Газета выходит с октября 1917 года Thursday 1 октября 2020

Встанет на Неве утес

Под его мощью и натиском уже рушатся постройки ХVIII века на набережной Лейтенанта Шмидта

Лето Наталья Хисамутдинова, молодая бабушка двух внуков — полутора и шести лет, провела с детьми на даче. Вернулись домой на Васильевский во второй половине августа — испытали шок. Стены квартиры и потолок пошли трещинами. Прощай, недавний ремонт за 60 тысяч рублей — значительную для этой семьи сумму. Здравствуйте, грядущие треволнения и новые траты. Трехэтажный старинный дом начал рушиться из-за стройки, затеянной между набережной Лейтенанта Шмидта и параллельным ей Иностранным переулком.

Здания по соседству с новой стройкой трещат по швам...


Адрес Натальи Сергеевны — 13-я линия, дом 2/19, угловой с набережной и этим переулком. Здание известно как объект культурного наследия 1798 года постройки: дом купца Усова. Подобные малоэтажные дома составляют очарование Васильевского острова. Для Натальи Хисамутдиновой он — родовое гнездо.

— Комнаты изначально бабушкины, — рассказывает Наталья Сергеевна. — Дед умер в 1945 году от военных ран, и бабуля одна пятерых детей растила. Всех родила здесь, в роддоме на Большом проспекте. Там же моя мама родила трех, а я двух. Мы коренные василеостровцы, питерцы до мозга костей. Дед, Лобыничев Вячеслав Николаевич, был мастером на Балтийском заводе. Бабушка, Лобыничева Александра Лаврентьевна, в три смены трудилась мастером на заводе имени Козицкого, чтобы пятерых детей поднять. Людям, которые разрушают наш дом, — им все это неинтересно: то, что из-за них нас могут выкинуть с Васильевского острова куда-нибудь на окраину. И то, что они набережную уродуют, по которой корабли входят в Неву, — у нас нет слов... Кто все эти люди? Откуда они взялись?

...а на эскизе застройщиков предстаёт стекло-бетонная махина...

Кому строят?

Официально работы на набережной Лейтенанта Шмидта, 21, на информационном щите на строительном заборе обозначены как «регенерация (новое строительство) объектов капитального строительства под жилое строительство». Поставят внушительных размеров шестиэтажный дом на 54 квартиры, площадь которых варьируется от 74 до 258 кв. м. Балконы, эркеры, видовые квартиры на Неву, подземный паркинг на 102 машино-места и благоустроенный внутренний двор плюс прекрасное соседство — рядом с домом находится подворье Оптиной пустыни, златоглавый купол церкви является доминантой южного берега Васильевского острова... На сайте производителя работ — ООО «Соло» — покупателям элитных квартир предлагается недвижимость в волшебном месте: среди жилой застройки XVIII — XIX веков.

Хозяин стройки — ООО «Набережная Лейтенанта Шмидта, 21». Согласно проектной декларации, в его учредителях значится недавний строительный вице-губернатор Петербурга Юрий Вячеславович Молчанов (имеет 25,374% голосов от общего количества в органе управления обществом). Планируемая стоимость строительства — более 920 млн. рублей.

Встанет на Неве утес

На картинке продавца квартир — строительной группы «Соло» — фигурирует внушительная махина с остекленными утесами. Ничего подобного невские берега в этой части прежде не видели — казалось, захват берегов «монбланами» начинается по линии между Троицким и Литейным мостами.

Теперь выясняется: «монблан» уготован и первой линии парадного захода в Неву. Он появится еще до Благовещенского моста. Проплывут кораблики мимо величественной громады Горного института, византийских золотых куполов Оптиной пустыни — и тут им, пожалуйте, петербургская современность во всей ее красе: высокое нагромождение элитного жилья, отметина начала XXI века. А за ней примостился (если уцелеет) трехэтажный домик купца Усова.

Здания на набережной ходят ходуном от непрекращающихся строительных работ.

Что такое «регенерация»?

И застройщик, и Смольный утверждают, будто эта стройка — «регенерация». Что это такое применительно к набережной Лейтенанта Шмидта? Можно вычитать из официальных ответов на запросы депутатского корпуса: Законодательного собрания. Так, в марте 2013 года вице-губернатор Игорь Дивинский компетентно сообщает депутату от василеостровцев Алексею Ковалеву о том, что «согласно сведениям КГИОП ступенчатая каменная застройка указанной территории впервые зафиксирована на плане Санкт-Петербурга 1738 года». И соответственно, новое строительство послужит восстановлению «утраченной исторической линии застройки по наб. Лейтенанта Шмидта».

Историки архитектуры убеждают, что линия набережной в этой ее части прежде была сплошной, малоэтажной, что стеклянная махина изуродует невскую панораму. Но кто их слушает? Оказывается, даже охранное ведомство — КГИОП — не в силах привлечь мнение авторитетных экспертов для обсуждения проекта на набережной Лейтенанта Шмидта, 21.

Показания Смольного

Совсем недавно, 22 октября, журналисты города публично спросили чинов Смольного об истории с набережной Лейтенанта Шмидта, 21. Пинг-понг «вопрос — ответ» происходил в Доме журналиста на Невском, 70, — аналогично пошедшем трещинами из-за нового строительства (на Невском, 68).

— Там нет моих объектов, — отбил вопрос глава комитета по строительству Михаил Демиденко. Пояснив: комитет интересуется лишь своими бюджетными или инвестиционными проектами, а тут частный бизнес.

— Совет по культурному наследию уже не единожды пытался обсудить эту тему, — сообщил глава КГИОП Александр Макаров и посетовал журналистам на то, что здесь тот самый случай, когда «не можем найти ни архитектора, ни автора проекта, ни инвестора, ни заказчика». То есть некого привлекать к ответу.

Г-н Макаров также высказался, что фасады будущего комплекса «неудовлетворительны» и «не хотелось бы, чтобы появились такие безобразные фасады, как «Монблан», их сносить надо». Он выразил тревогу по поводу того, что «появится еще один плевок в сторону города — петербуржцев, ленинградцев».

Анализируем ответы чинов: «плевок» — признается, ответственность за него — нет. Решение о стройке принято прежней администрацией, в состав которой и входил владелец стройки. 

«Появится еще один плевок в сторону города», — прогнозирует глава КГИОП Александр Макаров.

Застройщик обещает косметику

В семье Натальи Хисамутдиновой вся жизнь этой стройкой, соответственно, перекроена. Дочь с детьми полутора и шести лет переселились в арендованную квартиру на Ленинский проспект, где снимать жилье значительно дешевле, чем на родном Васильевском. Оставаться в «бабулиных комнатах» детям опасно. Наружные рамы уже вовсе не закрываются, трещины на улицу стали сквозными, с потолка падает облицовка.

Итого: ежемесячная аренда жилья молодой частью семьи, оплата независимой экспертизы происходящего, оплата искового заявления в суд, невозможность нормально и полноценно работать сейчас — мы с Натальей Сергеевной подсчитываем ущерб, причиненный ей стройкой влиятельных людей...

Жительница Васильевского острова поставлена в драматические финансовые условия. А застройщик обещает ей только внешний лоск — косметический ремонт.

Наталья Сергеевна показывает гарантийное письмо от ООО «Набережная Лейтенанта Шмидта, 21». Застройщик признает, что «в непосредственной близости к строящемуся объекту», в квартире Натальи Сергеевны, все перекосилось и потрескалось, что полы просели и так далее. И обещает «оперативное устранение дефектов для комфортного проживания во время строительных работ» и «окончательный комплекс косметических работ после устройства каркаса здания».

Пока мы листаем с Натальей Сергеевной эти обещания, на полу множатся осыпания с потолка...

«Снаружи на фасаде здания установлено дополнительно 5 трещиномеров», — продолжаем мы листать бумаги из инстанций, гарантирующие лишь то, что называется мониторингом. То есть спокойное и неспешное созерцание того, как разрушается старинный дом, фасадом выходящий на невскую набережную.

↑ Наверх