Газета выходит с октября 1917 года Monday 21 сентября 2020

Выпускников «благословит» шведский парусник

Почему питерский флот не задействуют на «Алых парусах»?

«Алые паруса» — праздник выпускников петербургских школ в этом году состоится в ночь с 23 на 24 июня на Дворцовой площади, Дворцовой набережной и Стрелке Васильевского острова. Распоряжение уже подписано, придуман и сюжет. Кульминацией вечера станет появление на Неве шведского корабля «Tre Kronor», на паруса для которого было заготовлено почти 500 метров алой материи. Но отчего же непременно шведский?


В Питер заглянет «посол стран Балтийского моря»

Принято считать: шведы на «Алых парусах», у Петропавловской фортеции, — давняя традиция. Это не так. На самом деле бриг «Tre Kronor» («Три короны») появился в Неве, исполняя роль галеона «Секрет», впервые лишь в 2011 году, то есть примерно в те же сроки, когда экс-председатель Санкт-Петербургского парусного союза (СППС) Владимир Логинов «сдавал свой пост».

— Когда я был главой СППС, шведы в Неву на праздник еще не заходили: Валентина Матвиенко в бытность свою губернатором использовала в этом качестве, к примеру, парусник «Штандарт», — заявил корреспонденту «ВП» Владимир Ильич. — Эта неприглядная «традиция» сложилась немного позднее. Ну заплатит шведам руководство города большие деньги, хотя это и странно: Петр Первый выбил шведский флот отсюда и построил Петропавловскую крепость, дабы «королевский» флот впредь бы в Неву не зашел.

В городском комитете по печати и взаимодействию со средствами массовой информации, который курирует «Алые паруса», не разглашают ни причины, по которым третий год подряд используется шведский парусник (хотя что в этом удивительного, если непосредственной организацией мероприятия в прошлом году занималась иностранная компания «Epic Arts»), ни даже сюжет праздника. Все держится в большом секрете. Тем более — размеры гонораров, предусмотренных для выплаты команде «Tre Kronor», равно как и общего бюджета (впрочем, по официальной информации, в прошлом году на это дело комитетчики израсходовали 20 миллионов рублей при общей стоимости 43 миллиона 984 тысячи, а в 2011-м — около 30 миллионов рублей).

— Это красивый парусник, владельцы которого бьются за чистоту окружающей среды и вовлечение в ее защиту молодежи, а это в духе наших «Алых парусов», — заявила девушка, которая представилась помощницей председателя комитета по печати. — Главное, в этом году мы праздник проведем на более высоком уровне, чем раньше.

В стокгольмском офисе компании, которая содержит парусник, корреспонденту «ВП» сообщили: бриг «Tre Kronor» держит статус посла в регионе Балтийского моря. А «крестная» этого судна, которое курсирует по водам ради очистки Мирового океана (в 2011 году на паруснике, к примеру, организовали выставку токсинов, убивающих морскую флору), — сама кронпринцесса Виктория.

Не скрывают в Швеции и размеры гонораров. Не считая стоимости питания на борту, 4 часа работы на мероприятии стоят 40 тысяч шведских крон — примерно 4640 евро. Столько времени нужно и на «Алых парусах». Эксперты полагают: стоимость с учетом перегона «лодки» в Петербург, прохода по Неве — то есть работы в непростых условиях фарватера — и оформлений разрешительной документации увеличится минимум втрое.

— Помню, однажды в Петербург на яхте пришли немцы, — рассказал новый глава СППС Сергей Алексеев. — С них взяли 90 евро за документацию на въезд и столько же на выезд — итого 180 евро. Я обошел все порты — нигде такого нет!

Однако неужели в Петербурге не найдется кораблей, которые могли бы применить на домашних «Алых парусах»?

Стоп. Ведь не всякая посудина годится для подобного мероприятия, яхта должна не затеряться на фоне мостов, исторических зданий, к тому же выглядеть эффектно во время салютов. Не станешь же использовать для этого какой-нибудь, к примеру, катер «Лайма-Рита», годный только для организации банкетов и корпоративов (вмещал 10 — 12 человек), старые посудины польской (немецкой) постройки, которые гоняются на регате нашей «Вечёрки». Не подойдут и яхты «СБ-20» (в городе их штук 14) или же «мелкие», хотя и новые гоночные «Сантеры», которые на днях были представлены в Кубке Дворца конгрессов. Тут нужны лодки специальных габаритов.

Здесь требуются парусники вроде тех, которые гоняются в регатах «Tall Ship Race», — больших размеров, с высокими мачтами. А таковых в нашем городе не много: это парусники «Мир» и «Крузенштерн», фрегат «Штандарт» да «Ленинград» (в прошлом «Надежда»). Ну, может, еще один-два. Договориться с капитанами в частном порядке было вполне реально. Кстати, «Надежде» эта роль знакома — корабль применяли в «Алых парусах», правда в советское время. Благо она выдерживала шторм в 5 — 6 баллов, поэтому на ней ходили не только по Неве, но и в походы по Ладоге (в 2002 году, как выяснил корреспондент «ВП», фрахт ее стоил 120 долларов в час, при минимальном времени катания 4 часа). 

Куда ни кинь...

«Ленинград» — шхуна длиной 34 метра, правда, мачты высотой пониже, чем у шведов, — примерно 24 метра. Она стоит у причала в Крестовском яхт-клубе. Находится в частных руках — с тех пор, как продали ее профсоюзные бонзы.

— Договориться с владельцем «Ленинграда» об использовании судна на празднике вполне реально. Более того, не вижу в этом никаких проблем: я сам так поступал, — уверен Логинов. — Владельца зовут Алексей, он состоятельный человек, у него опытная команда яхтсменов, и он вполне мог бы, уверен, сделать городу подарок. Я боюсь так говорить, но, может, питерским властям проще и выгодней «перевести» валюту?

Есть еще парусники «Крузенштерн» и «Мир» — с большой осадкой, но зато красавцы. С ними куда сложнее.

— Однажды эти парусники уже проводили в Неву — и это была очень рискованная операция из-за большого течения и сильных ветров, тем более что у них размах рей составляет 34 метра в «полноформатном» состоянии и 20 метров в собранном, — вспомнил Владимир Логинов. — Тогда пришлось заводить парусник двумя буксирами, а то и всеми четырьмя, чтобы попасть в пролет моста четко. Маневрирование опасное — тогда, насколько помнится, лишь чудом избежали аварии: повредить мост можно было реально.

И остается «Штандарт». Однако капитан Владимир Мартусь давно увел свою посудину из Северной столицы — из-за проблем с документацией. Хотя два года назад при встрече в финском Турку на празднике парусов Мартусь выражал надежду вернуться в Петербург для приведения судна в порядок. И по поводу «Алых парусов» высказался положительно — просто с командой Матвиенко у него отношения не сложились.

Шведы в Неве — уже хозяева?

Впрочем, проблемы всего питерского парусного флота как раз и кроются прежде всего в разрешительной документации. И начались они с этого года.

— Все наши яхты остались без государственной регистрации и потому не могут выйти в Неву — вынуждены стоять на приколе, — говорит Сергей Алексеев. — Это война.

Прежде яхты — как суда спортивные — получали лицензию Спортсудорегистра. Однако ведомство, которое де-юре существует, больше не имеет права осуществлять регистрацию яхт. Этим занимаются отныне в Министерстве транспорта РФ, которое в 2013 году ввело новые правила оформления даже спортивных гоночных яхт — потребовало классифицировать их на общих основаниях как водные транспортные средства.

— «Засада» полная: согласно федеральному закону от моряков требуют историю договора о покупке яхты с полной финансовой отчетностью, а многим судам в Питере больше ста лет, — констатирует Сергей Алексеев. — Но даже яхтам старше 25 лет, каковых в городе подавляющее большинство (90 процентов), нельзя получить регистрацию без предъявления договора купли-продажи с чеком об оплате и еще без выписки из реестра собственности, которую, по нашей бюрократической практике, нужно получать целый год. И нужно предъявить маршрутные листы, подтверждающие так называемые цензы плавания. А у нас есть и трофейные яхты — та же бывшая «Надежда»: что, надо сперва раскопать могилу Геринга, чтобы узнать, где и как он яхту приобрел?

Второе. Выйти в Неву петербургские яхты не могут, потому что СППС не перезаключил договор с городской администрацией на водопользование.

— Без аукциона сделать это по правилам нельзя. Однако КРТИ два года не может его провести, — говорит Алексеев. — Мы уже заплатили 600 тысяч рублей штрафа за отсутствие нового договора, ничего с этим сделать не можем.

Кстати, именно по этим же причинам яхты «Крузенштерн» и «Мир», рассказывают моряки, ушли из Петербурга в дальние походы, на международные регаты.

— Действительно, «Ленинграду» по новому закону на воду тоже не выйти, — констатировал Владимир Логинов. — Он не прошел под регистрацию в Государственной инспекции по маломерным судам (ГИМС).

Зато у брига «Tre Kronor», похоже, все в ажуре с разрешительной документацией — и в том числе на пользование невской водой.

На «Алых парусах» роль галеона «Секрет» исполняли

Парусник «Мир» (2007 год). Построен на судоверфи в Гданьске в 1982 году. Судно учебное — для прохождения плавательной практики курсантов судоводительского факультета ГМА им. адмирала С. О. Макарова и участия в гонках парусных судов. На нем проходили практику от 70 до 140 кадетов бывшего СССР, а также Англии и США.

Шхуна «Надежда» («Ленинград»). Это была немецкая трофейная шхуна «Дер Зеетойфель» (что в переводе с немецкого означает «морской черт»), которая в 1930-х годах принадлежала графу Феликсу фон Люкнеру — ведущему германскому «корсару» Первой мировой войны (позже она стала морской резиденцией Геббельса, Деница и Гиммлера). Это первый корабль, совершивший кругосветное плавание под флагом с нацистской символикой. Впоследствии, как военный трофей, шхуна была передана Нахимовскому училищу и переименована в «Надежду».

«Кодор», трехмачтовая бермудская шхуна. Построена на верфи в Турку в 1951 году. Этот парусник-долгожитель находился в эксплуатации около 30 лет — фантастический возраст для деревянного судна, построенного с расчетом двадцатилетнего срока плавания. С курсантами на борту «Кодор» побывал в водах Атлантического океана и 11 морей.

Фрегат «Штандарт». Копия корабля, построенного Петром I в 1703 году. Учебное судно.

Бриг «Tre Kronor».

Длина корпуса — примерно 50 метров. Высота мачт — от 24 до 36 метров. Материал корпуса — 544 кубических метра пиломатериалов из цельных стволов дуба (общим количеством тысяча штук!), пропиленных и рубленных так, чтобы сохранить натуральную кривизну их волокон. Железные штуковины, скрепляющие части корпуса, — это 17 000 гальванизированных 6 — 8-дюймовых гвоздей и 5000 болтов с контргайками, а также шайбы. Для пропитки корпуса применены льняное масло, скипидар и разные пигменты, которые используют в обработке древесины.

Палуба брига сделана из сибирской лиственницы. На ее изготовление отгрохано 1800 погонных метров досок длиной от 4 до 6 метров. Обшивка «костяка» — уже доски дубовые, толщиной 2,5 дюйма (6,2 сантиметра) и длиной от 4 до 14 метров. Планшир (брус по верхнему краю борта) — 3-дюймовый (8,8 см). Всего на обшивку пошло 1837 погонных метров досок (точнее, ни много ни мало — 252 штуки).

Шпангоуты изготовлены из 6-дюймового дуба диаметром 0,53 метра. 53 скрепленных болтами двойных шпангоута, из них 40 из целикового леса, а также 13 полушпангоутов и 3 поворотных шпангоута.

Аренда брига «Tre Kronor» (в шведских территориальных водах):

- за 4 часа плавания — 40 тысяч шведских крон (ок. 4640 евро);

- 7 часов — 60 тысяч (6960 евро);

- сутки — 80 тысяч крон (9280 евро).

Прим. Цены — без учета стоимости питания на борту, которое оплачивается отдельно.

↑ Наверх