной стороны: биопрепараты, конечно, лучше чем химические средства, которые вредны не только для насекомых, но и для людей, и для окружающей среды. С другой стороны и этот биопрепарат наносил вред тем, что убивал полезных насекомых. Но когда стали изучать бактерии более внимательно, оказалось что у них есть разные протоксины: какие-то против вредных насекомых, какие -то против бабочек и т. д. И если выделить специфический ген и вставить его в растение, то получится что можно уже целевым образом отсекать только вредных насекомых. То есть если нам нужен устойчивый к вредителям картофель, мы знаем что самый главный его враг — колорадский жук, значит можно в картофель вставить соответствующий ген против жуков и тогда бабочки будут вне опасности.

— Как долго выращиваются в мире генномодифицированные растения? 
— Около двадцати лет. Принято считать что генномодифицированные растения — это удел развивающихся стран. Но это не так. Лидирующее место в возделывании ГМО занимают США, за ними следуют другие развитые страны, например, Канада и многие европейские страны: Португалия, Чехия, Польша, Словакия, Румыния, Греция, Германия. Это подтверждает тот тезис, что трансгенные растения, если они прошли все необходимые проверки, имеют полное право на выращивание без какого бы то ни было риска для здоровья человека или для состояния окружающей среды. В нашу страну ввоз таких растений разрешен давно. А сейчас в активной стадии разработки находятся документы, которые будут регламентировать все, что касается ГМО и в ближайшее время будет разрешено возделывать трансгенные растения. Эти документы подразумевает определенную процедуру регистрации, а также целую серию проверок. И чтобы эти проверки пройти, требуется время, поэтому я думаю, что реально разрешение возделывать ГМО в нашей стране вступит в силу на практике со следующего года. 

— Какие трансгенные растения можно выращивать в наших условиях?
— Здесь встает сразу несколько проблем. Во-первых, если мы предполагаем закупать семенной материал из-за границы — это одно. То есть мы должны балансировать между интересами собственной продовольственной безопасности, чтобы не быть зависимыми от западных поставщиков, и с другой стороны мы должны выбирать те растения, которые дадут в наших условиях экономическую выгоду. Лучшая перспектива — это разрабатывать собственные сорта на базе наших богатых коллекций генетического материала, который имеется в научных институтах и лабораториях. Но в любом случае должен оцениваться каждый конкретный сорт по серии параметров, на которые надо обращать внимание. Например, чтобы трансгенное растение не вызывало аллергических реакций, чтобы не было отсроченных рисков и, естественно, надо учитывать потенциальные риски для окружающей среды.

Все дело в маркировке

— Пришел человек в магазин, он не хочет покупать генномодифицированные продукты, как он узнает есть в продукте ГМО или нет? Предусмотрена ли законом специальная маркировка?
— Это на самом деле очень тонкий вопрос. Потому что если мы видим в продаже продукт с маркировкой: «Содержит ГМО», то, это вызовет на первых парах определенные опасения. Но на самом деле, наверное, это самый честный продукт и к тому же достаточно безопасный, потому что прошел всестороннюю проверку. Такие продукты действительно тщательно проверяются и выясняется, какая именно трансгенная культура в нем использована. Я бы не боялась таких продуктов, потому что про них все понятно. Существующая сейчас у нас законодательная база не позволяет отслеживать, что у нас возделывается. Поэтому, если мы видим что на продукте нет никакой маркировки в отношении ГМО, то это еще ровным счетом ни о чем не говорит. Дело в том, что если мы посмотрим какие трансгенные растения закупаются нашими компаниями, мы в этом списке увидим и трансгенную кукурузу и сахарную свеклу. Из этих культур, как известно, получают сахар, масло, искать в которых следы трансгенных растений уже бесполезно, их не определишь. А если так, то можно допустить, что у нас в стране уже возделываются трансгенные растения, из которых потом получают то же масло или сахар, но пока никто этого не проверяет, так как пока не прописана процедура проверок. Никто не ходит в поля и не проверяет. Конечно, нужно наводить порядок и хорошо, что за это взялись, чтобы четко себе представлять, что и где у нас возделывается. И чтобы лучше нам контролировать риски, в том числе и экологические.

Эта процедура быстрая и недорогая 

— А какие это риски?
— Возможно, что трансгенные растения, обладающие устойчивостью, могут, пусть с малой вероятностью, но все же переопылиться с другими не трансгенными растениями и тогда трансген будет распространяться неконтролируемо. Описаны случаи, когда от крестоцветных рапса мог передаться трансген крестоцветным сорнякам. В принципе нельзя исключить, что может произойти переопыление трансгенной кукурузы с не трансгенной. Поэтому необходима процедура оценки и планирование как это все должно делаться. Где такие посевы должны быть, в каких границах. Продукты с ГМО, как я уже сказала, должны проходить контроль всесторонний. Анализ на ГМО — процедура, которая требует квалификации, определенных знаний, однако в плане реализации она достаточно быстрая и недорогая.

— Достаточно ли полученных данных, чтобы утверждать, что продукты с ГМО абсолютно безопасны? 
— Невозможно исключать, что какой-то злодей возьмет токсичный ген и вставит в растение и это растение естественно полезным не будет, поэтому речь и идет о том, что нужно тщательно исследовать и оценивать каждый конкретный образец. Те образцы, которые сейчас выпущены в коммерческое использование, то есть те растения, которые сейчас возделываются в ряде стран, все прошли всестороннюю оценку, поэтому они не представляют опасности ни для здоровья людей, ни для окружающей среды. При этом имея исходное генномодифицированное растение можно усовершенствовать его свойства в приложении к определенному району и территории. Вот так, например, поступили с золотым рисом. Бедное население стран азиатского региона страдает от нехватки витамина А, вместе с тем рис у них является основным продуктом питания. В него вживили два гена, которые отвечают за синтез каротина: один из генов взят от бактерии, другой ген из нарцисса. Сейчас созданы более совершенные варианты, они имеют один из генов кукурузы, а другой из нарцисса, и в них еще больше каротина. И таким образом, употребляя в пищу золотой рис, азиатское население сможет восполнить недостаток витамина А в организме. В 2013 — 2014 годах начнется активное возделывание золотого риса на Филиппинах. 

Мы уже давно едим колбасу с ГМО

— У нас есть база для возделывания трансгенных растений?
— У нас в стране есть довольно много лабораторий, которые умеют получать трансгенные растения. Но поскольку в течение длительного времени это было не нужно нашей стране, мы все покупали за границей, то получение ГМО было исключительно для научных целей, но в принципе у нас есть специалисты. И есть определенные наработки. Сейчас нужно сделать следующий шаг, чтобы эти разработки не пропадали, а находили практическое применение. 

— Не видела ни одного продукта, где бы было написано, что он с ГМО, хотя по закону такая опознавательная маркировка у нас давно предусмотрена.
— Это говорит о том, что существующие законы работают не очень эффективно. Поскольку некоторые независимые экспертные проверки показывали, что в продуктах, на которых нет соответствующей маркировки, ГМО все же присутствует. То есть закупается генномодифицированная соя, кукуруза, добавляется в продукт, но маркировки на нем нет. Это вполне реальная ситуация. Нужно понимать, что практически вся соя — это соя трансгенная, а поскольку мы закупаем за границей сои очень много, то логично предполагать, что например, в колбасных изделиях и прочих мясных полуфабрикатах с большой вероятностью есть ГМО. 

— Есть ли страны, которые себя объявили чистыми от ГМО?
— Например, Франция. Тут нужно понимать, что вокруг ГМО схлестнулись интересы с одной стороны производителей сельхозрастений, а с другой стороны — химических предприятий, поставляющих пестициды. Выращивание трансгенных растений приводит к резкому снижению применения пестицидов, поэтому фирмы, производящие пестициды, терпят убытки. И всеми средствами борются за свое существование. Это и приводит к тому, что в каких -то странах отдают предпочтение ГМО, а в каких -то побеждают химические компании. И они склоняют правительства на свою сторону. В частности во Франции пока отказались от ГМО. 

↑ Наверх