Газета выходит с октября 1917 года Saturday 29 апреля 2017

«Всю жизнь я играла в шахматы»

Редакция «Вечернего Петербурга» обратилась в администрацию президента России с просьбой подарить блокаднице, почетному судье России по шахматам Людмиле Петровой именные шахмат

Так встретила корреспондента «ВП» у себя дома блокадница, международный арбитр по шахматам (кстати, единственная в мире международный арбитр — блокадница), почетный судья России (кстати, единственная в Петербурге судья по шахматам — женщина) Людмила Петрова. 

22 октября у нее юбилей. Людмиле Васильевне исполняется 75 лет, большая часть которых связана с шахматами. Она — настоящий популяризатор этой игры: в течение многих-многих лет играла сама, судила и продолжает судить чемпионаты, учила играть других, писала об этой игре в газетах. А началось все с... металлургии!

Папа в 1942 году пошел в ополчение и погиб на Пулковских высотах. С мамой им удалось выжить. После блокады жили бедно. Коммуналка на 7-й Красноармейской, карточки. В первый класс пошла в 1948 году в 280-ю школу. Там бы, наверное, и училась все десять классов. Но семье нужны были деньги — маме надо было помогать. Поэтому после 9-го класса пошла в техникум. В техникум легкой промышленности, куда шли большинство девочек и который был рядом с домом, — не взяли. Поступила в Ленинградский сварочный техникум. И ни на минуту не пожалела. Но мы забегаем вперед.

Сначала недалеко ездила. А потом классы перевели в Колпино — ближе к Ижорским заводам, где потом всю жизнь и работала. На учебу Людочке пришлось ездить каждый день в Колпино. Жила как все советские люди. Хотелось начать быстрее зарабатывать, успевать за индустриализацией, участвовать в жизни страны. С теплом вспоминает поездку на целину в Кокчетавскую область. Но опять же, так жили многие. Судьбу Людмилы Петровой изменила встреча с шахматами, которая состоялась в колпинском техникуме.

Людмила Васильевна рассказывает:

— Бегу по коридору, заглянула в одну аудиторию, а там в шахматы играют. Тренер — Михаилом звали — сразу ко мне: «Девушка, девушка, не зайдете ли к нам?» Зашла. И на всю жизнь. Сначала училась. А начала играть за Ижорский завод. Еще не работала там, а уже играла. Потом поступила на завод. 35 лет отработала от звонка до звонка. 8 лет из них — на печах. Потом стала инженером печей. И всю жизнь играла в шахматы. Нет, я хотела заниматься и другими видами спорта, но я блокадный ребенок, хилый — спортивные игры не для меня. А шахматы затянули.

На стенах — афиши с шахматами, в шкафах — книги о шахматах, сервизы — на тему шахмат. В глазах рябит: вокруг черно-белые клетки, ферзи и кони. И разговоры только о шахматах.

Когда выпускница техникума Людмила пришла на завод, там не было никаких шахматных кружков. Взяла и организовала. Увлекла многих сотрудников. Вспоминает, что в советские времена на заводе чемпионаты проходили по четырем группам — то есть больше ста человек участвовали. 30 лет вела рубрику в газете «Ижорец». Потом публиковалась в журнале «64», в журнале «Шахматы. Рига», писала и в «Вечёрку» и даже ездила от нашей газеты на соревнования. А в 1984 году она была единственным спецкором многотиражной газеты, который получил аккредитацию на матч Карпова и Каспарова! Кстати, именно Людмила Петрова сделала последнее интервью c Ботвинником...

К сожалению, как ушла на пенсию в 1994 году, так про шахматы на заводе и забыли. Но мы не о заводе, а о Людмиле Васильевне.

Работа была очень тяжелой. Играть удавалось мало — конечно, мы о соревнованиях, шахматисты играют всю жизнь в своих секциях, в клубах. Но похожие ситуации с соревнованиями были не у нее одной. Многим тяжело было соединять работу и чемпионаты. Поэтому в советские времена была такая практика: чемпионаты по переписке. Например, международное первенство из 13 женщин, вспоминает Людмила Васильевна, длится два года. По этому виду шахмат Людмила Васильевна получила звание мастера спорта международного класса.

Ну а поскольку играть на выездах из-за работы не получалось, стала судить. Судьей на многих соревнованиях побывала.

Листаешь ее фотодневник из поездок на соревнования и поражаешься. Вот она вместе с Кампоманесом, вот с Илюмжиновым, вот рядом с Фишером сидит, вот со Спасским, с Корчным, а вот фотографируется вместе с Карповым.

Но самым памятным, говорит, было ее первое выездное соревнование в качестве судьи. Это Таллин, 1982 год, первенство СССР, высшая лига. Ее тогда сразу назначили заместителем главного судьи. Очень почетная была должность для молодого судьи. Сейчас у Людмилы Васильевны более 50 лет судейского стажа... 

Людмила Васильевна уже знакома читателям «Вечернего Петербурга» по публикациям из рубрики горячей линии «36 квадратных метров». Она жила с сыном в хрущобе в двухкомнатной квартире со смежными проходными комнатами. Потом сын продал свою комнату, и в нее вселилась чужая женщина. Более 3 лет юрисконсульт нашей горячей линии Татьяна Смирнова доказывала чиновникам, что это коммунальная квартира. В конце концов ей удалось пробить эту стену — доказала все-таки, что Людмила Васильевна проживает в коммуналке. А по закону Санкт-Петербурга ветеран, проживающий в коммунальной квартире, имеет право на отдельное жилье. В результате недавно Людмила Петрова переехала в новую однушку на проспекте Героев. Из ее окна в проеме между двумя домами-муравейниками видны Финский залив и красивейшие закаты. Но скоро там вырастут еще муравейники, и красивый вид пропадет. Но она счастлива. Впервые за многие годы у нее собственное отдельное жилье. Одна только мечта осталась.

Не так давно прочитала в какой-то газете, что если раньше вместе с государственными наградами президент России дарил часы, то сейчас будет дарить уникальные шахматы. И загорелась... Всего одна маленькая мечта. Не так много желаний у нее было. Детство — голодное и холодное. Всю жизнь трудилась. Ведь спорт — это тоже труд. И если квартира — это была не мечта, а жизненно необходимое, положенное ей по праву, то сейчас у нее появилась первая в жизни мечта — получить шахматы от президента. 

Редакция «Вечёрки» обратилась с этой просьбой в администрацию президента России. И возможно, мечта Людмилы Васильевны исполнится.

↑ Наверх